1. Главная / Новости / Прямая речь 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| прямая речь | печать | 473

Алексей Куринный (КПРФ): лекарственное страхование – это не какое–то там далёкое будущее, это необходимая вещь, которую необходимо внедрять в ближайшие годы

Загрузка плеера

Уважаемые коллеги, сегодня нам предстоит рассмотреть на «правительственном часе» весьма интересную тему, связанную с лекарственным обеспечением. Дело в том, что лекарства поистине изменили жизнь человечества, я напомню вам, вакцины, антибиотики, изобретение инсулина позволило сегодня жить десяткам, сотням миллионов наших граждан, ну и жителей всей в принципе нашей планеты. Основная часть медицинской помощи сегодня, эффективность медицинской помощи зависит от современных лекарственных препаратов, от их возможности получить, от их доступности, естественно, и от их качества.

О доступности и качестве медицинской помощи, о доступности и качестве лекарств, в частности, сегодня будет говорить Вероника Игоревна (Скворцова – прим. ред.). Поэтому в преддверии её выступления, в преддверии её данных мы всё–таки расскажем о некоторых моментах, которые, на наш взгляд, требуют особого внимания всей Государственной Думы.

В частности, продолжительность жизни, смертность, показатели качества жизни поставлены одними из условий (я прошу внимания) в указе президента, майском указе президента, и выполнить их сегодня без современного лекарственного обеспечения будет практически нереально.

С другой стороны, проблема лекарственного обеспечения – это проблема национальной безопасности. Если современное государство не способно на своей территории, своими силами, силами своих организаций обеспечить производство самых необходимых лекарственных препаратов, оно не может считаться независимым в полной мере, оно не может считаться современным.

Что касается качества лекарственных препаратов, можно сказать, что здесь Министерство здравоохранения сделало большой шаг вперёд. Мы говорим и о вопросах регистрации препаратов, мы говорим о вопросе маркировки (сегодня будет об этом Вероника Игоревна говорить), которая введена с 1 января 2020 г. Мы говорим о вопросе регулирования цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты, и здесь всё относительно благоприятно. Тоже касается и контроля качества. Лаборатории в последнее время построены.

Но если мы будем говорить о доступности лекарственных препаратов, то здесь, к сожалению, похвастаться особенно нечем. Только один из шести сегодня больных с хроническими заболеваниями сердечно-сосудистыми получает современную, эффективную медикаментозную терапию в РФ. Только 20% наших больных онкологическими заболеваниями, нуждающихся в получении таргетных лекарственных препаратов, их получают. Только 2% современного рынка лекарственных препаратов в РФ составляют новейшие и, скажем так, инновационные лекарственные препараты, в то время как в современных странах Европы это 15% (это весьма важно).

В части востребованности лекарственного обеспечения 50% наших граждан старше 50 лет получают сегодня... должны получать сегодня системно, регулярно лекарственную терапию. После 65 лет этот процент повышается до 90%. То есть девять из десяти граждан, достигших возраста 65 лет, должны получать регулярно, системно современную лекарственную терапию для того, чтобы достигнуть соответствующих показателей. Если мы говорим о причинах этой низкой доступности, первое, это доходы. Безусловно, 3-4 тыс. это минимально необходимый на сегодня набор лекарств стандартный при сердечно-сосудистых заболеваниях, и пенсия 12-14 тыс. это несопоставимые вещи и, естественно, не все себе могут позволить эти самые лекарственные препараты.

Второе. Льготное лекарственное обеспечение – это, собственно, наши уже полномочия, государственные. Я обращаю ваше внимание, что по 178 федеральному закону, это ветераны–инвалиды, официально признанный дефицит составляет 30 млрд руб. По 890 постановлению, это региональные льготники, официально признанный дефицит 50 млрд руб. Если мы сюда ещё возьмем «7 высокозатратных нозологии», если мы сюда ещё возьмем ВИЧ, если мы сюда возьмем лекарственно устойчивые формы туберкулеза, то общий дефицит официальный 90-95 млрд руб. это только в федеральном бюджете.

Ещё сложнее ситуация в стационарном сегодня звене. Выполнение, необходимость выполнения указов президента привела к тому, что часть средств, которые предназначались ранее на лекарства и на расходные материалы, сегодня ушла на зарплату, и практически все лечебные заведения испытывают с этим сложность, особенно тяжело районным больницам.

Я думаю ни для кого не секрет, что 90-95% всех заработанных средств больницами сегодня центральными и районными уходят на оплату заработной платы, соответственно, на лекарства, на расходники ничего не остается и даже крупные больницы, вот у нас Ульяновская областная клиническая больница, центральная больница, главная больница региона 4 месяца работает без лекарств. Больные вынуждены приобретать всё за свой счёт и причина этому вот недофинансирование и то, что сегодня заработная плата съедает огромную часть, ну и ещё и долги растут дополнительно, потому что всё равно вынуждены покупать.

В части контроля, который сегодня отсутствует, по большому счёту, со стороны и Министерства здравоохранения, и соответствующих региональных органов, сколько же реально не хватает? Вот эти все цифры, которые я называю, они идут в неких таких вот «тёмных отчётах», которые региональные власти отдельными письмами Министерству здравоохранения поставляют, но, к большому сожалению, Министерство здравоохранения должным образом не реагирует.

Сколько не хватает в стационарном звене, мы на сегодня не знаем, хотя все возможности есть. Практически все больницы сегодня подключены к единой системе и вычленить, сколько не хватает до стандарта и сколько реально используется вполне реально, но эти цифры, к сожалению, не озвучиваются. Я думаю, это будут колоссальные цифры, а без них невозможно принимать нормальных управленческих решений. Я думаю, это может привести вполне к новой волне оптимизаций, потому что, к большому сожалению, указы президента выполнять надо, это требуют, а вот как всю остальную деятельность осуществлять, никто не говорит.

Второе – это причины, которые сложились, почему же доступность такая низкая. Первое – конечно, мало средств, мы об этом говорим неоднократно. 4% от ВВП на здравоохранение это очень мало, это крайне мало, и даже те 66 млрд, которые собираются добавить, они ситуацию в корне не изменят.

Второе – это дефицит региональных программ государственных гарантий. Сегодня 35 регионов не выполняют федеральные нормативы, и, к сожалению, Минфин на это смотрит с закрытыми глазами, так же как и прокуратура. По 2 млрд, по 3 млрд, по 4 млрд, по 6 млрд не докладывают регионы в свою обязанную финансировать... которую они обязаны финансировать по закону, государственную медицинскую помощь, и никто на это не реагирует, абсолютно никак не реагирует, а в итоге крайними остаются люди.

Второй момент – это, безусловно, новые... Я думаю, всё-таки Вероника Игоревна будет говорить об орфанных препаратах, будет говорить о новой программе. Она всё-таки будет реализовываться централизованно. Тот закон, который мы с вами провалили, точнее, вы провалили, в любом случае будет реализован, только немножко в другом варианте, централизованные закупки будут при орфанных заболеваниях.

Вторая причина низкой доступности – это неэффективность использования тех средств, которые мы имеем. Ну, бардак с государственными закупками откровенный лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения. Цены закупочные различаются в разы в разных регионах, министерство выстраивает на сегодня и уже подготовило к вводу соответствующую систему, но, к сожалению, система, действующая система сегодня даёт огромные сбои.

Я просто проинформирую вас, 5 дней назад в моей родной Ульяновской области были арестованы сразу министр здравоохранения региональный, председатель комитета по социальной политике Законодательного Собрания и два крупных чиновника как раз за реализацию вот этих вот коррупционных схем. Всего за 3 года через эти схемы прошло 3,5 млрд руб., 300 млн прямой ущерб бюджета, ну и там обналичено уже несколько десятков миллионов рублей. Министерство здравоохранения находится в стороне от этих процессов, с одной стороны. С другой стороны, ФОМС, который территориальный фонд, говорит, мы деньги отдали, ничего не знаем. 2 года мы добивали эту проблему, находящуюся у всех, по сути, на виду, и только сейчас было возбуждено уголовное дело, и я надеюсь, все виновные понесут соответствующую ответственность.

Здесь очень важно в том плане вот эти закупки, в том плане, что централизовать закупки сегодня крайне необходимо. Вероника Игоревна сегодня будет рассказывать про то, что удалось сделать благодаря централизации по всем высокозатратным нозологиям, по ещё ряду заболеваний.

РФ сэкономила, я ещё раз повторяю, сэкономила за последние годы порядка 10 млрд руб., это только вот на официальной части закупок, 20 человек, честных людей, которые работали в одной структуре при Министерстве здравоохранения, сумели для страны сэкономить колоссальные средства.

Если то же самое будет применено на уровне закупок важнейших лекарственных препаратов через специальную структуру – будь это Минздрав, будь это Минпромторг – это позволит сэкономить ещё десятки миллиардов рублей. И такая практика есть, когда герцептин, например, Египет закупает централизованно в 3 раза дешевле, чем закупает РФ, когда противовирусные препараты Индия, благодаря государственной программе, закупает в 5 раз дешевле, чем закупает РФ, а это, повторяю, тысячи, десятки тысяч спасённых жизней. И эту программу сегодня необходимо вводить, её необходимо реализовывать, про централизацию.

Ну, и наконец, собственное производство – это ещё один вариант экономии. Если мы не имеем собственного производства, если мы не имеем полного цикла производства лекарственных препаратов, то говорить о снижении цены не приходится. Нам будут поставлять по повышенным, завышенным, сверхзавышенным ценам, и мы вынуждены будем это делать.

Поэтому нужно определить перечень тех лекарственных препаратов на уровне министерства, которые должны быть локализованы, которые должны производиться на территории нашей страны. Это вопрос и национальной безопасности, вопрос суверенитета, это вопрос независимости, и это должно быть сделано, эти предприятия должны быть с государственным участием, мы это прекрасно понимаем.

И наконец, самый важный вопрос – вопрос так называемой нечестности или, скажем так, несправедливости в части доступности лекарственных препаратов для всех. Мы абсолютно убеждены, что лекарственное страхование – это не какое-то там далёкое будущее, это необходимая вещь, которую необходимо внедрять в ближайшие годы. В противном случае страна уже разделилась на регионы, которые могут обеспечить своих больных, а их всего три, и те, которые этого сделать не могут, те регионы, в которых больные имеют право на жизнь и сохранение здоровья, и те регионы, в которых этого права нет.

Ставить сегодня зависимость жизни, зависимость получения здоровья, зависимость качества жизни от места проживания или от доходов человека неправильно. Поэтому программа лекарственного страхования должна быть реализована в ближайшее время, несмотря на все сложности, несмотря на все препятствия, и я думаю, Министерство здравоохранения должно этим заняться в самые сжатые сроки.

Выступление на пленарном заседании ГД 3 июля 2018 г.