1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 276

Смертность снижается, убыль населения продолжается, подтасовки статистики учащаются

РАНХиГС и Институт Гайдара представили новый номер «Мониторинга экономической ситуации в России. Тенденции и вызовы социально-экономического развития». Отдельная глава исследования посвящена проблеме с отчетностью социальном секторе. Эксперты рассматривают данные по уровню смертности в РФ. И при их анализе возникает подозрение, что в ряде регионов причины смерти указываются не корректно, а - в угоду составления позитивной отчетности об исполнении указаний власти о снижении, скажем, смертности от болезней системы кровообращения. В прошлом году сокращалась смертность от ряда болезней, но росла – от «прочих» причин на сопоставимый процент.

По имеющимся данным статистики за январь-ноябрь 2017 г. видно, что в России наблюдалась естественная убыль населения. За 11 месяцев число умерших превысило число родившихся на 122 тыс. человек, хотя смертность населения продолжает медленно снижаться.

Основной причиной смертности в России остаются болезни системы кровообращения. Однако анализ региональной статистики причин смерти выявляет проблему корректности получаемой в ряде случаев информации.

По предварительным данным Росстата, в январе-ноябре 2017 г. в России число умерших составило 1678 тыс. человек, что на 2,7% меньше, чем за аналогичный период 2016 г. Общий коэффициент смертности населения – 12,5%.

Исследователи отмечают, что разрыв между минимальным и максимальным общим коэффициентом смертности населения в регионах России за январь-ноябрь 2017 г. составляет 14,5%. Общий коэффициент смертности сильно зависит от структуры населения, и такая его дифференциация объясняется в том числе и особенностями половозрастного состава населения региона.

Регионы с высокой долей населения старших возрастов (Псковская, Новгородская, Тверская области) в 2017 г. демонстрируют высокий общий коэффициент смертности (от 16,9 до 17,6%), а наименьшие показатели наблюдаются в регионах с более молодой структурой населения: в Республике Ингушетия (3,1%), Чеченской Республике (4,6%) и Ямало-Ненецком АО (4,9%).

Авторы мониторинга отмечают: «Для более объективной оценки смертности, исключающей влияние возрастной структуры населения, используется стандартизированный коэффициент. Рассчитанный по регионам за 2016 г. он показывает несколько иную картину: к регионам с высокой смертностью относятся Чукотский автономный округ, Республика Тыва, Еврейская автономная область. Минимальный стандартизованный коэффициент в 2016 г. наблюдался в Воронежской области, Республике Ингушетия и Москве».

Статистика показывает, что основной причиной смертности в России остаются болезни системы кровообращения (47%). Но любопытно, что за январь-ноябрь 2017 г. на второе место выходят прочие причины смерти (20% всех умерших), которые включают в себя «другие классы болезней», болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ и болезни нервной системы.

Новообразования занимают третье место

Снижение смертности в январе-ноябре 2017 г. затрагивает все основные причины: от внешних причин смертность сократилась на 9,3%, от болезней органов дыхания – на 11,5%, от болезней органов пищеварения – на 5,7%, от новообразований – на 2,2%, от болезней системы кровообращения – на 4,1%, от инфекционных и паразитарных болезней – на 1,3%.

Исключением является показатель смертности от прочих причин. Смертность в данной группе повысилась на 5,8%. Авторы мониторинга пишут, что «Пока еще трудно судить, почему выросла смертность от этих причин. Подробные данные будут доступны лишь летом 2018 г.».

Но известны более ранние данные. В предыдущие годы большyю долю прочих причин занимали болезни нервной системы (13353 умерших, 30% от прочих причин в 2007 г.), болезни мочеполовой системы (10211 человек, 23% в 2007 г.), болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (9742 человека, 22% в 2007 г.). К 2016 г. число умерших от этих болезней в разы выросло ): от болезней нервной системы оно составило 83925 человек (52% умерших от прочих причин смерти), от болезней мочеполовой системы – 17928 человек (11%), болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ – 33711 человек (21%).

За период 2011–2016 гг. незначительно, но снизился коэффициент смертности от болезней системы кровообращения, новообразований, внешних причин (например, ДТП). Ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) в России выросла на 2 года (в том числе у мужчин на 2,46 года, у женщин – на 1,45 года).

Расчет компонентов изменения ОПЖ, оценивающих влияние смертности в определенных возрастах и от определенных причин, показывает, что за 2011–2016 гг. ожидаемая продолжительность жизни в России выросла преимущественно за счет сокращения смертности от болезней системы кровообращения в старших возрастах (на 2 года). Одновременно с положительным влиянием на рост ОПЖ этого фактора динамика показателя испытывала отрицательное влияние возросшей смертности от прочих причин в старших возрастах (-0,8 года), инфекционных и паразитарных болезней (-0,01 года)

Кроме того, повышение ожидаемой продолжительности жизни происходило за счет сокращения смертности от внешних причин в молодых трудоспособных возрастах (0,6 года) и новообразований в старших возрастных группах (0,15 года).

Авторы мониторинга отмечают, что время регионы, которые «отличаются высокой смертностью от прочих причин, демонстрируют низкие показатели смертности от, по сути, главной ее причины – болезней системы кровообращения (например, Республика Мордовия – наивысший показатель смертности от прочих причин и один из самых низких показателей смертности от болезней системы кровообращения). Нельзя исключить, что этот феномен связан со стремлением регионов достичь целевых показателей майских указов президента 2012 г. и Концепции демографической политики РФ до 2025 г. В условиях, когда органы власти ставят цели по снижению смертности от болезней системы кровообращения до запланированных уровней, региональный разрыв в показателях смертности от этих причин может увеличиться».

Ученые предлагают разработать региональные (и, возможно, более реалистичные) целевые показатели, учитывающие особенности территорий и не провоцирующие на использование статистических ухищрений. Исследователи призывают анализировать корректность поступающей из регионов статистической информации и проводить детальный анализ показателей смертности и правильности кодирования причин смерти. Кроме того, ученые считают, что следует усилить ответственность за предоставление недостоверных отчетов о причинах смерти.