1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 45

Постановление по делу № А71-10990/2016

Арбитражный суд Уральского округа постановление от 05.07.2017 № Ф09-3633/17

Резолютивная часть постановления объявлена 28 июня 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 05 июля 2017 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Васильченко Н.С.,

судей Тимофеевой А.Д., Черкасской Г.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества «Страховое общество газовой промышленности» (далее - общество «СОГАЗ») на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 03.11.2016 по делу № А71-10990/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель общества «СОГАЗ» - Петровская И.В. (доверенность от 25.07.2016).

Общество «СОГАЗ» обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Мебельная фабрика Кама» (далее - общество «Мебельная фабрика Кама») о признании недействительным договора страхования имущества юридических и физических лиц от огня и других опасностей от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 (далее - договор от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381).

На основании норм ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено публичное акционерное общество «МТС-Банк» (далее - общество «МТС-Банк»).

Решением суда от 03.11.2016 (судья Бакулев С.Ю.) в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017 (судьи Зеленина Т.Л., Дюкин В.Ю., Полякова М.А.) решение суда оставлено без изменения.

Общество «СОГАЗ» обратилось с кассационной жалобой, в которой просит указанные решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Как указывает заявитель жалобы, ответчиком при заключении договора от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 были представлены заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

Общество «СОГАЗ» не согласно с выводом судов об отсутствии в материалах дела достоверных и достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что спорный договор заключен под влиянием обмана. Так, ссылаясь на ст. 37 Федерального закона от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности», п. 2, 49, 61, 63 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 № 390 «О противопожарном режиме», п. 6 ст. 6 Федерального закона от 22.07.2008 № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», ст. 13 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», заявитель жалобы указывает, что генеральный директор общества «Мебельная фабрика Кама» в силу закона и занимаемой им должности располагал сведениями о состоянии систем пожарной сигнализации, что установлено судами, ответчиком не опровергнуто. При таких обстоятельствах, как полагает общество «СОГАЗ», подписывая заявление о страховании имущества от 23.09.2015 с недостоверными данными, директор ответчика действовал умышленно в целях уменьшения страховой премии.

Кроме того, заявитель жалобы отмечает, что в нарушение норм п. 4 ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судами в обжалуемых судебных актах не приведены мотивы, по которым не приняты в качестве доказательств предоставления ложных сведений: заявление на страхование, подписанное генеральным директором общества «Мебельная фабрика Кама» Кудриным А.А., акт осмотра места события и заключение общества с ограниченной ответственностью «Аджастинговое Агентство «ПАРУС» (далее - общество «Аджастинговое Агентство «ПАРУС») от 29.02.2016 № 27.16.00571.

По мнению общества «СОГАЗ», суды необоснованно возложили ответственность за использование при заключении договора страхования недостоверных сведений на истца, тогда как ни законом, ни договором не предусмотрена обязанность страховщика проверять достоверность указываемых страхователем сведений при заключении договора.

Как установлено судами и следует из материалов дела, обществом «СОГАЗ» (страховщик) и обществом «Мебельная фабрика Кама» (страхователь) 23.09.2015 заключен договор страхования имущества юридических и физических лиц от огня и других опасностей № 4915 РТ 0381, предметом которого является страхование имущества, указанного в п. 1.3 данного договора страхования, в соответствии с письменным заявлением страхователя на страхование имущества от 23.09.2015, которое является неотъемлемой частью договора страхования.

По договору застраховано нежилое помещение площадью 1612 кв. м, расположенное по адресу: Удмуртская Республика, г. Ижевск, проезд Дерябина, дом 2/65 (п. п. 1.1, 1.3 указанного договора).

Согласно п. 3.1, 3.2, 8.1 страховая сумма по рискам, указанным в договоре страхования, определена в размере 14 907 100 руб.; период страхования сторонами согласован с 24.09.2015 по 23.09.2016.

Обществом «Мебельная фабрика Кама» было заявлено о пожаре, произошедшем 12.12.2015 в здании, расположенном по адресу: г. Ижевск, проезд Дерябина, дом 2/65, в результате которого застрахованный объект был поврежден огнем.

Факт произошедшего пожара подтверждается актом о пожаре от 12.12.2015, составленным по факту ликвидации последствий наступления заявленного события, в котором указывается на отсутствие факта применения пожарной автоматики при тушении пожара.

Из документов компетентных органов, составленных по факту пожара, а именно: из технического заключения от 11.01.2016 № 3 и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 11.01.2016, следует, что наиболее вероятной причиной возникновения пожара является тепловое проявление аварийного режима работы электрооборудования, что привело к воспламенению горючих элементов в северо-западной части помещения мебельной фабрики «Кама».

Как утверждает общество «СОГАЗ», обществом «Мебельная фабрика Кама» при заключении договора от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 были сообщены заведомо ложные сведения относительно застрахованного помещения, в частности, в разделе 8 «Меры противопожарной безопасности» заявления на страхование от 23.09.2015 было указано, что застрахованное здание имеет исправную систему автоматической пожарной сигнализации (АПС) с тепловыми пожарными извещателями, которыми оборудованы все помещения истца (п. 8.1, 8.2, 8.3 данного заявления).

При осмотре помещений экспертами общества «Аджастинговое Агентство «ПАРУС» ни одного элемента автоматической системы водяного пожаротушения обнаружено не было, что прямо свидетельствует о том, что помещение не было оборудовано системами автоматической пожарной сигнализации и автоматического пожаротушения.

Указанное обстоятельство также подтверждается заключением эксперта от 29.02.2016 № 27.16.00571.

Письмом № СГ-81915 общество «СОГАЗ» запросило у общества «Мебельная фабрика Кама» документы, подтверждающие соблюдение мер противопожарной безопасности, данные о противопожарной защите - договор на установку охранно-пожарной сигнализации, информацию о срабатывании сигнализации.

В ответ на этот запрос общество «Мебельная фабрика Кама» сообщило, что помещение не было оборудовано охранно-пожарной сигнализацией.

Полагая, что заключенный с ответчиком договор от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 является недействительным в связи с сообщением страхователем при заключении договора заведомо ложных сведений о застрахованном имуществе, общество «СОГАЗ» обратилось в арбитражный суд с соответствующим исковым заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из недоказанности истцом факта заключения спорного договора под влиянием обмана, умышленного сообщения страхователем страховщику заведомо ложных сведений.

Суд апелляционной инстанции с выводами, изложенными в решении, согласился, признал их законными и обоснованными.

Изучив доводы заявителя кассационной жалобы, суд кассационной инстанции полагает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 927 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В силу п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации к числу существенных условий договора страхования относятся условия о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

На основании ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

Существенными признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе (п. 1 ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если договор страхования заключен при отсутствии ответов страхователя на какие-либо вопросы страховщика, страховщик не может впоследствии требовать расторжения договора либо признания его недействительным на том основании, что соответствующие обстоятельства не были сообщены страхователем (п. 2 ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в п. 1 названной статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 названного кодекса.

Сообщение заведомо ложных сведений является основанием для оспаривания договора как сделки, совершенной под влиянием обмана (п. 1 ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 99 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» обязательным условием для применения нормы о недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, является наличие умысла страхователя на сообщение ложных сведений, а сами сведения должны иметь существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

При рассмотрении спора суды правомерно исходили из того, что в предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана входит, в частности, факт умышленного введения недобросовестной стороной другой стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки.

Арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств (ч. 1 ст. 64 и ст. 71, 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие умысла страхователя на сообщение страховщику заведомо ложных сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

При этом указывая на отсутствие оснований для удовлетворения заявленных требований, суды также исходили из того, что истец должен был знать об основаниях для признания сделки недействительной, так как в силу ст. 945 Гражданского кодекса Российской Федерации бремя истребования и сбора информации о страховом риске лежит на страховщике, он несет риск последствий заключения договора без соответствующей проверки состояния предмета страхования.

Согласно п. 1 ст. 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

Между тем в п. 13 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 № 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования» разъяснено, что использование страховщиком права на осмотр страхуемого помещения не лишает его возможности требовать признания договора страхования недействительным по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций, неиспользование страховщиком права на осмотр страхуемого помещения в данном случае не лишает его возможности требовать признания договора страхования недействительным по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из анализа п. 1.1, 1.2 договора от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 следует, что указанный договор заключен между сторонами на условиях, изложенных в договоре, Правилах страхования имущества юридических и физических лиц от огня и других опасностей в редакции от 11.11.2014, дополнительных условий № 4, и на основании заявления страхователя на страхование от 23.09.2015.

Пунктом 7.2 Правил страхования предусмотрено, что договор страхования заключается на основании письменного заявления страхователя. Заявление на страхование, изложенное в письменной форме, становится неотъемлемой частью договора страхования.

В разделе 8 «Меры противопожарной безопасности» заявления от 23.09.2015 общество «Мебельная фабрика Кама» указало, что на объекте - нежилое помещение площадью 1612 кв. м, расположенном по адресу: Удмуртская Республика, г. Ижевск, проезд Дерябина, дом 2/65, установлена исправная система автоматической пожарной сигнализации с тепловыми пожарными извещателями.

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, истцом в качестве доказательства отсутствия систем автоматической пожарной сигнализации и автоматического пожаротушения представлены акт о пожаре от 12.12.2015, составленный по факту ликвидации последствий наступления заявленного события, в котором указывается на отсутствие факта применения пожарной автоматики при тушении пожара и заключение эксперта общества «Аджастинговое Агентство «ПАРУС» от 29.02.2016 № 27.16.00571, согласно которому ни одно из помещений не было оборудовано системами автоматической пожарной сигнализации и автоматического водяного пожаротушения.

Данные обстоятельства ответчиком не опровергнуты, кроме того, из содержания письма общества «Мебельная фабрика Кама» от 15.02.2016 также следует, что помещение не было оборудовано охранно-пожарной сигнализацией.

При этом наличие либо отсутствие пожарной сигнализации в данном случае является существенным обстоятельством, влияющим на вероятность наступления страхового случая и размер возможных убытков, так как установленные договором страховые случаи включают в себя утрату, гибель (уничтожение) или повреждение застрахованного имущества, в том числе от пожара.

Учитывая вышеизложенное, поскольку при заключении договора страхования общество «Мебельная фабрика Кама» (страхователь) сообщило заведомо ложные сведения обществу «СОГАЗ» (страховщику), в результате чего последняя была введена в заблуждение относительно вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления, оснований для отказа в признании договора страхования от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 недействительным у судов не имелось.

Правовая позиция по аналогичным обстоятельствам при применении ч. 3 ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 07.10.2015 № 308-ЭС15-11827.

Статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определены полномочия суда кассационной инстанции, согласно п. 2 ч. 1 которой по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

Данное полномочие может быть реализовано судом кассационной инстанции в случае, когда фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Учитывая, что фактические обстоятельства по делу установлены достаточно полно, однако нормы материального права были применены неверно, суд кассационной инстанции на основании п. 2 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полагает возможным отменить постановление арбитражного апелляционного суда, изменить решение суда первой инстанции, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного истцом требования о признании договора от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381 недействительным.

В силу ч. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

В связи с удовлетворением кассационной жалобы общества «СОГАЗ» расходы по уплате государственной пошлины в сумме 6 000 руб. по иску, 3 000 руб. по апелляционной и 3 000 руб. по кассационной жалобам подлежат взысканию с общества «Мебельная фабрика Кама» в пользу общества «СОГАЗ» на основании ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 03.11.2016 по делу № А71-10990/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017 по тому же делу отменить.

Признать недействительным договор страхования имущества юридических и физических лиц от огня и других опасностей от 23.09.2015 № 4915 РТ 0381, заключенный между акционерным обществом «Страховое общество газовой промышленности» и обществом с ограниченной ответственностью «Мебельная фабрика Кама».

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Мебельная фабрика Кама» в пользу акционерного общества «Страховое общество газовой промышленности» 6 000 руб. в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины по иску, 3000 руб. в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе, 3000 руб. в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Н.С.ВАСИЛЬЧЕНКО

Судьи
А.Д.ТИМОФЕЕВА
Г.Н.ЧЕРКАССКАЯ