1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 814

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Производственная компания "Возрождение" на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 1 статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации

Конституционный Суд РФ определение от 03.07.2014 № 1555-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
заслушав заключение судьи К.В. Арановского, проводившего на основании «статьи 41» Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "Производственная компания "Возрождение",

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "Производственная компания "Возрождение" оспаривает конституционность положения «пункта 1 статьи 391» Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому налоговая база по земельному налогу определяется в отношении каждого земельного участка как его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом.

Из жалобы и приложенных к ней документов, а также из материалов, дополнительно полученных Конституционным Судом Российской Федерации при ее изучении, следует, что вступившим в законную силу решением от 6 марта 2012 года Арбитражный суд Кемеровской области удовлетворил исковые требования ООО "Производственная компания "Возрождение" к Федеральной кадастровой палате и Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Кемеровской области и установил кадастровую стоимость земельного участка, принадлежащего истцу, в размере его рыночной стоимости, определенной отчетом оценщика по состоянию на 26 июля 2010 года в сумме 3 161 000 руб.

Полагая, что кадастровая стоимость этого земельного участка, ранее установленная (утвержденная) в размере 9 927 228 руб. постановлением коллегии Администрации Кемеровской области от 27 ноября 2008 года N 520 "О государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов Кемеровской области", более не подлежит применению при исчислении налоговой базы по земельному налогу, ООО "Производственная компания "Возрождение" представило в налоговый орган уточненную налоговую декларацию, в которой исчислило указанный налог за 2011 год в сумме 47 415 руб., а ранее исчисленный (по первоначальной налоговой декларации) налог в сумме 148 908 руб. заявило к уменьшению на 101 493 руб. Налоговый орган, однако, не согласился с доводами ООО "Производственная компания "Возрождение" о перерасчете налоговой базы по земельному налогу и, полагая, что она составляет 9 927 228 руб. (сумма, установленная государственной кадастровой оценкой и действительная на 1 января 2011 года), решением от 20 июля 2012 года, вынесенным по результатам налоговой проверки, обязал общество уплатить недоимку, а также штраф и пени за занижение налоговой базы и неправильное исчисление налога. Вышестоящий налоговый орган отказал в удовлетворении апелляционной жалобы ООО "Производственная компания "Возрождение" и оставил это решение без изменения. Арбитражный суд Кемеровской области решением от 12 ноября 2012 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, отказал в признании незаконными взыскания с него недоимки и привлечения к налоговой ответственности. В пересмотре дела в порядке надзора Высший Арбитражный Суд Российской Федерации «определением» от 4 июля 2013 года также отказал.

Оснований к применению кадастровой стоимости земельного участка, установленной в размере его рыночной стоимости, для исчисления налоговой базы по земельному налогу за 2011 год суды не нашли. Как указывалось в решении арбитражного суда первой инстанции, принятом со ссылкой на оспариваемое положение «пункта 1 статьи 391» Налогового кодекса Российской Федерации, кадастровая стоимость земельного участка в размере его рыночной стоимости (в сумме 3 161 000 руб.) установлена решением арбитражного суда в 2012 году, вследствие чего она будет подлежать применению при расчете земельного налога за 2013 год и не может быть учтена в качестве налоговой базы при его расчете за 2011 год.

По мнению заявителя, оспариваемое «законоположение» противоречит Конституции Российской Федерации, ее «статьям 19 (часть 1)», «45», «46 (часть 1)» и «57», поскольку по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, оно не позволяет пересматривать налоговую базу по земельному налогу путем подачи уточненной налоговой декларации в случае определения судом "законной" кадастровой стоимости земельного участка за предыдущий период.

2. Конституция Российской Федерации, ее «статья 57», обязывает каждого платить законно установленные налоги и сборы. Этой обязанности, согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в «Постановлении» от 17 марта 2009 года N 5-П, соответствует право каждого не быть принужденным к уплате налогов и сборов, не отвечающих приведенному конституционному установлению, в частности, обязанность платить налоги следует понимать как обязанность уплачивать их в размере не большем, чем это установлено законом.

Согласно «статье 75 (часть 3)» Конституции Российской Федерации общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом, притом что в силу «Постановления» Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года N 17-П свобода законодательного усмотрения в нормативно-правовом регулировании налогов и сборов и выборе направлений и содержания налоговой политики ограничена общими и специальными конституционными принципами, предопределяющими требования к правовому регулированию, в частности в сфере экономических отношений; вытекающие из «Конституции» Российской Федерации принципы юридического равенства и справедливости, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации как правовом демократическом государстве, в том числе экономическая свобода личности, по смыслу ее «статей 1», «2», «6 (часть 2)», «8», «17 (часть 1)», «18», «19», «34», «35» и «55 (часть 3)», обусловливают необходимость правовой определенности и связанной с нею предсказуемости законодательного регулирования в области налоговых отношений, которое должно обеспечивать разумное согласование конституционных ценностей, в частности касающихся реализации фискального интереса и связанных с ним иных публично значимых интересов, с одной стороны, и создания благоприятных условий стабильности гражданского оборота, поддержания взаимного доверия между его участниками - с другой; возлагая на граждан обязанность платить законно установленные налоги и сборы, «Конституция» Российской Федерации вместе с тем гарантирует защиту их прав в тех случаях, когда налоги не являются законно установленными; экономическая свобода в ее конституционно-правовом значении, не предопределяя получение гарантированного результата от осуществления экономической деятельности, предполагает, тем не менее, защиту от рисков, связанных с произвольными и необоснованными, нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования решениями и действиями органов публичной власти, в том числе от таких изменений налогового регулирования, которые не позволяют соответствующим субъектам экономической деятельности адаптироваться к новым условиям; при этом действие критериев, вытекающих из конституционного принципа законности установления налогов и сборов, не ограничивается правовыми актами, которые в конкретной системе правового регулирования прямо отнесены к законодательству о налогах и сборах, - они имеют область применения, определяемую в соответствии с предназначением нормативных правовых актов в системе гарантий прав налогоплательщиков; предусмотренные в «статье 57» Конституции Российской Федерации гарантии оказывают воздействие на все отношения, связанные с установлением налогов и сборов, безотносительно к отраслевой принадлежности тех правовых средств, которые используются в целях налогового регулирования (установления налогов и сборов).

Что касается земельного налога, то его правовое регулирование, носящее комплексный характер и обеспечиваемое актами налогового, а также земельного законодательства, применимого для целей налогообложения, как это следует из ряда решений Конституционного Суда Российской Федерации, должно осуществляться с соблюдением вытекающих из «Конституции» Российской Федерации и получающих конкретизацию в действующем налоговом законодательстве гарантий прав налогоплательщиков; иное означало бы возможность снижения конституционных гарантий прав налогоплательщиков исключительно по формальным основаниям, связанным лишь с отраслевой принадлежностью нормативных правовых актов, применяемых для целей налогообложения, что недопустимо («постановление» от 2 июля 2013 года N 17-П; определения от 3 февраля 2010 года «N 165-О-О», от 1 марта 2011 года N «280-О-О» и т.д.).

3. Земельный налог, согласно Налоговому «кодексу» Российской Федерации, является местным налогом «(статья 15)», устанавливается названным Кодексом «(глава 31)» и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законодательных (представительных) органов государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) «(пункт 1 статьи 387)», которые при этом определяют налоговые ставки в пределах, предусмотренных Налоговым «кодексом» Российской Федерации, порядок и сроки уплаты земельного налога, а также налоговые льготы, основания и порядок их применения «(пункт 2 статьи 387)».

Налоговым «кодексом» Российской Федерации закреплено, что налоговая база по земельному налогу - это кадастровая стоимость земельных участков, признаваемых объектом налогообложения, которая определяется в соответствии с земельным законодательством Российской Федерации «(статья 390)»; она определяется в отношении каждого земельного участка как его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом; налогоплательщики-организации определяют налоговую базу самостоятельно на основании сведений государственного кадастра недвижимости о каждом земельном участке, принадлежащем им на праве собственности или праве постоянного (бессрочного) пользования («пункты 1» и «3 статьи 391»); налоговым периодом признается календарный год «(пункт 1 статьи 393)».

3.1. В силу «статьи 66» Земельного кодекса Российской Федерации для установления кадастровой стоимости земельных участков проводится государственная кадастровая оценка земель; органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации утверждают средний уровень кадастровой стоимости по муниципальному району (городскому округу) «(пункт 2)»; при этом в случаях определения рыночной стоимости земельного участка его кадастровая стоимость устанавливается равной его рыночной стоимости «(пункт 3)».

Приведенные законоположения предусматривают, таким образом, преимущество, в том числе для целей налогообложения, в применении кадастровой стоимости, равной рыночной стоимости земельного участка, перед кадастровой стоимостью земельных участков, установленной по результатам государственной кадастровой оценки земель.

Само по себе такое регулирование не означает, однако, что государственная кадастровая оценка земель лишена экономических оснований и не связана с рыночной стоимостью земельных участков. Как следует из Федерального «стандарта» оценки "Определение кадастровой стоимости объектов недвижимости (ФСО N 4)" (утвержден приказом Минэкономразвития России от 22 октября 2010 года N 508), под кадастровой стоимостью понимается установленная в процессе государственной кадастровой оценки рыночная стоимость объекта недвижимости, определенная методами массовой оценки, или, при невозможности определения рыночной стоимости методами массовой оценки, - рыночная стоимость, определенная индивидуально для конкретного объекта недвижимости в соответствии с законодательством об оценочной деятельности «(пункт 3)». Преимущество же применения рыночной стоимости земельных участков, определяемой в силу «пункта 1 статьи 66» Земельного кодекса Российской Федерации по правилам законодательства об оценочной деятельности, состоит, в частности, в том, что ее устанавливают в отношении конкретных земельных участков, а это предполагает большую точность по сравнению с массовой оценкой.

В то же время установление кадастровой стоимости земельного участка равной его рыночной стоимости, будучи законным способом уточнения одной из основных экономических характеристик указанного объекта недвижимости, в том числе в целях налогообложения, само по себе не опровергает предполагаемую достоверность ранее установленных результатов государственной кадастровой оценки земель. Так, из «части восьмой статьи 24.19» Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" следует, что установление в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости образует иное основание пересмотра результатов определения кадастровой стоимости, нежели недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при ее определении. Исправление ошибок в государственном кадастре недвижимости, предусмотренное «статьей 28» Федерального закона от 24 июля 2007 года N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", а именно технических ошибок «(пункт 1 части 1)» и кадастровых ошибок в сведениях (в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр) «(пункт 2 части 1)», также осуществляется по иным основаниям, нежели наличие расхождений в стоимости объекта недвижимости, вызванное разными методами и условиями его оценки, притом что сведения о кадастровой стоимости объекта недвижимости относятся к сведениям государственного кадастра недвижимости о таком объекте «(пункт 11 части 2 статьи 7)».

3.2. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации правовое регулирование, закрепляющее использование для проведения государственной кадастровой оценки земельных участков главным образом методов массовой оценки, но не исключающее использование индивидуально определенной рыночной стоимости, само по себе не может рассматриваться как нарушающее принцип равного налогообложения и не предусматривает возможность дискриминационного и произвольного характера определения налоговой базы по земельному налогу («Определение» от 1 марта 2011 года N 280-О-О и др.).

Оспариваемое заявителем положение «пункта 1 статьи 391» Налогового кодекса Российской Федерации - в системной взаимосвязи с приведенными правилами земельного законодательства и законодательства об оценочной деятельности - также не предполагает установление недостоверной, экономически не обоснованной налоговой базы по земельному налогу. Это «законоположение», связывая определение налоговой базы по земельному налогу именно с кадастровой стоимостью соответствующего земельного участка, вместе с тем не лишает налогоплательщика права на установление кадастровой стоимости такого объекта в размере, равном ее рыночной стоимости, также как и права оспаривать в целях защиты своих интересов недостоверные результаты определения кадастровой стоимости земельного участка, ему принадлежащего, или ошибки в кадастровых сведениях.

3.3. Заявитель усматривает неконституционность оспариваемого им «законоположения» также в том, что это положение препятствует ему в восстановлении прав плательщика земельного налога, нарушенных установлением кадастровой стоимости принадлежащего ему земельного участка в размере, превышающем его рыночную стоимость.

Между тем, как следует из материалов, изученных Конституционным Судом Российской Федерации, при рассмотрении дела заявителя судами исследовался вопрос о возможности пересмотра налоговой базы по земельному налогу. Проверка же законности и обоснованности судебных решений, как связанная с исследованием и установлением фактических обстоятельств, включая сопоставление данных кадастровой и рыночной оценки земельного участка, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации («статья 125» Конституции Российской Федерации и «статья 3» Федерального конституционного закона "О Конституционном суде Российской Федерации").

При таких обстоятельствах нет оснований для вывода о том, что оспариваемое заявителем положение «пункта 1 статьи 391» Налогового кодекса Российской Федерации нарушило в конкретном деле его конституционные права. Соответственно, Конституционный Суд Российской Федерации не может принять к рассмотрению его жалобу, поскольку она не отвечает критериям допустимости обращений, установленным Федеральным конституционным «законом» "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Изложенное вместе с тем не исключает возможности совершенствования законодательного регулирования государственной кадастровой оценки в части процедур и сроков установления кадастровой стоимости земельного участка исходя из его рыночной стоимости. Исходя из изложенного и руководствуясь «пунктом 2 статьи 43» и «частью первой статьи 79» Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации


определил:


1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Производственная компания "Возрождение", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного «закона» "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН