1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 52

Можно ли потребовать неустойку и проценты по ст. 395 ГК РФ, если договор расторгнут?

Между компаниями заключен договор строительного подряда на строительство пристройки к зданию заказчика. Подрядчик выполнил только первые два этапа (из четырех), причем со значительным нарушением сроков. Заказчик направил уведомление о расторжении договора. Сейчас заказчику нужно подать иск в суд. В договоре предусмотрена неустойка за нарушение срока выполнения работ. Что можно требовать в этом случае: договорную неустойку до даты фактической оплаты или договорную неустойку до даты расторжения договора вместе с процентами по ст. 395 ГК РФ с даты расторжения и до фактической оплаты?

Заказчик вправе требовать договорную неустойку за нарушение срока выполнения работ, даже если договор расторгнут, но только за период до даты расторжения договора. С вариантом взыскания договорной неустойки до расторжения договора и процентов за пользование чужими денежными средствами с даты расторжения и до фактической оплаты суд вряд ли согласится.

При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (п. 2 ст. 453 ГК РФ).

Пленум ВАС РФ указывал, что при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Вместе с тем условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора (например, гарантийные обязательства в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору; условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве и т.п.) либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения (например, об условиях возврата предмета аренды после расторжения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и т.п.), сохраняют свое действие и после расторжения договора; иное может быть установлено соглашением сторон (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора»).

В данном случае в договоре строительного подряда, скорее всего, не было предусмотрено, что неустойку за нарушение срока выполнения работ можно требовать и после расторжения договора. Если исходить из этого, то получается, что заказчик может заявить иск о взыскании неустойки только до даты расторжения договора.

Такую же позицию занял ВС РФ: три компании заключили соглашение о перемене лица в обязательстве. В итоге новый генподрядчик принял на себя обязательства по договору строительного подряда. В рамках исполнения заключенного договора и соглашения субподрядчик получил аванс на 3,1 млн руб. В связи с существенным нарушением срока окончания работ генподрядчик направил субподрядчику претензию, в которой указал о расторжении договора в одностороннем порядке.

Впоследствии генподрядчик подал иск в суд о взыскании с субподрядчика неотработанного аванса в размере 657 000 руб., а также неустойки за нарушение сроков выполнения работ. Субподрядчик заявил встречный иск о взыскании задолженности в связи с невыплатой генподрядчиком единовременно аванса в размере 4,6 млн руб. в срок не позднее пяти рабочих дней со дня начала выполнения работ, а также неустойки в связи с просрочкой уплаты аванса.

Суды трех инстанций частично удовлетворили первоначальный иск генподрядчика, в том числе о взыскании неустойки за нарушение срока выполнения работ до даты оплаты, то есть фактически после даты расторжения договора. Встречный иск был оставлен без удовлетворения.

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций. Она отметила, что суды правомерно взыскали с субподрядчика по первоначальному иску сумму неотработанного аванса, а также неустойку в связи с допущенной просрочкой в выполнении согласованных работ.

Однако коллегия ВС РФ не согласилась с периодом взыскания неустойки. Стороны согласовали в договоре строительного подряда условие о том, что при нарушении договорных обязательств субподрядчик уплачивает генподрядчику за нарушение сроков производства работ неустойку в размере 0,1% от цены договора за каждый день просрочки, но не более 20% от цены договора или штраф 1% от цены договора за каждый факт нарушения сроков выполнения работ (независимо от количества дней просрочки), но не более 10% от цены договора. Договор подряда был расторгнут генподрядчиком на основании ст. 715 ГК РФ уведомлением от 08.04.2019. Поэтому обязанность по выполнению обусловленных договором работ у субподрядчика прекратилась.

Генподрядчик предъявил требование о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения работ за период с 16.07.2018 (срок выполнения работ) по 08.11.2019 (дата обращения в суд с иском), то есть и за период после прекращения действия договора. Суды, признавая обоснованным этот период начисления неустойки, не учли, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (п. 2 ст. 453 ГК РФ).

Поскольку суды нижестоящих инстанций взыскали неустойку за период, исключающий ее начисление, СКЭС ВС РФ отменила судебные акты в части удовлетворения иска о взыскании неустойки в размере 316 000 руб. и направила дело на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 18.06.2021 № 305-ЭС21-3743 по делу № А40-296236/2019).

Аналогичная позиция содержится в постановлениях Арбитражного суда Центрального округа от 06.07.2021 по делу № А64-2551/2020, Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2021 по делу № А08-6759/2020.

При этом взыскать неустойку до даты расторжения и проценты за пользование чужими денежными средствами после этой даты тоже вряд ли получится.

СКЭС ВС РФ рассматривала похожую ситуация и решила, что это недопустимо, если условие о взыскании процентов помимо зачетной неустойки не предусмотрено в договоре. В частности, она указала, что обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было. Стороны при заключении договоров согласовали договорную неустойку и не предусмотрели условие о взыскании помимо зачетной неустойки процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. Вступившим в законную силу решением суда было установлено наличие договорного долга, а при расторжении договора сохраняются акцессорные договорные условия. Поэтому взыскать с ответчика можно было только договорную неустойку. Дело было направлено на новое рассмотрение. При пересмотре истец не изменил исковые требования (не явился в суд). В итоге первая инстанция взыскала только неустойку и отказала во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ (Определение ВС РФ от 21.01.2020 № 305-ЭС19-16367 по делу № А41-76713/2018).