1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 396

Срочный трудовой договор с беременной женщиной

В компании трудилась женщина по срочному трудовому договору. По истечении срока договора она была уволена, так как никакого заявления о продлении договора от нее не поступило. Затем выяснилось, что на момент увольнения работница была уже беременна. По ее мнению, у компании не было права ее увольнять. Так ли это?

Сразу скажем, что данный вопрос является спорным. Анализ арбитражной практики показывает, что у судов единой позиции нет.

Одни суды считают, что работодатель имеет право в рассматриваемой ситуации уволить работницу по окончании срока действия срочного договора. Так, в апелляционном определении Верховного суда Республики Коми от 28.05.2018 по делу № 33-3098/2018 суд пришел к выводу, что если беременная сотрудница на момент увольнения не подавала заявление о продлении срочного трудового договора и не представила справку о своей беременности, работодатель вправе ее уволить. Расскажем об этом споре подробнее.

Работница устроилась на работу к предпринимателю. С ней был заключен трудовой договор на срок с 8 декабря 2017 г. по 9 января 2018 г. На дату окончания договора (9 января) работница предупредила работодателя о своей беременности. В этот же день она была уволена по п. 2 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора. Ознакомление с приказом об увольнении, выдача трудовой книжки и расчет произведены 11 января 2018 г.

Женщина обратилась в суд. Она полагала, что в связи с беременностью работодатель уволить ее не вправе. Кроме того, увольнение незаконно еще и потому, что о нем не было сообщено за три дня. Однако суд посчитал иначе.

Согласно ст. 261 ТК РФ в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки продлить срок действия договора до окончания беременности. Однако работница с письменным заявлением о продлении срока договора к работодателю не обращалась. А справка поликлиники, подтверждающая постановку на учет по беременности с 9 января, датирована 10 января и представлена уже после увольнения.

Что касается срока предупреждения об увольнении, то в отношении работника, трудящегося у работодателя — физлица, он определяется трудовым договором (ст. 307 ТК РФ). В данной ситуации срок предупреждения об увольнении в договоре установлен не был. То есть работодатель не обязан был сообщать об увольнении за три дня. И поскольку увольнение произведено в соответствии с соблюдением требований законодательства, суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований работницы.

Отметим, что аналогичную позицию занял Нижегородский областной суд в апелляционном определении от 20.06.2018 по делу № 33-5859/2017.

Но в арбитражной практике есть дела, в которых суды вставали на сторону работниц. Так, в апелляционном определении от 16.01.2017 по делу № 33-0880/2017 Московский городской суд признал незаконным увольнение работницы в период ее беременности, несмотря на то, что работница с заявлением о продлении срока трудового договора не обращалась и справку о своей беременности не представляла.

В пункте 27 постановления от 28.01.2014 г. № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних» Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что в силу ст. 261 ТК РФ срочный трудовой договор не может быть расторгнут до окончания беременности. Состояние беременности подтверждается медицинской справкой, предоставляемой женщиной по запросу работодателя.

Исходя из этого, Мосгорсуд сделал вывод, что обязанность работодателя по продлению срока действия трудового договора до окончания беременности прямо предусмотрена законодательством. Положения ст. 261 ТК РФ являются трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со ст. 7 и 38 Конституции РФ. Реализация положений ст. 261 ТК РФ не зависит от осведомленности работодателя о факте беременности на момент принятия решения об увольнении.

Аналогичная позиция выражена Санкт-Петербургским городским судом в апелляционном определении от 20.09.2017 № 33-18083/2017.