1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать

Генеральный директор незаконно уволил работника: можно ли взыскать с него убытки в размере выплаты за вынужденный прогул?

Бывший генеральный директор нашего акционерного общества в период исполнения своих обязанностей принял решение об увольнении работника. Работник оспорил данное решение в судебном порядке. В конечном итоге увольнение было признано незаконным. С общества в пользу работника была взыскана компенсация за вынужденный прогул, причем сумма немаленькая.
Можем ли мы взыскать данную сумму в качестве убытков с бывшего директора?

В силу п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Согласно п. 1 ст. 53.1 ГК РФ такое лицо обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Оно несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Применительно к акционерным обществам ответственность генерального директора за недобросовестное и неразумное поведение закреплена в ст. 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО).

Ответственность единоличного исполнительного органа является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам ст. 15 ГК РФ. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы.

Согласно абз. 3 п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление № 62) в силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством (п. 4 постановления № 62).

Надо отметить, что ни ГК РФ, ни постановление № 62 не содержат каких-либо специальных правил, касающихся взыскания с генерального директора в качестве убытков компенсаций, выплаченных работникам в связи с их незаконным увольнением.

Арбитражными судами округов было рассмотрено несколько подобных споров, связанных с взысканием с генерального директора убытков, причиненных незаконным увольнением работников (выплатой компенсации за вынужденный прогул). При этом единообразный подход к их разрешению не сложился.

Так, в постановлении от 11.06.2014 № Ф07-3112/2014 по делу № А56-48229/2013 ФАС Северо-Западного округа поддержал позицию нижестоящих судов, взыскавших с генерального директора выплаченные компанией незаконно уволенному сотруднику компенсации за нарушение сроков выплаты заработной платы и неиспользованный отпуск, средний заработок за время вынужденного прогула за несколько месяцев, компенсацию морального вреда, а также расходы на судебное разбирательство. При этом суды исходили из следующей логики. Генеральный директор общества нарушил установленный порядок увольнения работников, что подтверждается решением суда общей юрисдикции, признавшим увольнение незаконным. Следовательно, он исполнял свои обязанности ненадлежащим образом, его действия повлекли для юридического лица негативные последствия в виде обязанности осуществить выплаты незаконно уволенным работникам (в том числе компенсации за вынужденный прогул).

С принципиально иных позиций к рассмотрению подобного спора подошел АС Московского округа в постановлении от 01.02.2017 № Ф05-21564/2016 по делу № А40-39298/16. Вслед за первой и апелляционной инстанциями он отказал в удовлетворении требования акционера о взыскании с генерального директора общества убытков, причиненных незаконным увольнением работника в размере выплаченной компенсации за вынужденный прогул. Как он при этом отметил, Закон об АО, а также ГК РФ не содержат положений, при которых акционеру предоставлено право требовать от генерального директора возмещения убытков, возникших в результате принятия последним решения, связанного с управлением обществом в рамках трудовых правоотношений. Напротив, ответчик, издавая приказы об увольнении работника, действовал в пределах полномочий, предоставленных ему законом и уставом общества. Выплата взысканного по решению суда общей юрисдикции среднего заработка за время вынужденного прогула является обязанностью общества как работодателя и не может быть отнесена к убыткам в смысле ст. 15 ГК РФ.

Подобные аргументы представляются весьма спорными. Закон об АО и ГК РФ в принципе не определяют конкретных случаев, в которых акционер может требовать от генерального директора возмещения причиненных им убытков. Речь идет лишь об абстрактных недобросовестных и неразумных действиях. Увольнение работника в явном противоречии с требованиями трудового законодательства, в принципе, может быть квалифицировано в качестве неразумных действий. Таким образом, с позиции буквального толкования ст. 53.1 ГК РФ и акционерного законодательства преград к взысканию с генерального директора убытков, вызванных незаконным увольнением им работника, нет. Между тем с позиции системного толкования приведенных норм можно заключить, что ответственность директоров установлена применительно к принимаемым ими бизнес-решениям, действиям, непосредственно связанным с предпринимательской деятельностью общества. На это, в частности, указывают закрепление в качестве условия исключения ответственности соответствия действий директора обычному предпринимательскому риску, а также установленные в постановлении № 62 критерии недобросовестного и неразумного поведения. Возможно, именно это и имел в виду АС Московского округа, вынося приведенное постановление.

Что касается второго аргумента суда — о том, что взысканные в пользу работника средства нельзя отнести к убыткам, — то он представляется весьма спорным. Как и выплата административных штрафов за допущенные обществом нарушения, обязательство продать имущество общества по невыгодной цене, так и выплата компенсации за время вынужденного прогула составляют обязанность общества. При этом каких-либо сомнений в том, что подобные действия могут причинить обществу убытки, на практике не возникает. Возможно, суд имел в виду, что даже если бы увольнения не было, компания все равно должна была бы выплачивать работнику заработную плату, а значит, общество не понесло дополнительных имущественных потерь. Однако на деле это не совсем так. Заработная плата выплачивается работнику за выполняемую им работу. В случае же вынужденного прогула работник не осуществлял своей трудовой функции.

Таким образом, дать однозначный ответ на вопрос, получится ли взыскать выплаченную работнику компенсацию с генерального директора, нельзя. Судебной практикой до сих пор не выработана четкая аргументированная позиция по подобным ситуациям, а значит, исход дела будет зависеть от позиции обеих сторон.

Сумма:
%