1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 1754

Хранитель недвижимости с согласия собственника может получать арендную плату

В качестве обеспечительной меры наложен арест на здание, которое передано на ответственное хранение третьему лицу. В здании находятся арендаторы, которые пользуются помещениями на основании заключенных с собственником (правомерность владения зданием которого как раз оспаривается) договоров аренды. Эти договоры никем не оспорены. Хранитель настойчиво предлагает арендаторам заключить договор, предусматривающий перечисление арендных платежей на его расчетный счет, и при отказе грозится не пустить в офис. Вправе ли он этого требовать?

Хранитель, которому недвижимое имущество передано на хранение по решению суда, не вправе требовать перечисления на свой счет арендных платежей с арендаторов этого имущества, заключивших договор аренды с собственником без согласия последнего. В случаях когда имущество передается на хранение за счет сторон спора по соглашению между собственником и хранителем, последний может получать платежи с арендаторов в счет вознаграждения за хранение вещи.

В целях обеспечения нахождения имущества во владении ответчика в период судебного спора о праве на это имущество суд по ходатайству истца может принять обеспечительные меры, в частности, запретить ответчику распоряжаться и (или) пользоваться спорным имуществом (арест), совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, или передать спорное имущество на хранение другому лицу в порядке секвестра (ч. 1 ст. 90, ч. 1 ст. 91 АПК РФ, ч. 2 ст. 926 ГК РФ). При этом обеспечительные меры должны соответствовать заявленным требованиям, то есть быть непосредственно связанными с предметом спора и соразмерными заявленному требованию, необходимыми и достаточными для обеспечения исполнения судебного акта.

Хранителем по судебному секвестру может быть как лицо, назначенное судом, так и лицо, определяемое по взаимному согласию спорящих сторон (ч. 2 ст. 926 ГК РФ).

Хранитель, осуществляющий хранение вещи в порядке секвестра, имеет право на вознаграждение за счет спорящих сторон, если договором или решением суда, которым установлен секвестр, не преду­смотрено иное (ч. 4 ст. 926 ГК РФ).Однако хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования ею третьим лицам, за исключением случая, когда пользование хранимой вещью необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит до­говору хранения (ст. 892 ГК РФ).

Права владения, пользования и распоряжения имуществом принадлежат собственнику (ст. 209 ГК РФ). До вступления в силу решения суда собственником спорного имущества является лицо, за которым зарегистрировано право собственности в ЕГРП. Право сдачи имущества в аренду, как проявление правомочия распоряжения, принадлежит его собственнику (ст. 608 ГК РФ). Соответственно, получать арендные платежи за это имущество также вправе собственник.

В то же время закон допускает, что арендодателями могут быть также лица, уполномоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду. Следовательно, по общему правилу хранитель недвижимого имущества по судебному секвест­ру не обладает правом передачи в аренду полученного имущества и не имеет права требовать перечисления арендных платежей на свой счет без соответствующего разрешения собственника такого имущества. В тех случаях, когда имущество передано на хранение за счет спорящих сторон, по соглашению с собственником данного имущества хранитель вправе получать арендные платежи в счет платы за хранение.

Если арбитражный суд наложил обеспечительный арест на спорное имущество, судебный пристав — исполнитель, вводя дополнительные ограничения прав ответчика, изъял предмет спора и передал его на ответственное хранение третьему лицу, а впоследствии истцу было отказано в иске, в целях обес­печения исполнения которого был наложен арест, ответчик вправе взыскать убытки, причиненные изъятием имущества, за счет казны РФ (постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве»). Заметим, что и бездействие пристава, причинившее убытки участнику спора, порождает у последнего права потребовать их возмещения (см. «ЭЖ», 2014, № 26, с. 12).