1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 20928

Пристав ответит за причиненные убытки, если доказан состав гражданского правонарушения

Когда можно заявлять требование о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) судебных приставов — исполнителей, кого уведомить о таком обращении в суд и как посчитать размер убытков, заявленных ко взысканию? Ответы на эти вопросы, возникающие в ходе подготовки дела и судебного разбирательства, можно найти в судебной практике.

Неправомерное поведение судебных приставов — исполнителей нередко становится причиной возникновения у взыскателей убытков, связанных с невозможностью получить удовлетворение своих требований к должнику. Нарушения со стороны приставов могут быть выражены в различного рода действиях или бездействии. Например, неналожении ареста на денежные средства или иное имущество должника, непринятии мер к розыску имущества, незаконном снятии ареста, в результате которого должник может вывести свои активы и т.д. В тех случаях, когда взыскатель лишается возможности получить причитающееся ему исполнение от должника по вине приставов, он вправе рассчитывать на возмещение причиненных ему убытков по правилам ст. 15 ГК РФ.

Применение такой меры ответственности, как возмещение убытков, возможно, если доказаны противоправность действий нарушителя в форме действия или бездействия, причинная связь между его противоправными действиями и возникшими убытками, наличие и размер понесенных убытков. При этом для удовлетворения требования о возмещении убытков необходимо доказать наличие совокупности указанных условий. Недоказанность одного из них исключает возможность удовлетворения требования о возмещении убытков (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.06.2011 по делу № А26-3919/2010).

Упущенные нюансы при подготовке иска могут повлечь отказ в удовлетворении требований взыскателя

Заявлять требования о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) приставов взыскателю следует только пос­ле окончания исполнительного производства.

Если у взыскателя нет доказательств того, что исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения по причине отсутствия у должника денежных средств и иного имущества, то нет и оснований считать, что возможность удовлетворения требований взыскателя за счет имущества должника безусловно утрачена (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.12.2010 г. по делу № А45-9019/2010). Это связано с тем, что эффективность исполнения принятого в пользу взыскателя судебного акта должна оцениваться по итогам совершения исполнительных действий, выраженных в окончании исполнительного производства. Соответственно, факт причинения вреда до такого момента не может считаться доказанным.

Таким образом, взыскатель перед обращением с иском о возмещении убытков за счет казны должен дождаться окончания исполнительного (конкурсного) производства по делу и только после этого обращаться в суд. В противном случае нетерпеливый взыскатель рис­кует столкнуться с отказом в преждевременно заявленном иске, а впоследствии, когда он еще раз обратится в суд к приставам после окончания исполнительного (конкурсного) производства, его иск не примут к рассмотрению, поскольку имеется вступившее в законную силу решение суда по ранее рассмотренному делу (решение о первоначальном отказе в иске о возмещении убытков) по тому же предмету и между теми же лицами (п. 1 ч. 1 ст. 148 АПК РФ).

Кроме того, до предъявления требования о возмещении вреда взыскатель обязан обратиться к солидарным или субсидиарным должникам, если таковые имеются. Ему следует заручиться доказательствами, подтверждающими факт обращения к указанным лицам и неполучение от них имущественного удовлетворения (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.12.2011 по делу № А27-2458/2011). Только при невозможности удовлетворить свои требования он вправе обращаться с иском к приставам.

Указанный порядок предъявления имущественных требований к казне в связи с причинением вреда неправомерным поведением судебного пристава отличается от ситуации, когда убытки взыскиваются с директора частной компании. В последнем случае не имеет значения, была ли возможность возмещения имущественных потерь организации с помощью иных способов защиты гражданских прав, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

Однако, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано (п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Необходимо также учитывать, что реальная возможность для взыскателя получить удовлетворение своих требований зависит от ряда факторов. Так, при решении вопроса о списании денег со счета должника учитывается очередность удовлетворения требований других кредиторов, установленная в исполнительном производстве, с учетом приоритетности удовлетворения требований кредиторов первой, второй и третьей очередей. В связи с этим даже при доказанности незаконных действий (бездействия) судебного пристава, выразившихся, к примеру, в неправомерном снятии ареста со счета должника, у взыскателя нет права требовать возмещения убытков, если имелись кредиторы в исполнительном производстве приоритетных очередей (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.05.2013 по делу № А19-15152/2012).

Перед принятием решения о возмещении убытков в пользу взыскателя суд учитывает, имеются ли иные взыскатели, которые вправе в приоритетном порядке или на равных началах претендовать на получение денежных средств. Например, при наличии других взыскателей в сводном исполнительном производстве взыскатель вправе требовать возмещения убытков только пропорционально причитающейся ему сумме, указанной в исполнительном до­кумен­те (постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 № 9350/11 по делу № А40-50085/10-24-422).

Еще одно условие возмещения причиненного взыскателю вреда — невозможность исполнения судебного акта за счет иного имущества должника при выбытии имущества, в отношении которого судебный пристав — исполнитель не осуществил необходимых действий или, наоборот, осуществил действия, помешавшие взысканию. Если это условие не выполняется, суд может указать на отсутствие прямой причинно-следственной связи между бездействием пристава, например, не арестовавшего своевременно имущество, и невозможностью получения имущественного удовлетворения кредитора за счет должника (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.06.2012 по делу № А53-18295/2011).

Заявлять самостоятельное требование о признании действий пристава незаконными необязательно

Требование о возмещении вреда, причиненного по вине судебных приставов, подлежит удовлетворению, если будет доказано, что он возник именно в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя и именно из-за этого имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

Проиллюстрируем на примере. Судебный пристав — исполнитель возвратил компании — взыскателю исполнительный лист на 500 000 руб. ввиду отсутствия у должника денежных средств и иного имущества. Однако взыскатель посчитал, что пристав допустил нарушение, своевременно не наложив арест на денежные средства должника в банке в размере 250 000 руб., и обратился в суд с требованием о взыскании причиненных приставом убытков в размере невзысканного долга — 500 000 руб. На основании выпис­ки по счету должника было установлено, что на момент возбуждения исполнительного производства на нем действительно числилась указанная сумма, причем в течение времени, достаточного для наложения ареста. Более того, взыскатель сообщал приставу о наличии у должника этого счета, но в итоге деньги из банка были перечислены.

Суд пришел к выводу, что при надлежащем исполнении судебным приставом — исполнителем своих обязанностей взыскатель действительно мог бы получить по исполнительному листу удов­летворение, но только в сумме 250 000 руб., которая и составляет размер причиненного вреда. В связи с этим требование было удовлетворено частично (п. 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145).

Если действия (бездействие) судебного пристава не были в судебном порядке признаны незаконными, это обстоятельство само по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении убытков. В этом случае суд оценивает законность действий (бездействия) пристава при рассмотрении иска о возмещении убытков. При оценке законности действий судебного пристава суд исходит из того, насколько эффективно и профессионально он действовал в конкретной ситуации, своевременно и в необходимом объеме им предпринимались меры в рамках исполнительного производства, наличие уважительных причин, объективно препятствующих ему своевременно осуществить исполнительские действия (постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.05.2012 № Ф03-1860/2012).

Не исключают право взыскателя на возмещение вреда, причиненного выбытием имущества должника по причине незаконных действий судебного пристава — исполнителя, и положения ст. 321 АПК РФ, которые предоставляют взыскателю право неоднократного после возврата исполнительного листа предъявления его к взысканию (постановление Президиума ВАС РФ от 03.11.2009 № 8974/09 по делу № А56-19229/2008).

Однако действия (бездействие) пристава все-таки лучше обжаловать в суде, требуя признания их незаконными. Вступившее в законную силу судебное решение будет надлежащим и достаточным доказательством вины причинителя вреда. Вина судебного пристава может, кроме того, подтверждаться вступившим в законную силу приговором суда общей юрисдикции о признании его виновным в совершении преступления, который имеет преюдициальное значение (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.10.2012 по делу № А43-25883/2011). Но вместе с тем следует учитывать, что наличие вступившего в законную силу судебного решения о признании действий (бездействия) приставов незаконными еще не является безусловным основанием для возмещения вреда за счет казны. Если исполнительное производство (или конкурсное в ситуации, когда в отношении должника возбуждено дело о банкротстве) еще не окончено, то, как было сказано ранее, оснований для возложения ответственности на казну не имеется (постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.01.2014 № Ф03-6623/2013 по делу № А73-1989/2013).

Взыскатель может претендовать на возмещение убытков, если возможность взыскания долга была реальной

Помимо того что суд оценивает наличие у взыскателя реальной возможности удовлетворить свои требования за счет иного имущества должника, также рассматривается наличие реальной возможность получить удовлетворение требований взыскателя в каждом конкретном случае с учетом наличия и вида активов должника, составляющих его имущественную массу. Если, к примеру, у должника никакого ликвидного имущества в наличии не было, а имелась только просроченная дебиторская задолженность, которая не представляла коммерческой ценности, то оснований для возложения ответственности за убытки на казну не имеется (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.06.2013 по делу № А82-7708/2012).

Если у должника имелась доля в уставном капитале хозяйственного общества, и в результате непринятия приставом мер к аресту должник успел ее реализовать другому лицу, то суд принимает во внимание дату уведомления общества о совершенной сделке уступки доли, поскольку именно с этого момента доля переходит к новому владельцу (п. 6 ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Если пристав наложил арест, но не направил соответствующее постановление в налоговый орган, то суд учитывает, когда состоялся переход права на долю. Если на момент наложения ареста доля уже не принадлежала должнику, то пристав не должен был направлять постановление в налоговый орган, поскольку из имущественной сферы должника данный актив уже выбыл (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2011 по делу № А29-10547/2009).

При недостаточности имущества должника для полного удовлетворения требований взыскателя он не вправе требовать разницу за счет казны, даже если в действия судебного пристава имелись нарушения, поскольку в данном случае реальная возможность получения удовлетворения отсутствовала, и нарушения судебного пристава не находятся в прямой причинно-следственной связи с невозможностью для взыскателя получить полное удовлетворение своих требований. При несогласии взыскателя с оценкой имущества должника при выставлении его на торги он вправе ее оспорить, представить свои доказательства в пользу того, что имущество стоит дороже, и при этом с учетом имеющихся спроса и предложения на рынке реально существует возможность имущество по такой цене реализовать (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.10.2013 по делу № А45-20722/2011).

Размер убытков, причиненных утратой имущества должника, может быть приблизительным

На практике нередко судебные приставы по халатности утрачивают имущество, за счет которого взыскатели могли бы удовлетворить свои требования. В случае утраты имущества, на которое обращено взыскание, после его ареста и изъятия судебным приставом — исполнителем, в том числе в случае передачи этого имущества на ответственное хранение, взыскатель, в пользу которого обращено взыскание на заложенное имущество, может требовать возмещения ущерба, причиненного ему утратой арестованного имущества, непосредственно со службы судебных приставов.

При этом взыскатель не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) судебного пристава — исполнителя, отвечающего за сохранность арестованного имущества, и утратой имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц. В свою очередь служба судебных приставов, возместив взыскателю убытки, вправе взыскать их с ответственного хранителя, не исполнившего надлежащим образом своих обязательств по договору хранения (постановление Президиума ВАС РФ от 16.04.2013 № 17450/12 по делу № А56-55948/2011).

Эта правовая позиция в настоящее время подтверждена в постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве». В п. 7 этого постановления дополнительно указано, что если в процессе рассмот­рения иска о возмещении вреда истец не может доказать точный размер своих имущественных потерь, полный отказ в иске только по этому основанию не допускается. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа соразмерности и справедливости ответственности (см. также «ЭЖ», 2014, № 23, с. 7).

В частности, если из-за незаконного снятия ареста с имущества оно было отчуждено должником либо после передачи на хранение погибло у хранителя, возможный размер убытков может быть равен примерной стоимости отчужденной или погибшей вещи. Если исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения, на истца по иску о возмещении вреда за незаконные действия (бездействия) судебного пристава не возлагается обязанность по доказыванию отсутствия иного имущества у должника, на которое можно обратить взыскание.

Вместе с тем даже при наличии подтвержденных фактов утраты конкретного имущества судебным приставов при наличии у должника иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, требование взыскателя о возмещении убытков не подлежит удовлетворению (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.03.2014 по делу № А03-1863/2013).

Отметим, что служба судебных приставов, в свою очередь, вправе взыскать убытки, причиненные утратой переданного на реализацию имущества территориальному управлению Росимущества. При этом денежные средства, составляющие сумму убытков, подлежат зачислению не на расчетный счет ­ФССП России, а в определенных размерах на депозитные счета ее структурных подразделений, ведущих соответствующие исполнительные производства, в рамках которого в управление Росимущества передавалось имущество должников на реализацию и было утеряно, для последующего перечисления указанных средств взыскателям (постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.2014 № 18275/13 по делу № А27-22078/2012).

Таким образом, при доказанности взыскателем всей совокупности элементов состава нарушения в действиях пристава, наличия у должника имущества, за счет которого реально могли бы быть, но не были удовлетворены его требования в связи с противоправным поведением пристава, отсутствие возможности для получения удовлетворения за счет иных активов, взыскатель вправе претендовать на возмещение причиненных ему убытков по правилам ст. 15, 1069 ГК РФ (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.02.2014 по делу № А19-22741/2012, Дальневосточного округа от 17.01.2014 № Ф03-6701/2013 по делу № А51-4953/2013).