1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 4764

Как требование о выкупе доли, так и заявление о выходе из состава участников общества должны безусловно и однозначно выражать волю участника

Участник ООО разослал другим участникам письма с предложением выкупить его долю (по преимущественному праву покупки). Однако никто из них ему не ответил.
В результате он написал заявление с просьбой считать его выбывшим из состава участников ООО. Также участник в заявлении указал, что свою долю оставляет в ООО и просит оплатить ее стоимость в определенном размере в определенный срок. Как правильно трактовать такое заявление — как выход из состава участников общества, предусмотренный уставом, или все-таки здесь применяется п. 2 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью?
Вопрос с сайта www.eg-online.ru

В соответствии с п. 2 ст. 23 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) в случае, если уставом общества отчуждение доли или части доли, принадлежащих участнику общества, третьим лицам запрещено, и другие участники общества отказались от ее приобретения, общество обязано приобрести по требованию участника общества, принадлежащую ему долю.

В этом случае общество обязано выплатить участнику общества действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определенную на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню обращения участника с соответствующим требованием, в течение трех месяцев со дня возникновения соответствующей обязанности.

Положения, устанавливающие иной срок исполнения данной обязаннос­ти, могут быть предусмотрены уставом общества.

В случае выхода участника общества из ООО его доля переходит к обществу (ст. 26 Закона об ООО). И общество также обязано выплатить участнику, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в уставном капитале общества. Стоимость доли в этом случае определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества.

Действительная стоимость ­доли при выходе участника из общества выплачивается обществом также в течение трех месяцев со дня возникновения соответствующей обязанности, если иной срок или порядок выплаты действительной стоимости доли или части доли не преду­смотрен уставом общества (п. 6.1 Закона об ООО).

Как разъяснено в п. 16 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“», выход участника из общества осуществляется на основании его заявления, с момента подачи которого его доля переходит к обществу. Заявление о выходе из общества должно подаваться в письменной форме. Датой подачи такого заявления, в случае направления его по почте, следует рассматривать день поступления заявления в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции. Общество обязано выплатить участнику, подав­шему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, размер которой определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого подано указанное заявление.

Таким образом, по смыслу вышеприведенных норм права и разъяснений, при подаче участником как требования о приобретении его доли в уставном капитале общества, так и заявления о выходе из состава его участников у общества возникает обязанность по выплате участнику действительной стоимос­ти его доли в порядке и на условиях, преду­смотренных законом. А значит, если уставом вашего общества не установлены разные сроки выплаты для этих двух случаев, разницы в последствиях для общества нет. Оно должно выплатить участнику действительную стоимость его доли в течение трех месяцев со дня возникновения соответствующей обязанности, то есть со дня получения заявления или требования.

В связи с этим общество может игнорировать и размер суммы, и срок выплаты, указанный участником общества в его заявлении.

Разбираться с тем, подал ли участник заявление о выходе или требование о приобретении его доли, следует только в том случае, если уставом общества предусмотрены разные сроки выплаты действительной стоимости доли:

  • при выходе участника из общества;
  • при возникновении обязанности по приобретению доли.

Обратите внимание, что в силу п. 7 ст. 23 Закона об ООО доля или часть доли переходит к обществу с даты:

  • получения обществом требования участника общества о ее приобретении;
  • получения обществом заявления участника общества о выходе из общества, если право на выход из общества участника предусмотрено уставом общества.

То есть Закон об ООО считает, что это два разных по форме до­кумен­та: требование или заявление.

По мнению ФАС Московского округа, как требование о выкупе доли, так и заявление о выходе из состава участников общества должны безусловно и однозначно выражать волю участника на выкуп или на выход участника из общества, соответственно (см. постановление от 10.02.2014 № А40-22496/13).

Кроме того, ст. 153 ГК РФ предусмот­рено, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (п. 1, 2 ст. 154 ГК РФ). При этом односторонняя сделка создает обязаннос­ти для лица, совершившего сделку. Она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК РФ). Следовательно, для правильной квалификации совершенной участником односторонней сделки как требования о приобретении его доли в уставном капитале общества или как заявления о выходе из состава участников, необходимо исходить из установленных Законом об ООО условий, при которых возможно совершение односторонней сделки участником общества (в частности, из предусмотренной уставом возможности выхода участника из общества). Так как, по-нашему мнению, исходя из приведенных в вопросе формулировок, участник сначала просит считать его выбывшим, а уже потом оплатить его долю. В данной ситуации во избежание споров, мы бы рекомендовали уточнить у участника его волеизъявление.

К сведению

ФАС Московского округа в вышеупомянутом деле рассматривал иск участника ООО к обществу об обязании приобрести долю. Спор возник из-за того, что участник, не согласившись с совершением крупной сделки, написал заявление о выходе из общества и требование выплатить действительную стоимость доли в денежном эквиваленте. Однако общество отказало ему в выплате, так как уставом общества не предусмот­рена возможность выхода из состава участников ООО. В результате участник обратился в общество повторно, указывая обществу на свое первоначальное требование по выкупу доли. Однако общество не выплатило ему действительную стоимость его доли, что и стало поводом к обращению в суд.

Суд первой инстанции отказал участнику ООО в удовлетворении иска. Принимая во внимание буквальный смысл слов и выражений, содержащихся в его заявлении, суд пришел к выводу, что оно было обоснованно расценено обществом именно как заявление о выходе истца из состава участников ООО в соответствии со ст. 26 Закона об ООО, что не преду­смотрено Уставом общества, а при предъявлении повторного заявления был пропущен установленный законом срок — 45 дней для предъявления требования о выплате действительной стоимости доли с момента принятия решения внеочередным общим собранием участников.

Аппеляционная инстанция поддержала это решение.

Однако кассация отменила эти решения и отправила дело на новое рассмотрение.