1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Среднесрочный рост «на американских горках»

Прошедший обвал на российском фондовом рынке еще раз заострил внимание на вопросе об уровне его развития, вызвал дискуссии о причинах произошедшего всего за 12 майских дней. От каких факторов он зависим и что ему необходимо, дабы в будущем он не пасовал перед рыночными стихиями?

Сверхвысокий уровень риска

В 90-е годы прошлого века Россия вошла в группу 6 самых рискованных рынков мира. Стандартное отклонение значений месячных изменений фондовых индексов составляло в 1995—2000 гг. 24,5%. Последние пять лет не изменили рискованной природы рынка. По-прежнему это «американские горки», внутригодовые колебания на десятки процентов (см. табл.).

Согласованность циклов в движении рынков


Российский рынок движется — вместе с другими странами — в длинных волнах мировой экономической и финансовой динамики, внутри которых за 6—8 годами роста и процветания следуют 2—3 года «черных пятниц и понедельников».

Подъемы и падения охватывают все ключевые страны, начинаясь в самых рискованных, самых подвижных звеньях — на рынках, подобных российскому — и заканчиваясь на развитых рынках. В России, Бразилии, Турции и других экономиках, не входящих в «золотой миллиард», глубина падения обычно в 2—3 раза больше.

Коэффициенты корреляции абсолютных значений индексов российского рынка акций и развитых рынков составили в 1995—2006 гг. 0,66, формирующихся рынков — 0,87.

Факторы, ограничивающие конкурентоспособность

Слабости архитектуры отечественного финансового рынка, ограничивающие его устойчивость к рискам:

● незначительные объемы финансового рынка, позволяющие небольшими объемами средств манипулировать им; соответственно низкая монетизация экономики (ненасыщенность ее денежными ресурсами в сравнении с развитыми экономиками — финансовая глубина экономики должна быть 50—60% и выше); (индикатор (Money + Quasi-Money)/GDP). В конце 2005 г. уровень монетизации российской экономики, рассчитанный по данному индикатору, был чуть выше 30%;

● центр ценообразования на российский бизнес находится за рубежом (рынок депозитарных расписок на Лондонской фондовой бирже), так же как и на важнейшие экспортные товары, производимые российской экономикой. Узость внутреннего спроса (по всем опросам, население готово вкладывать в ценные бумаги не более 3% своих сбережений), чрезмерная доля спекулятивных инвесторов, прежде всего иностранных, сопоставимость торговой активности по российским акциям на Западе в сравнении с внутрироссийским оборотом формируют сильную зависимость отечественного финансового рынка от рыночного риска других стран (США (NASDAQ), Латинская Америка (Бразилия и др.), от операций иностранных инвесторов;

● открытость для движения спекулятивных потоков «горячих» денег крупных иностранных инвесторов («классический рынок» РТС с расчетами в долларах США за границами России, рынок депозитарных расписок на российские акции в Великобритании, США и Германии) при сверхдоходности финансовых активов внутри страны, укреплении курса рубля, снятии ограничений насчет капитала и отсутствии системы мониторинга и программ действий финансовых регуляторов в кризисных ситуациях наряду с длительным (начиная с апреля 2003 г.) разогревом мировых финансовых рынков.

Ценовой бум на внутреннем рынке недвижимости и вовлеченность активов российских банков в финансирование операций с недвижимостью, опережающий рост забалансовых обязательств кредитных организаций по деривативам объективно способствуют увеличению рисков, лежащих на российском фондовом рынке. Все это отчасти (за исключением государственного долга) напоминает ситуацию 1996—1998‑гг., создает высокую подверженность российского финансового рынка кризисным сценариям;

● высокая фрагментарность рынка, отсутствие центральных депозитария, расчетно-клиринговой организации, насыщенность рынка информационными и технологическими барьерами;

● высокая волатильность финансового рынка, низкие рейтинги России при оценке уровня экономического и человеческого развития, экономической свободы, инвестиционного климата;

● сильная зависимость российской экономики от сырьевого экспорта. Экспортные же цены на сырье (а за ними и доходы корпоративного сектора и бюджета) способны к резким и непрогнозируемым колебаниям, ведут с лагом в 4—6 месяцев — при падении цен — к кризисным последствиям для экономики страны;

● чрезмерные концентрации: собственности в акционерных капиталах; торговой активности на ограниченной группе финансовых инструментов (7—10 акций генерируют более 90% объемов торгов); финансовых институтов, финансовых ресурсов в Москве (в столице — сверхконцентрация внутренних денежных ресурсов страны (более 60%) и финансовых институтов (от 40 до 80% общей численности); очень незначительная доля акционерных капиталов, находящихся в свободном обращении; олигополия в структуре финансовых посредников и институциональных инвесторов (в различных сегментах внутреннего рынка доминируют по 8—10 игроков); низкое участие населения в активности на финансовом рынке;

● слабость финансовой позиции институтов финансового рынка, их слабая капитальная база, неспособность абсорбировать крупные риски, нарастание рисков, связанных с проблемными активами, деривативами. Значимое воздействие на рынок оказывают деформации в механизме, обеспечивающем честность и справедливость ценообразования, в блоке отношений «финансовый институт — клиент» и конфликты интересов. Распространена практика операций с использованием служебной информации;

● традиционные ценности населения (низкие уровни финансового риска, которые способно принимать население, стремление к простым долговым инструментам, ограниченная мобильность в инвестиционных решениях).

Что нас ожидает

Как следствие, складывающаяся на среднесрочную перспективу модель российского финансового рынка является проблемной (хотя и динамично развивающейся). Это модель финансового рынка с ограниченной конкурентоспособностью, типичная для формирующихся рынков, в рамках которой крупнейшие отечественные компании финансируются преимущественно за рубежом.

Вместе с тем мировая экономика находится на стадии подъема очередного длинного цикла, и, если не произойдет международных катаклизмов, впереди несколько лет повсеместного роста таких рынков, как российский.
Поэтому если стоять на рынке, если терпеть его «броски вниз», то высоки шансы для дальнейшего в течение 1—2 лет расширения фондового пространства России.

А вот через 2—3 года нас может ожидать масштабный финансовый кризис, общий с другими рынками.

Волатильность российского рынка акций в 2001 – 2006 гг.

Показатель

2001

2002

25.06

03.10

29.12

20.05

06.08

31.12

Значения фондового индекса РТС — локальные максимумы/минимумы

224,9

174,2

260,0

426,9

314,0

359,0

Отклонения от предыдущего экстремума фондового индекса РТС, %

+70,7

–22,5

+49,3

+64,2

–26,4

+14,3

Показатель

2003

2004

2005

2006

20.10

19.11

31.12

12.04

28.07

31.12

09.03

17.05

30.12

06.05

18.05

Значения фондового индекса РТС — локальные максимумы минимумы

643,3

480,7

567,0

782

518

614

717

637,7

1126

1765

1491

Отклонения от предыдущего экстремума фондового индекса РТС, %

+79,5

–25,3

+18,0

+37,9

–33,8

+18,5

+16,8

–11,1

+76,5

+56,7

–15,5

Россия в сопоставлении с рынками – конкурентами, 2005 г.

Страна

Объем торгов акциями в год, млрд дол.

Капитализация рынка акций на конец года, млрд дол.

Объем торгов акциями в год /ВВП, %

Капитализация рынка акций /ВВП, %

Россия

145,5

330

19,0

43,1

Бразилия

166,5

474,6

21,0

59,9

Турция

201,1

161,5

55,5

44,6

Китай

393,2

286,2

17,7

12,9

Индия

473,3

553,1

61,0

71,0

Читайте также