Выход участника из ООО: новый аспект вечной темы

| статьи | печать

Как только изменения в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» были опубликованы, изложенная по-новому норма о выходе участника из общества немедленно привлекла всеобщее внимание. Эта проблема актуальна не только для профессиональных юристов или специалистов по регистрации, но и для участников свыше полутора миллионов российских ООО.

В Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), принятом в 1998 г., был закреплен нехарактерный для коммерческой организации принцип свободы выхода из бизнеса, с правом изъять свои инвестиции по определенной законом цене (так называемой действительной стоимости доли). Демократичность норм Закона об ООО и расширение прав рядовых участников вплоть до права покинуть общество в любой момент вступили в противоречие с принципом стабильности гражданского оборота. В связи с этим организационно-правовая форма ООО оказалась не востребована серьезным бизнесом (исключая общества одного лица и ООО, созданные в процессе приватизации, когда данная форма была обязательной). Вряд ли имеет смысл объединять финансовые и организационные усилия с партнером по бизнесу, прекрасно зная, что в любой момент он может его покинуть.

Изменения, внесенные в ст. 26 Закона об ООО, немало порадовали всех, для кого эта проблема актуальна. Пункт 1 указанной статьи с 1 июля 2009 г. устанавливает, что «участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества» (выделено мною. — Ф.Л.). Таким образом, с указанной даты свобода выхода из общества имеет место, только если она прямо предусмотрена уставом конкрет­ного ООО.

Однако остается ряд вопросов, которые могут вызвать дискуссии.

В частности, очевидно, что по состоянию на 1 июля 2009 г. в уставах 99,9% российских ООО право свободного выхода будет закреплено исходя хотя бы из того, что ст. 26 старой редакции закона содержала императивную норму о возможности свободного выхода, а ст. 12 также императивно требовала включать в устав «сведения о порядке и последствиях выхода участника общества из общества».

В этой связи не ясно, каким образом ООО, не заинтересованные сохранять в уставах право свободного выхода, будут исключать соответствующие положения?

Закон не дает прямого ответа на этот вопрос. В новой редакции Закона об ООО (абз. 2 п. 1 ст. 26) и п. 10 ст. 5 Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон о внесении изменений…), которым принята указанная новелла, содержится ответ на другой вопрос: каким образом в уставы ООО вносятся изменения, предусматривающие право участника выйти из общества?

Включение права свободного выхода при приведении уставов в соответствие с новым Законом об ООО

Общее правило о том, каким образом осуществляется внесение в устав ООО нормы о праве участника свободно выйти из общества, содержится в абз. 2 п. 1 ст. 26 Закона об ООО: «Право участника общества на выход из общества может быть предусмотрено уставом общества при его учреждении или при внесении изменений в его устав по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, если иное не предусмотрено федеральным законом».

Как видим, Закон об ООО в данном случае требует единогласного решения общего собрания участников, если такая норма не была внесена в устав при учреждении общества (подробнее про учреждение см. ниже).

Пункт 10 ст. 5 Закона о внесении изменений… содержит исключение из этого правила: «До 1 января 2010 года внесение в уставы обществ с ограниченной ответственностью, созданных до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, изменений, предусматривающих право участника общества выйти из общества, осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому тремя четвертями голосов от общего числа голосов участников общества».

Таким образом, внесение в устав указанных изменений осуществляется не единогласно, а большинством в три четверти голосов от общего числа голосов участников общества при одновременном наличии двух условий:

  • общество должно быть создано до вступления в силу Закона о внесении изменений… (то есть до 1 июля 2009 г.);
  • изменения должны быть внесены до 1 января 2010 г.

Однако ни Закон об ООО, ни п. 10. ст. 5 Закона о внесении изменений… не уточняют, что именно скрывается за формулировкой «внесение изменений в устав общества, предусматривающих право участника общества выйти из общества». По логике это возможно только в той ситуации, когда данное право в уставе отсутствует, но оно будет внесено благодаря законодательным поправкам.

Это нивелирует значение всех указанных норм для абсолютного большинства российских компаний. Как уже отмечалось, право свободного выхода в уставах таких обществ обычно закреплено. Следовательно, при приведении уставов в соответствие с новой редакцией Закона об ООО (очевидно, большинство обществ будут делать это путем принятия новой редакции устава) в случае сохранения в уставе права свободного выхода повышенные требования по большинству голосов, предусмотренные ст. 26 Закона об ООО и п. 10 ст. 5 Закона о внесении изменений…, не будут применяться. В этом случае действует общее правило о большинстве в «не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена настоящим Федеральным законом или уставом общества» (п. 8 ст. 37 Закона об ООО).

Как видим, законодатель предусмотрел нормы, которые из-за некорректного изложения не могут иметь практического применения. Если разработчики закона преследовали цель придать норме п. 10 ст. 5 Закона о внесении изменений… хоть какое-то практическое значение, то необходимо было прямо указать, что с 1 июля 2009 г. никакие ранее принятые положения уставов обществ, предусматривающие право свободного выхода, не действуют. И тогда включение такого права в уставы было бы объектом регулирования ст. 26 Закона об ООО или при названных выше двух условиях п. 10 ст. 5 Закона о внесении изменений…

Исключение права свободного выхода при приведении уставов в соответствие с новым Законом об ООО

Еще большее практическое значение имеет вопрос о том, в каком порядке обществам, не заинтересованным в сохранении в уставе нормы о возможности свободного выхода, следует исключить это правило из устава при приведении его в соответствие с новациями законодательства.

Исходя из норм Закона об ООО решение о принятии новой редакции устава, не содержащей положения о праве участника выйти из ООО в любой момент независимо от согласия других участников или общества, должно приниматься большинством голосов, предусмотренным для принятия любого решения об изменении устава. Напомним, что такое большинство составляет «не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена настоящим Федеральным законом или уставом общества» (п. 8 ст. 37 Закона об ООО).

Данный вывод основан на том, что ст. 26 Закона об ООО, а также п. 10 ст. 5 Закона о внесении изменений… установлено повышенное большинство голосов для принятия решения о включении в устав права свободного выхода, а не об исключении его.

Обществам, на общем собрании участников которых не будет достигнуто требуемое для принятия данного решения согласно п. 8 ст. 37 Закона об ООО большинство (две трети от общего числа голосов участников общества или большее количество голосов при условии, что это предусмотрено «старой» редакцией устава), придется жить с редакцией устава, предусматривающей право свободного выхода. При этом в целом их устав будет применяться в части, не противоречащей изменившемуся законодательству об ООО (п. 3 ст. 5 Закона о внесении изменений…).

Включение права свободного выхода при создании общества

Включение в устав ООО права свободного выхода участников порождает интересные юридические вопросы не только в связи с приведением уставов в соответствие с нормами нового закона. Отдельной проблемой является включение такого права в уставы создаваемых компаний.

Пункт 1 ст. 26 Закона об ООО устанавливает на первый взгляд четкое правило: «Право участника общества на выход из общества может быть предусмотрено уставом общества при его учреждении или при внесении изменений в его устав по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, если иное не предусмотрено федеральным законом» (выделено мною. — Ф.Л.).

Учитывая, что решение об утверждении устава при учреждении общества принимается учредителями также единогласно (п. 3 ст. 11 Закона об ООО), можно было бы сказать, что закон ввел общее правило: право участника на свободный выход может быть предусмотрено только единогласным решением участников или учредителей ООО.

Однако законодатель словно забыл, что учреждение – не единственный способ создания ООО. Оно может создаваться путем реорганизации (одного или нескольких обществ) в следующих формах:

  • слияния (ст. 52 Закона об ООО), разделения (ст. 54 Закона об ООО), выделения (ст. 55 Закона об ООО);
  • преобразования юридического лица другой организационно-правовой формы. Например, в ООО могут преобразовываться акционерные общества (п. 1 ст. 20 Федерального закона «Об акционерных обществах»; далее — Закон об АО) и производственные кооперативы (п. 2 ст. 112 Гражданского кодекса РФ), отдельные виды некоммерческих организаций (п. 1, 2, 4 ст. 17 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

Учитывая, что норма п. 1 ст. 26 Закона об ООО по ее смыслу не распространяется на создание общества путем реорганизации, получается, что в отдельных случаях включение в устав создаваемого ООО нормы о праве свободного выхода может иметь место и не по единогласному решению всех его будущих участников.

Наиболее характерным примером является преобразование акционерного общества в ООО. Решение о реорганизации принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов владельцев голосующих акций, участвующих в общем собрании (п. 4 ст. 49 Закона об АО). Утверждение учредительных до-
кументов юридического лица, создаваемого путем преобразования (то есть утверждение устава создаваемого ООО), является составной частью решения о реорганизации. Основание — подп. 9 п. 3 ст. 20 Закона об АО.

Поскольку решения на общем собрании акционеров принимаются большинством в три четверти голосов не всех владельцев акций, а только участвующих в собрании, и при этом акционерное законодательство в ряде случаев устанавливает пониженный кворум для проведения собрания (п. 3 ст. 58 Закона об АО), то в конечном счете возможно внесение в устав создаваемого ООО права свободного выхода в соответствии с волеизъявлением будущих участников, обладающих всего 22,5% голосов.

В данном случае непонятна логика законодателя. При создании ООО путем реорганизации акционерного общества возможны ситуации, когда внесение в устав будущего ООО права свободного выхода может быть осуществлено по решению будущих участников, обладающих крайне незначительным большинством голосов. Но как только ООО создано, принятие этого решения возможно исключительно единогласно. Если законодатель считает это решение настолько важным, что императивно установил единогласие для его принятия при учреждении общества и после его создания, то было бы целесообразно распространить этот принцип на все виды создания ООО согласно действующему законодательству.

День
Неделя
Месяц