1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1321

Налоги «плохие» и «хорошие»

Налоги «плохие» и «хорошие»

Последние две недели налоговая тема снова обрела остроту. С удвоенной энергией о ней заговорили в бизнес-сообществе, экспертной среде и, естественно, в СМИ. Фонтанируют разного рода налоговые инициации, по большей части «экзотические».

Напомним, что первым поднял налоговый вопрос глава ФНС России Михаил Мокрецов. В частности, бизнес «завелся» от его предложения ввести 0,5-процентный налог на перечисления юрлицами и индивидуальными предпринимателями средств на оплату товаров, работ, услуг, покупку имущества и имущественных прав. Получалось, что все банки «записали» в налоговые агенты. В одной уважаемой компании это прокомментировали для «ЭЖ» примерно так: не иначе первоапрельская шутка. А вообще не дело руководителя налоговой службы прыгать со своими идеями через вышестоящий Минфин.

Действительно, если исходить из даты доведения до заинтересованной общественности инициатив М. Мокрецова, это выглядит шуткой. А с учетом аховой ситуации со средствами, в которой оказались многие предприятия и «индивидуалы», шутка – злая. Но письмо-то в правительство с антикризисными предложениями он послал неделей раньше, поэтому вряд ли думал о предстоящем «дне дураков».

Тем не менее конфуз получился. Правда, что можно было ожидать от главного мытаря страны: чтобы он предлагал премьеру снижать налоги? Думается, когда в бюджете надо затыкать образующиеся дырки из-за снижения налоговых поступлений, такая щедрость главы ФНС, с которого весь спрос за поступления, выглядела бы странно.

Странно и другое. По идее Минфин, через голову которого подчиненная служба без пиетета «перепрыгнула», должен был хоть как-то оперативно отреагировать – либо поддержать, либо пожурить. Вместо этого почти неделя молчания, будто выдерживал устрашающую паузу и ждал реакцию делового сообщества. Только 6 апреля вице-премьер – министр финансов Алексей Кудрин растолковал свою позицию: дескать, возврат к налогу с оборота нецелесообразен, это идет вразрез с принципами налоговой системы, да и имиджу страны повредило бы, поскольку такой налог «приютили» в несовершенных экономиках.

Все это напоминает игру двух следователей – злого и доброго. После «нехороших» предложений М. Мокрецова почти безобидно выглядит замена ЕСН тремя социальными налогами не с 2011 г., как обещали бизнесу, а с 2010-го, как было ранее и установлено законодательством. Правда, здесь есть нюансы.

ЕСН хотя и отменят со следующего года, но суммарная ставка тройки замещающих его соцвзносов до 2011 г. останется прежней – 26%. Так что увеличение нагрузки на фонд оплаты до плановых 34% все же сдвинули.

Но с 2010-го остается и регрессивная шкала, по которой взимается единый социальный налог. И эти 26% будут брать не с годовой зарплаты до 280 тыс. руб., а с суммы до 415 тыс.

Увеличение налоговой нагрузки на бизнес из-за этого А. Кудрин оценивает как незначительное, но ощутимое. Понятно, что в разных отраслях заработные платы сильно отличаются, и, например, обрабатывающие производства подобные перемены «прочувствуют», а такие статистические лидеры по средним заработкам, как финансисты и нефтяники, «ощутят». Короче, никто не спрячется. Разве что – в «конверты».

Кстати, о «конвертах». Не будем спорить, окупился ли тот конверт, в котором глава ФНС России отослал антикризисные предложения Владимиру Путину. Есть вещи более очевидные.

На днях пришел конверт жительнице Подмосковья Эльвире Ивановне из налоговой инспекции с извещением, что пора ей заплатить имущественный налог за долю в квартире. Солидный конверт, с пластиковым окошком. Чувствуется, что за такими извещениями «три тыщи» одних инспекторов и «курьеров». Распечатала его женщина: налог – 24 руб.!

Будучи человеком практичным, она задумалась: зачем такое «навороченное» администрирование налога, если затраты на его сбор едва ли не выше поступлений в бюджет.

Подобных резервов большой экономии простые граждане, а особенно предприниматели (их мнения см. выше), М. Мокрецову могли бы назвать немало. Во всяком случае вполне хватило бы на замену «экзотических» предложений конкретными мерами по сокращению затрат на администрирование налогов. В масштабе всей экономики, пожалуй, вышло бы очень антикризисно.

Впрочем, расчет себестоимости, эффективности затрат в налоговой системе требует скрупулезности. А сегодня заниматься этим недосуг – кризис. Поступление налогов в бюджет и в самом деле падает: на 16% за январь – февраль относительно аналогичного периода прошлого года. Но что интересно: производство сокращается, обороты падают, а сборы налога на добавленную стоимость возросли на... 84,5%. Не иначе административная «дружба» налоговиков с бизнесом окрепла почти вдвое...