1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1413

G20: разломы интересов и мнений

От саммита «Большой двадцатки» в Лондоне весь мир ждал конкретных мер, способных остановить мировой кризис, тянущий глобальную экономику под откос. Однако авторитетные эксперты, опрошенные «ЭЖ», считают, что из-за различий в интересах лидерам G20 не удалось принять решения, способные обеспечить общемировой экономический рост.

 

Ревизия всех отношений

Виктор Плескачевский, председатель Комитета Государственной Думы по собственности

Еще до встречи «Группы-20» наметились два четких разлома глобальных и традиционно близких интересов. Первый — между интересами США и Европы в вопросах купирования кризиса. Позиция США в данном случае заключается, образно говоря, в гашении кризиса «брандспойтом из денег». Европа считает «накачку» деньгами бессмысленным занятием, поэтому ее позиция — совершенствование регулятивных отношений, усиление ответственности, уточнение параметров раскрытия и многое другое.

Второй разлом проходит между США, которые настаивают на своем праве эмиссии мировой резервной валюты, и группой стран, объединившихся в интересах создания новой композитной резервной валюты.

По итогам G20 становится очевидным: назревает сложный процесс, происходит ревизия всех отношений. В любом случае речь идет о конфликте с США, которые не желают допустить ревизию Бреттон-Вудских институтов, то есть потерять преференции для доллара.

Зону евро сегодня удерживают фактически две страны — Германия и Франция. Подавляющее большинство других государств ЕС сегодня не в состоянии взять на себя обязательства по зоне евро. Как долго французы и немцы будут удерживать единую европейскую валюту, сказать сложно. Данные предпосылки и определяют слабость евро.

Нужно также учитывать, что в краткосрочной перспективе не существует инструментов, альтернативных казначейским обязательствам США. Только они могут вместить в себя такие глобальные активы, как денежные резервы Китая (почти 2 трлн долл.)

Тем не менее начался процесс создания новых резервных валют, что будет постепенно ослаблять курс доллара. На мой взгляд, идея о создании новой единой резервной валюты не очень хорошая. Одна валюта не может быть достаточно удобной в создавшейся ситуации. Лучше оперировать тремя, пятью и даже десятью валютами более-менее равного качества. Это позволит каждой национальной экономике хранить резервы в своем соотношении.

Я поддерживаю мнение многих экспертов, которые считают, что лучше не бороться за единую мировую валюту, а создавать собственные региональные валюты. Уже много лет продолжается дискуссия о создании единой расчетной валюты в Юго-Восточной Азии. Сингапур, Малайзия, Япония, Китай, Южная Корея и Гонконг обсуждают введение специальных расчетных инструментов для целей использования в своих торговых балансах и т.д.

В свое время так же проходил процесс рождения евро: сначала были СДР, потом появился евро. Процесс затянулся на двадцать с лишним лет.

Руководство нашей страны уже два года обсуждает тему региональной валюты. Наличие нескольких валют, объединяющих интересы региональных групп и национальных экономик, гораздо лучше для использования в качестве резервов.

 

Умеренный оптимизм

Евгений Надоршин, эксперт Высшей школы экономики

Прошедший в Лондоне саммит G20 продемонстрировал определенный прогресс во взаимопонимании лидеров крупнейших стран мира. В отличие от предыдущей встречи в Вашингтоне сейчас лидеры ведущих государств мира помимо общих слов смогли в итоговом коммюнике найти место и для достаточно конкретных шагов и мер.

Даже такие анонсированные заранее меры, как увеличение средств, доступных МВФ, преподнесли приятные сюрпризы. В частности, лидеры G20 заявили о программе поддержки мировой экономики по линии международных институтов развития в размере 1,1 трлн долл. При этом основная часть дополнительных средств направляется МВФ, который вместе с имеющимися у него уже фондами получит в свое распоряжение 750 млрд долл.

Ранее предполагалось, что доступный объем средств фонда будет увеличен до 500 млрд долл. Помощь будет не только в виде инъекции в размере 250 млрд долл. от стран — членов МВФ, но и в виде эмиссии 250 млрд специальных прав заимствований. При необходимости МВФ сможет привлекать и долговое финансирование.

Правда, определенной ложкой дегтя в этой бочке меда стало то, что окончательно параметры предоставления помощи и механизмы еще только будут определяться. В частности, многие развивающиеся страны, в том числе Россия, хотели, чтобы Международный валютный фонд изменил ряд своих характерных черт, свои функции, порядок принятия решений.

Кстати, в коммюнике есть довольно четкие указания, что МВФ должен завершить реформу голосов и квот, согласованную в апреле прошлого года, к январю 2011 г. Аналогичные шаги должен предпринять и Всемирный банк.

Поддержка МВФ и других международных институтов развития (Россия, в частности, собирается значительную часть помощи — 10 млрд долл. направить через антикризисный фонд стран ЕврАзЭс) стала основной мерой «ближнего» действия.

Остальные шаги в основном направлены на отдаленную перспективу. Хотя они стали гораздо более детальными и конкретными, многие из них носят скорее декларативный характер.

Важно отметить, что перечень мер, направленных на финансовое регулирование, вынесен в отдельную Декларацию об укреплении финансовой системы. Она начинается с расширения полномочий Совета по финансовой стабильности и его сотрудничества с МВФ, затрагивает пруденциальный надзор (в том числе необходимость всем странам G20 принять нормы «Базель II»). Затем речь идет о регулировании финансовых институтов в целом и об изменении стандартов бухгалтерской отчетности, а также борьбе с «налоговыми убежищами». Завершают этот документ меры, направленные на мониторинг и регулирование деятельности рейтинговых агентств.

В коммюнике, подписанном по итогам саммита, содержатся меры, предпринятые странами G20 для поддержания роста и занятости, в том числе и финансовые. На эти цели до конца следующего года планируется израсходовать около 5 трлн долл., что должно увеличить мировой ВВП на 4%.

Как позитивный факт можно, безусловно, оценить взаимное стремление государств «Большой двадцатки» придерживаться принципов ВТО и выделение 250 млрд долл. на поддержку международной торговли, а также признание необходимости вернуться к переговорам, начатым в Дохе.

Что касается поддержки беднейших стран, на саммите была подтверждена приверженность целям развития тысячелетия. Уже приняты решения о направлении на эти цели до 50 млрд долл. Помимо этого МВФ потратит дополнительно 6 млрд своих дополнительных доходов, а также выручку от продажи золота.

 

Двоякое впечатление

Михаил Аристакесян, руководитель отдела анализа мировых рынков ИК «ФИНАМ»

В краткосрочной перспективе результаты саммита финансовые рынки уже почувствовали. Был рост на биржах в преддверии и сразу после окончания встречи «Большой двадцатки». В среднесрочной перспективе ожидать значительных позитивных изменений не стоит, так как саммит оставил двоякое впечатление.

С одной стороны, заметен ряд абсолютно правильных деклараций, например, таких как отказ от протекционизма и поддержка глобальной торговли и инвестиций. С другой — некоторые предполагаемые практические меры вызывают ряд вопросов.

Например, борьба с офшорами. Они не были причиной текущего мирового кризиса, поэтому, даже если их закроют, это существенно не поможет преодолеть экономические проблемы.

Другой момент, и гораздо более тревожный, заключается в том, что страны G20 планируют до конца следующего года «влить» в мировую экономику 5 трлн дол., из них сумма 1,1 трлн предназначена МВФ.

Учитывая порядок сумм, можно сделать вывод, что значительная часть будет получена в результате эмиссии, что приведет к росту инфляции. Кстати, на фоне триллионных программ выглядит весьма любопытным намерение продать золото из запасов МВФ.

 

Нет ответа на главный вопрос

Наталья Орлова, главный аналитик Альфа-банка

Положительную реакцию рынков на решения саммита в Лондоне следует рассматривать как краткосрочную. Конечно, была найдена форма совместных заявлений, которая в конце концов устроила всех участников. Они были сделаны таким образом, чтобы обеспечить поддержку финансовых рынков. При этом саммит не ответил на главный вопрос, который сейчас мучает всех: откуда возьмется спрос? В ситуации, когда Америка слишком закредитована, нужна какая-то другая страна, которая возьмет на себя роль мотора экономического роста в мире. По результатам саммита трудно сделать вывод, что Евросоюз сможет взять на себя эту функцию.

С одной стороны, финансовые рынки осознали, что не будет повторения сентябрьской истории с банком «Леман Бразерс», с другой — трудно ждать серьезных изменений в реальном секторе экономики.

 

Стимул для преодоления рецессии

Елена Филатова, Российский национальный комитет Всемирной организации бизнеса (ICC RUSSIA)

Лидеры «Двадцатки», на наш взгляд, осознают важность роли, которую играет торговля в восстановлении благоприятного экономического климата. Увеличение объема торгового финансирования — мощный стимул для преодоления рецессии.

По оценкам Всемирной торговой организации (ВТО), в текущем году товарооборот сократится на 9%, что резко контрастирует с ростом на 2% в прошлом году и увеличением на 6%, зафиксированным в 2007 г. Будем надеяться, что решение о поддержке сферы торгового финансирования на сумму 250 млрд долл., а также внедрение гибких подходов к вопросу достаточности капитала при операциях торгового финансирования благоприятно скажется на восстановлении стабильной ситуации.

Ряд экспертов по вопросам торговли констатируют, что объем банковского кредитования сократился по меньшей мере на 100 млн долл. по сравнению с летом прошлого года. Исследование комиссии Всемирной организации бизнеса (ICC) по банковской технике и практике показало, что использование стандартов «Базель II» при оценке рисков, сопряженных с инструментами торгового финансирования, приводит к возникновению трудностей. Применение этих стандартов существенно повысило капитальные издержки торгового финансирования. ICC полагает, что поправки в стандарты должны координироваться через механизмы G20, что будет способствовать увеличению внешнеторговых потоков и сформирует однородные правила для банков, оперирующих в различных странах.

Важнейшим решением саммита является подтверждение обязательств о сохранении существующего уровня торговых барьеров до конца 2010 г.