1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1336

Cобиратели токсичных активов

Рынок взыскания долгов растет не по дням, а по часам
Cобиратели токсичных активов

Как и предполагалось еще в начале кризиса, с ростом просрочек и невозвратов по банковским кредитам возрос и российский коллекторский рынок, который в период стабильности занимал сугубо вспомогательную нишу. Еще несколько месяцев назад речь шла в основном о взыскании проблемных обязательств заемщиков, являющихся физическими лицами. Нынешняя весенняя тенденция характеризуется существенным притоком корпоративных долгов, подлежащих взысканию.

Агентства, занимающиеся сбором долгов, существуют в России не первый год. Как и подавляющее большинство сегментов кредитно-финансового рынка, коллекторские услуги были заимствованы из западной практики. Поскольку определенная доля невозвратных кредитов присутствовала всегда, начиная с 2001 г. многие отечественные банки, ориентированные на розницу, вполне закономерно задумались о создании соответствующих дочерних структур, которые, по сути, выполняют консолидированные задачи бэк-офисов кредитных управлений и банковских служб безопасности.

Принципиально иная ситуация с юридически автономными коллекторами. До недавнего времени в данном направлении работало несколько крупных игроков, деятельность которых была не столь активной и ограничивалась эпизодическими портфельными сделками по потребительским кредитам.

Настоящий коллекторский бум начался в последние месяцы. Только с декабря 2008 г. по январь 2009 г. было зарегистрировано около 40 новых агентств.

По некоторым оценкам, на фоне глобальной стагнации практически всех остальных сегментов рынка коллекторский бизнес сегодня является чуть ли не единственно прибыльным. В результате все чаще выражают готовность финансировать коллекторов даже такие традиционно «прижимистые» институты, как фонды прямых инвестиций.

Если разнообразием оказываемых услуг подавляющее большинство новоявленных коллекторов принципиально не отличаются, то за наиболее суровый имидж среди них развернулось целое соревнование. Стремление коллекторов оказать на должников психологически угнетающее воздействие приводит к откровенным казусам. Так, названия некоторых агентств, собирающих долги, почему-то совпадают с аббревиатурами различных спецслужб: ФСБ, КГБ, РОВД, НКВД и др.

Впрочем, если отбросить специфическую информационную оболочку и присмотреться к данному бизнесу более внимательно, выяснится, что ему сопутствуют проблемы как экономического, так и правового характера.

На первый взгляд спрос банков на избавление от плохих (или, как еще их принято называть сегодня, токсичных) активов в целях сбалансирования собственной ликвидности все еще значительно превышает количество предложений. Соответственно не прекращают расти и процентные ставки на коллекторские услуги. Но в отличие от взаимоотношений кредитных организаций с агентами, сформировавшихся в западных странах, где работа по возврату долгов проводится по договорам цессии, в России коллекшн, как правило, осуществляется по принципу аутосерсинга, и это уже само по себе увеличивает риск конечной нерезультативности.

Получается, что уверенно взаимодействовать с коллекторами по возврату долгов могут только те банки, у которых была четко отлажена работа со сторонними агентствами еще в докризисный период. В то же время кредитные организации, чьи дочерние подразделения перестали справляться с объемом возросших длительных просрочек по кредитам, прибегая к услугам недавно появившихся коллекторов, сильно рискуют.

Прежде всего осложняет ситуацию резко возросший за последнее время процент невозвратов по кредитам юридических лиц, который, по утверждениям экспертов, превышает сегодня розничные долги частных заемщиков более чем в два раза. Столь интенсивный поток корпоративных долгов явно не способны осилить те участники коллекторского сегмента, которые имеют многолетний опыт на рынке, поскольку еще в конце прошлого года их работа с кредитами юрлиц все еще не носила системный характер.

В нынешнем положении, когда для оперирования взысканием долгов предприятий понадобился особый финансовый конвейер, сомнительно наличие даже у крупных коллекторов достаточного количества квалифицированного персонала, технического оснащения и первоначального капитала для развития всего вышеперечисленного. К тому же временные лаги возросших за последние два месяца банкротств в реальном секторе делают обращение банков к услугам коллекторских агентств по значительно более длительным процедурам реструктуризации долгов попросту бессмысленным.

Таким образом, есть серьезные основания полагать, что за текущим небывалым всплеском коллекторского рынка может последовать его стремительное падение. Появившиеся как грибы после дождя мелкие агентства с одиозными названиями, посредством которых предполагалось вызвать у должников ощущение ужаса, скорее всего будут вынуждены свернуть деятельность, а из крупных выживут только те, кому удастся сосватать себя на поглощение все тем же банковским сектором.

Не менее существенные трудности испытывает коллекшн и в вопросах, относящихся к юридической плоскости. Деятельность любых коллекторов — как агентских, так и банковских — по-прежнему регулируется исключительно Уголовным кодексом. Причем в последнее время участилось проявление подобного регулирования именно на практике. Еще в марте 2009 г. Генеральная прокуратура РФ инициировала предписание прокурорам всех регионов усилить внимание к прецедентам нарушения коллекторами прав как частных лиц, так и хозяйствующих субъектов. Реакция последовала незамедлительно: соответствующие детальные проверки деятельности коллекторов начались в Тюменской, Липецкой и других областях.

Как минимум результатом таких действий Генпрокуратуры стало мнение большинства участников коллекторского рынка о необходимости чистки собственных рядов и разработки соответствующих не только правовых, но и этических норм работы. Кроме того, сами отечественные коллекторы впервые заговорили и о социальной ответственности своего бизнеса, уже давно находящей разнообразные проявления на западных рынках — от спонсирования образовательных программ до консультирования граждан, оказавшихся в сложном финансовом положении.

Вместе с тем остаются не вполне ясными перспективы принятия закона «О коллекторской деятельности», проект которого пока лишь согласовывается самими коллекторами. Ведь даже несмотря на мощную лоббистскую поддержку банковского сообщества в лице Ассоциации российских банков (АРБ) и Ассоциации региональных банков «Россия» о рассмотрении такого законопроекта в Госдуме пока говорить не приходится.

 

Стремление коллекторов оказать на должников психологически угнетающее воздействие приводит к откровенным казусам. Так, названия некоторых агентств, собирающих долги, почему-то совпадают с аббревиатурами различных спецслужб: ФСБ, КГБ, РОВД, НКВД и др.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА:

Александр Федоров, Председатель совета директоров ОАО «Коллекторское агентство "Центр ЮСБ"»

В целом рынок коллекторских услуг в России состоялся. Есть лидеры, есть аутсайдеры, есть большое количество разрозненных фирм, работающих в одном регионе. Одним из ведущих информационно-исследовательских агентств проведено исследование рынка коллекторских услуг. В этом году в связи с пятилетием образования рынка коллекторских услуг в России будет праздноваться первое упоминание коллекторских услуг в СМИ, заключение первого коллекторского договора. По оценкам наших аналитиков, рынок просроченной задолженности перед кредитными учреждениями состоит на 70% из просроченных долгов физических лиц и на 30% из просроченных долгов юридических лиц.

Принципиальное отличие работы с корпоративными долгами в следующем. Должник – юридическое лицо, как правило, более юридически грамотное, что приводит к неизбежности судебных процедур, чаще пытается бесследно исчезнуть, и очень важно в работе именно с юридическими лицами прийти к должнику первыми. Доля корпоративных долгов будет расти на протяжении всего обозримого будущего. Это связано с резким снижением выдачи кредитов физическим лицам и росту просроченных обязательств в корпоративном секторе экономики. С таким кредитным продуктом, как кредит малому и среднему бизнесу, работа коллекторских агентств принимает системный характер. Что касается закона, который бы регулировал коллекторскую деятельность, то могу с уверенностью сказать, что в нынешнем виде ни один из предложенных законопроектов принят не будет. На мой взгляд, более перспективны частичные изменения действующего законодательства, направленные на защиту прав должников, регламентацию прав и обязанностей взыскателей.