1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1002

К зиме ждут секвестр

Заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко рассказала на брифинге о том, как быстро испаряются все накопленные финансовые резервы и чем это грозит бюджету страны и всей экономике вообще.

Минфиновские подсчеты бюд­жетных доходов и расходов в этом году глубоко пессимистичны, а на 2010 г. и вовсе упаднические.

Т. Нестеренко предполагает, что доходы федерального бюджета в текущем году могут оказаться еще на 800 млрд руб., или на 2% ВВП, меньше, чем заложено в уточненном проекте федерального бюджета.

Замминистра назвала три главных риска, которые способны привести к реализации такого негативного сценария: если инфляция превысит плановые 13%, если спад ВВП превзойдет прогнозные 2,2%, если Минфин не сможет привлечь необходимые средства на внутреннем рынке для покрытия дефицита бюджета.

«Бюджет... позволит нам исполнить все наши обязательства, заложенные в нем. Только с одним „но“. Мы можем больше, чем хотелось бы, использовать наш резерв, – сказала Т. Нестеренко. – А если мы из резервного фонда потратим еще на 800 млрд руб. больше, это очень опасно... Резервный фонд – это не что иное, как некая эмиссия, то же печатание денег... риск инфляции возрастает».

Однако в одобренном Думой уточненном бюджете вместо профицита зафиксирован дефицит 2,978 трлн руб., или 7,4% ВВП. Между тем расходы обещано не снижать. Недополученные доходы Минфин России собирается компенсировать из Резервного фонда (проект бюджета-2009 предусматривает, что 2,746 трлн руб. из фонда будет израсходовано на покрытие дефицита, а 440 млрд пойдет на нефтегазовый трансферт).

По состоянию на 1 апреля в Резервном фонде было 4,118 трлн руб. То есть если фактическую эмиссию почти в 3 трлн руб. Минфин надеется пережить при 13-процентной инфляции, то добавка еще почти в 1 трлн руб. точно перечеркнет все благие намерения.

Между тем инфляция остается главной проблемой для страны, как и до кризиса. Но если до кризиса можно было кредитоваться и перекредитовываться в странах, где общий рост цен не заставлял поднимать немыслимо цену денег, то теперь компаниям, банкам, предприятиям идти за займами некуда. Отсюда рост неплатежей и другие «радости».

Тем не менее, отметила Т. Нестеренко, Резервный фонд этот год еще кое-как переживет. Страшнее думать о 2010-м. По ее словам, доходов больше не получим. Выйти бы на тот же уровень (2009 г.). Ухудшают ситуацию решения, принятые в рамках реформирования пенсионной системы. В 2010 г. Минфин должен вернуть госкорпорациям заимствованные 160,4 млрд руб., а также «средства, взятые из Инвестфонда и из неосвоенных ассигнований на программу развития Сочи».

По подсчетам Т. Нестеренко, в 2010 г. сокращение расходов может составить от 20 до 30%.

Вывод Минфин делает простой: от правительства требуется согласие на кардинальный пересмотр всех расходных обязательств. Тем более что эти расчеты показывают: все остатки Резервного фонда будут потрачены в следующем году. И начнется трата Фонда национального благосостояния (на 1 апреля в нем было 2,915 трлн руб.) на покрытие дефицита Пенсионного фонда.

«У нас не будет другого выхода, как определить в бюджете четко те расходы, которые сократить нельзя, а все остальные объемы будут доведены до министерств в том сокращенном размере, который может себе позволить бюджет», – сказала Т. Нестеренко.

Все это можно было сказать гораздо короче одним словом, хорошо знакомым еще с 1998 г., – секвестр.