1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1797

Направление финансового удара

Государству пока не удалось довести до конца институциональные реформы и создать благоприятные условия для ведения бизнеса в индустриальных отраслях. В то же время оно проводит активную промышленную политику, наращивая свое участие в экономике. В этих условиях предпринимателям вместе с законодателями важно вести диалог с исполнительной властью, чтобы живительный финансовый поток лился равномерно на предприятия всех форм собственности. А деньги эти, как показывает опрос руководителей промышленных и инновационных компаний, проведенный «ЭЖ», ждут везде — от Петербурга до Магадана.

Все многообразие инструментов промышленной политики, которую сегодня проводит государство, можно разделить на 3 основные группы.

Во-первых, косвенные методы, направленные на создание благоприятных условий ведения бизнеса для всех компаний независимо от их имущественного статуса.

К ним относятся скромные налоговые преференции. Государство также пытается проводить объективную антимонопольную политику.

На создание особых экономических зон в ближайшие 3 года держава планирует потратить около 150 млрд руб., на формирование технопарков — еще 20 млрд. К этому же ряду можно отнести усилия, направленные на образование промышленных кластеров, к примеру в автомобильной индустрии.

Отдельная песня — техническое регулирование, предполагающее разработку и принятие современных техрегламентов.

Государство также финансирует подготовку специалистов для промышленности и проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Здесь инструментом выступают бюджетные ассигнования и федеральные целевые программы.

Во-вторых, прямая господдержка промпредприятий, самой приятной формой которой являются бюджетные субсидии, предоставляемые в рамках реализации ряда отраслевых (прежде всего высокотехнологичных) стратегий.

Сюда же относятся механизмы господдержки лизинга и льготные кредиты или субсидирование процентных ставок по займам для промышленных компаний.

Господдержка экспорта также предполагает возможность получения льготных кредитов или государственных гарантий, к тому же держава может оплатить участие фирмы в иностранных выставках и взять на себя затраты на патентование продукции за рубежом.

Мощным инструментом промполитики выступает целый ряд госфондов: Инвестиционный, размеры которого на трехлетний период составят около 200 млрд руб., Российская венчурная компании с уставным капиталом 15 млрд, Банк развития, кредитный портфель которого может вырасти в ближайшие 3 года до 1,5 трлн руб.

Часть государственного заказа, общий размер которого приближается к 800 млрд руб., также ориентирована на промышленные предприятия.

В-третьих, непосредственное участие государства в индустриальных отраслях экономики, в первую очередь создание госхолдингов в авиастроении, судостроении, космической промышленности и пр.

Некоторые эксперты относят к механизмам промполитики реализацию государством инфраструктурных проектов, поскольку они направлены на снятие ограничений роста во всех отраслях, включая и индустриальные.

Существующий инструментарий промышленной политики далеко не однозначно воспринимается всеми экспертами. Так, профильный комитет Совета Федерации подготовил обширный доклад, в котором проанализированы ее принципы и определены важнейшие задачи.

По мнению сенаторов, промышленная политика — это совокупность действий государства как института, предпринимаемых для оказания влияния на деятельность хозяйствующих субъектов.

Традиционные подходы к промполитике (поддержка отдельных отраслей, предприятий и регионов с помощью бюджетных субсидий и кредитов; субсидирование экспорта; национализация и выпуск товаров и услуг госкомпаниями, ценовое и тарифное регулирование; использование госзаказа в целях поддержки тех или иных групп производителей) становятся не просто неэффективными, а бессмысленными.

Основным принципом промполитики становится свобода производственной деятельности. Она подразумевает поэтапную отмену правовых норм, направленных на ее ограничение по тем или иным основаниям (например, на базе технико-экономических особенностей производственных процессов, как в случае правового закрепления понятия «естественная монополия»).

В частности, целью индустриальной политики является полный отказ от лицензирования, прямо нарушающего принцип свободы экономической деятельности, и переход к альтернативным методам регулирования. В соответствии с данным принципом также недопустимо введение государственной монополии на ту или иную деятельность, выделение специально уполномоченных госкомпаний и т.д.

Все формы собственности должны быть равноправными. Промполитика не должна предоставлять льготы и преференции тем или иным фирмам на основе формы их собственности в ущерб остальным участникам рынка (как происходит, например, в случае с муниципальными унитарными предприятиями, получающими дотации из бюджетов различных уровней).

При создании законодательства, регулирующего индустриальную политику, несомненный приоритет должен отдаваться актам прямого действия, не допускающим выпуска инструкций, разъяснений, методических материалов и иных ведомственных подзаконных актов.

Центральное место среди арсенала промполитики должны занимать косвенные методы поддержки предприятий. Прежде всего речь идет о принятии нормативных актов, регулирующих деятельность индустрии в целом, но не предусматривающих прямой поддержки конкретных отраслей (например, техническое регулирование, стимулирование инновационной деятельности и т.д.).

Государство представляет собой особую форму общественного потребления, а не производства. Госсобственность на производственные предприятия и активы допустима только в случаях, связанных с обеспечением внешней и внутренней безопасности (некоторые инфраструктурные сети и часть военного производства).

По оценке сенаторов, входящих в состав Комитета Совета Федерации по промышленной политике, именно такие подходы позволят выработать эффективные меры перспективного и краткосрочного характера.

Хорошо, что политика есть

Отечественные предприниматели придерживаются несколько иного взгляда на промполитику.

В концепции, сформулированной Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), отмечается, что наиболее важным стало возвращение легитимности самому термину «промышленная политика» после длительного периода отказа органов власти от обсуждения возможности ее реализации в нашей стране.

Причиной изменения подходов к промполитике стало нарастание целого клубка проблем (интенсивное старение основных фондов, усиление структурных деформаций в экономике из-за опережающего развития нефтегазового сектора, усиление межрегиональных диспропорций, дефицита квалифицированной рабочей силы и др.).

Решить эти проблемы мерами исключительно институционального характера государству не удалось, потребовались дополнительные механизмы стимулирования развития промышленности.

Союз предпринимателей полностью признает необходимость косвенных мер промполитки, но в отличие от сенаторов бизнесмены не чураются прямой господдержки конкретных компаний. РСПП считает позитивным фактом разработку отраслевых стратегий, а также федеральных целевых программ. Большая часть этих документов формировалась с участием Союза (к примеру, Стратегия развития авиационной промышленности на период до 2015 г.), некоторые сейчас дорабатываются вместе с аналитиками бизнес-сообщества.

Причем, по оценке РСПП, такие стратегии — не просто система мер, направленных на развитие потенциала отрасли (субсидирование кредитных ставок, таможенные льготы, прямое финансирование компаний и пр.). Здесь решаются задачи более высокого уровня.

Характерным примером стала ситуация в автомобилестроении, в котором держава предпочла стимулировать иностранные инвестиции и промышленную сборку на территории России. Государство не отказалось полностью от поддержки отечественной индустрии, однако вектор развития отрасли однозначно направлен на привлечение зарубежных сборочных производств.

Предприниматели пытаются найти общий язык с государством и рассчитывают, что их голос будет услышан властью, которая перешла от равнодушной позиции к активному участию в хозяйственной жизни.

Колючая проволока

Появление активной государственной промполитики последнее время отмечают даже оппозиционеры, длительное время критиковавшие власти за пассивное отношение к наболевшим проблемам нашей экономики, например член-корреспондент РАН Сергей Глазьев.

Однако имущественная составляющая индустриальной политики носит сегодня противоречивый характер. С одной стороны, государство проводит приватизацию РАО ЕЭС — корпорации, которая относится к числу промышленно развитых отраслей. С другой — санкционирует приобретения госкомпаниями ТЭК все новых и новых активов. Правительство принимает решения о создании вертикально интегрированных холдингов в ряде высокотехнологичных отраслей (только госкорпорация в сфере нанотехнологий обойдется в 130 млрд руб.).

Позицию исполнительной власти глава компании «Тройка Диалог» Рубен Варданян сравнил с известной анекдотической ситуацией со скрещиванием ежа и ужа — в результате получается колючая проволока. Проблема в том, что на эту проволоку затрачиваются сотни миллиардов рублей.

Государство в лице наших доблестных чиновников увеличивает свое участие в экономике. Такой напор неизбежно приводит к конкуренции за финансовые ресурсы, особенно на уровне средних предприятий, которые далеко не всегда имеют доступ к госинститутам развития.

Поэтому предпринимателям и народным избранникам нужно вести конструктивный диалог с властью, для того чтобы увеличивать размеры средств на стимулирование частного сектора экономики.

Совсем недавно РСПП подписал соглашение с «Единой Россией» о совместных действиях при выработке механизмов промышленной политики. К такому диалогу вполне могли бы присоединиться и члены верхней палаты парламента, которые настаивают на создании равных условий для всех форм собственности. Всем вместе было бы проще изменить направление финансового удара.

ДЕНИС ДАВЫДОВ, ДИРЕКТОР ПО СВЯЗЯМ С ИНВЕСТОРАМИ ЗОЛОТОДОБЫВАЮЩЕЙ КОМПАНИИ «ПОЛЮС», МАГАДАН:

— ОАО «Полюс Золото» – один из ведущих российских производителей золота. Компания ведет добычу и разведку золота на рудных ироссыпных месторождениях в Красноярском крае, Иркутской, Магаданской и Амурской областях, а также в Якутии. В 2006 г. предприятия компании произвели 37,8 т золота, минерально-сырьевая база компании составила 3000 т запасов категории В+С1+С2.

Большинство месторождений золота в России находятся в труднодоступных районах Сибири и Дальнего Востока, поэтому их освоение связано со значительными затратами на создание инфраструктуры, включая строительство дорог и энергетических сетей. Для некоторых компаний это может стать серьезным препятствием, и здесь государственная поддержка была бы очень полезна.

Мощным инструментом, способным подтолкнуть экономическое развитие отдаленных регионов, является государственно-частное партнерство с привлечением средств Инвестиционного фонда РФ для строительства инфраструктурных объектов.

В частности, ОАО «Полюс Золото» планирует подать заявку в Инвестиционный фонд на финансирование строительства транспортной и энергетической инфраструктуры в рамках освоения золоторудного месторождения Нежданинское в Томпонском районе Республики Саха (Якутия) и крупнейшего в России месторождения Наталкинское в Магаданской области. Инвестиции в создание необходимой инфраструктуры оцениваются как 330 млн и 235 млн долл. соответственно.

АНДРЕЙ ОРЛОВ, ДИРЕКТОР КОМПАНИИ «МРАМОРПРОМРЕСУРС», ЧЕЛЯБИНСК:

— Компанию «Мраморпромресурс» мы создавали с нуля в 2001 г. За эти годы прошли 3 стадии ввода производственных мощностей, причем все делали за свой счет или кредитных ресурсов. Сейчас занимаемся выпуском мелкодисперсных минеральных наполнителей, которые используются в качестве сырья в производстве пластмасс, бумаги, сухих строительных смесей и пр. Годовой оборот предприятия составляет порядка 60 млн руб.

Налоговыми преференциями наша компания не пользуется. Антимонопольная госполитика пока явно недостаточна, мы постоянно ощущаем давление со стороны большого капитала. В нашем регионе уже есть случаи захвата малых предприятий крупными компаниями, в том числе с участием зарубежного капитала.

От особых экономических зон нас отсекли, потому наша фирма имеет средние обороты. На предварительной стадии речь шла о квоте для малого и среднего бизнеса, но потом поставили планку высотой в 10 млн евро, которую не перепрыгнуть.

Относительно технопарков можно сказать то же самое. Существуют требования, которые предъявляются к компаниям, желающим зарегистрироваться на их территории. Критерием отбора служит прежде всего наличие высокотехнологичного проекта. Вот и получается, что нам, производственникам, создавшим свои предприятия с нуля, не находится места ни в ОЭЗ, ни в технопарках.

На мой взгляд, одним из критериев отбора проектов для включения в особые экономические зоны и технопарки должно стать импортозамещение. Пусть там остаются высокотехнологичные фирмы, но тем компаниям, которые выпускают конкурентоспособную импортозамещающую продукцию, необходимо также создавать условия для роста. В стране есть колоссальные природные минеральные ресурсы, например запасы мрамора, а мы ввозим огромное количество продукции из Турции, Чехии и других стран.

Нам очень не хватает информационной поддержки, которая, кстати, предоставляется фирмам, зарегистрированным в ОЭЗ и технопарках. Нашей фирме очень хотелось бы подписаться на европейские и американские отраслевые журналы, в которых можно получить ценную информацию о работе наших коллег за рубежом. Но цена годовой подписки на каждое такое издание составляет около 1,5 тыс долл., что слишком много для средней компании.

Созданные еще в советские времена ТУ и ГОСТы уже устарели. Сегодня на рынке работает много потребителей, которые предъявляют новые требования к качеству нашей продукции (ее техническим, физическим, химическим и другим характеристикам). Поэтому мы были вынуждены пойти по следующему пути: сами разработали технические условия для каждого покупателя нашей продукции и согласовали их с потребителями. Под каждого покупателя мы разрабатываем свою марку продукта.

Но нам хотелось бы иметь единые на сегодняшний день стандарты. Выход видим в создании отраслевого объединения, аналогичного Ассоциации сухих строительных смесей, которая есть в Петербурге. Они выработали единые подходы к оценке качества продукции и разработали свои стандарты. Таким образом формируется более регулируемый, понятный для покупателя рынок. По сути, отраслевые объединения сейчас вынуждены заполнять вакуум, который образовался из-за недостатков в госполитике в области стандартизации.

В нашей стране практически никто не готовит кадры для производства. Нигде нельзя найти специалистов среднего звена — электромонтажников, слесарей-ремонтников. Старую систему профобразования разрушили, а новую не создали; существующие колледжи готовят юристов, экономистов, то есть надстройку, а работников, которые делают сам продукт, никто не учит.

Научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами вынуждены заниматься сами. Едем к нашим покупателям, вникаем в технологию их производства и потом дорабатываем свою продукцию. Делаем заказы в Горном институте, специалисты которого на платной основе решают для нас отдельные проблемы. К сожалению, полученные ноу-хау трудно защитить патентом — очень дорого. Существует механизм господдержки патентования, но выделяемые суммы ограничены определенным размером и не покрывают всех затрат. Поэтому стараемся защитить свои инновации собственными силами, но рано или поздно их все равно крадут.

Похожая ситуация сложилась с субсидированием государством ставки кредита в размере 50% ставки рефинансирования при получении займа в коммерческом банке. Здесь тоже существует потолок в размере 500 тыс. руб. в год, а оставшаяся часть процентов все равно ложится на производителя.

Например, мы взяли инвестиционный кредит 13 млн руб., проценты по которому составляют 1950 тыс. руб. Однако в реальности государство компенсирует нашей компании чуть более 23% этой суммы.

Отдельная и очень грустная песня — господдержка экспорта. Мы хотим поставлять свою продукцию в Европейский союз и Белоруссию. Но процедуры согласования паспортов сделок, доказательства экспорта и получения зачета по НДС крайне сложны. Наша компания просто не в состоянии содержать штат специальных сотрудников, которые будут заниматься этими проблемами.

ЛЕОНИД МАЛЫГИН, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ЦЕНТРА ВЕНЧУРНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ:

— Северо-Западный центр венчурных инвестиций (СЗЦВИ) создан в прошлом году, но мы рассчитываем, что уже к концу 2007 г. наш банк инновационных проектов (ИП) составит порядка 1000.

Из всех инструментов промполитики нам конечно же ближе всего Российская венчурная компания (РВК), которая начала работать в этом году. Наш центр надеется получить средства компании и даже готовит специальную Школу менеджеров инновационных проектов, чтобы в большей степени соответствовать требованиям, которые предъявляются к соискателям.

Другой инструмент, который можно использовать в нашем бизнесе, – особые экономические зоны. В рамках Петербургского международного экономического форума состоялись встречи с представителями РосОЭЗ. Интерес к нашим проектам есть. Беспокоит, конечно, высокий порог для входа в особые зоны, но среди наших ИП найдутся и капиталоемкие проекты, к которым проявляют интерес инвесторы.

Государство может также нам помочь в формировании базы инновационных проектов. Мы считаем целесообразным объединить усилия научно-технических вузов, предложить им принять участие в формировании единой базы ИП.

Центры венчурных инвестиций часто сравнивают с магазинами инноваций, в которых покупатели могут выбрать интересный ИП. Если же объединить научно-технические институты, то можно сформировать целую торговую сеть, которая будет способна предложить инвесторам широкий ассортимент инновационных проектов и услуг.