1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1556

Спорный атом

Через месяц российская урановая продукция будет выведена из-под антидемпинговой пошлины и объемы поставок ядерного топлива из России в США могут вырасти до 10 млрд долл. в год.

Суд международной торговли США признал обогащение урана услугой, которая не может являться предметом антидемпингового расследования, и предписал минторгу США вывести российский низкообогащенный уран из-под действия 112,6%-ной пошлины.

 

На благо США и в пользу Минатома

Это решение, а также последовавшие за ним поправки к Соглашению о приостановлении антидемпингового расследования по поставкам урановой продукции из России в США (СПАР), подписанные 1 февраля 2008 г. главой Росатома Сергеем Кириенко и министром торговли США Карлосом Гутиерресом, предоставляют России возможность продавать обогащенный уран напрямую американским предприятиям и обеспечат на ближайшую перспективу нормальную работу половины атомных энергоблоков США.

Американские эксперты оценивают изменения в отношении к российскому ядерному топливу как «первую победу на трудном пути отказа от услуг монопольного поставщика российского урана в США — компании USEC».

Дело в том, что по соглашению ВОУ-НОУ 1993 г. нашей стране был навязан названный американский посредник, которому до 2013 г. Россия обязана продавать по бросовым ценам низкообогащенный уран (НОУ), извлеченный из высокообогащенного оружейного урана (ВОУ). И хотя USEC продает российское ядерное топливо энергетическим предприятиям уже по рыночной цене, электроэнергия американских АЭС по себестоимости оказывается менее 2 центов за кВт.ч и может успешно конкурировать даже со станциями, работающими на угле.

Общий объем поставок урана из России в США в течение 20 лет действия соглашения ВОУ-НОУ составит 500 т. Причем цена топлива постоянна и не зависит от конъюнктуры рынка, хотя цены на уран выросли с 12 долл. за фунт в 2003 г. до 136 долл. в 2007 г. Потери российского партнера USEC — ОАО «Техснабэкспорт» — достигают 500—700 млн долл. в год.

Для справки: природный уран, которого в руде содержится от 0,3 до 4%, включает 0,7% урана-235, а атомные станции в основном работают на 4—5%-ном уране-235. Для атомной бомбы нужен 90%-ный уран-235.

Поправки к СПАР позволяют начать подготовку прямых контрактов поставки российского низкообогащенного урана по рыночным ценам уже с 2011 г. К 2014 г., после истечения соглашения ВОУ-НОУ, объем прямых поставок услуг по обогащению из России может составить 20% американского рынка. Недискриминационные условия, по словам С. Кириенко, позволят России полностью задействовать мощности по обогащению урана, которые составляют 40% от мировых.

Разработчики Новой энергетической стратегии США предрекают 50%-ный энергодефицит в стране к 2020 г. И предлагают выход — интенсивное развитие нетрадиционных источников энергии и атомной энергетики. Естественно, американским энергокомпаниям при нынешней урановой конъюнктуре выгоден прямой выход на российских поставщиков. А перед главой Росатома открывается радужная перспектива ежегодно получать от американцев до 10 млрд долл. прибыли.

Однако новый виток урановых договоренностей России и США не снимает проблему выгодности для нашей страны торговли стратегическим сырьем.

 

Хорошего много не бывает

Сейчас в 30 странах мира функционируют 440 ядерных реакторов. По расчетам специалистов ОАО «Техснабэкспорт», дефицит урана в мире может возникнуть уже в 2010 г., когда многие страны начнут ввод новых энергоблоков. И тогда цены на энергоноситель взовьются, как сегодня на нефть. К 2050 г. эксперты прогнозируют увеличение мощностей мировой атомной энергетики по крайней мере вдвое. Это рынок в 500 млрд долл., на котором Россия может рассчитывать как минимум на 20% — 60 энергоблоков по 1,5 млрд долл., и это без стоимости топлива. За такой рынок стоит побороться.

В прошлом году на международной энергетической неделе в Москве глава Росатома уверял, что разведанные запасы урана в России составляют более 800 тыс. т, а с учетом международных договоров перевалят и за миллион. Несколько ранее Росатом называл более скромную цифру — около 600 тыс. т. А эксперты МАГАТЭ склонны к еще более сдержанной оценке — 150 тыс. т. Чья цифра вернее, покажет время, но советник главы Росатома Игорь Конышев утверждает, что «существующих разведанных запасов урана в нашей стране достаточно для обеспечения реализации программы развития ядерной энергетики до 2015 г.».

Однако из его же слов становится ясно, что экспортный потенциал России ограничен дефицитом разведанных и освоенных залежей природного сырья: «Около 50% уранового сырья в стране относятся к категории труднодобываемых, что неизбежно делает технологический процесс затратным и нерентабельным». А посему, «учитывая биржевые цены на уран в мире, на данном этапе экономически целесообразным будет совместная разработка урановых рудников в третьих странах», заключает И. Конышев. Отметим, что среднее содержание урана в руде месторождений стран СНГ не превышает 0,2—0,3%, в то время как в Австралии концентрация урана доходит до 0,4%, а в Канаде она даже выше 3—4%.

Последнее время Москва стала испытывать серьезные трудности с подписанием долгосрочных соглашений по закупкам природного урана в странах СНГ. К примеру, с Ташкентом (запасы около 100 тыс. т) и  Киевом (250 тыс. т) давно идут переговоры по урану, однако надежные партнерские связи так и не организованы. Исключение — Казахстан с запасами в 620 тыс. т. На территории Казахстана создано несколько СП по добыче урана с общей проектной мощностью до 6 тыс. т в год, но пока поставки сырья в Россию в объеме 1 тыс. т начало только СП «Заречное». Заключив соглашения с Россией, Казахстан объявил о прекращении с 2014 г. экспорта природного урана и в то же время начал переговоры с американской компанией Westinghouse — конкурентом Росатома.

Неопределенность отношений с соседями и перспективы экспорта высокотехнологичного производства атомных энергоблоков заставляют Россию расширять круг поставщиков и рассматривать варианты в Нигерии, Намибии, Бразилии. В сентябре 2007 г. подписано соглашение, по которому Россия с 2010 г. в течение 30 лет будет покупать у Австралии (40% мировых запасов — 990 тыс. т) сырье как минимум на 1 млрд долл. ежегодно.

 

Прогресс требует бережливости

Сегодня атомные мощности в энергобалансе страны составляют всего 16%. Между тем ежегодная потребность России в ядерном топливе (вместе с экспортом) — около 18 тыс. т. Переход России на интенсивный путь развития требует выхода на 25% атомной генерации. Согласно Энергетической стратегии России рост производства электроэнергии на АЭС к 2020 г. должен увеличиться в 2 раза — со 150 до 300 млрд кВт.ч. Объем потребления урана соответственно тоже вырастет почти в 2 раза. Кроме того, не стоит забывать, что Россия намерена расширять присутствие на мировом рынке высоких ядерных технологий.

Академик РАН, вице-президент РНЦ «Курчатовский институт» Николай Пономарев-Степной напоминает, что реализация долгосрочной атомной программы принципиально зависит от организации работ по управлению использованием атомной энергии от добычи сырья и обогащения урана до генерации и продажи энергии.

Руководитель Роснедр Анатолий Ледовских говорит, что уран есть в Забайкалье, Зауралье, на Чукотке, в Калмыкии и в Центральной Сибири. «Геологические изыскания показывают, что перспективы по урану большие, и если в течение 5 лет на 3—4 участках будет построено производство, то проблемы уранового сырья у России не будет».

Однако успехи геологоразведки и горнорудной промышленности не снимает проблемы рачительного отношения к стратегическому сырью. И сегодня перед руководством страны стоит вполне конкретный вопрос: что выгоднее — поддержать энергетику США и получить из-за океана сотню-другую миллиардов американских долларов или создать свой мощный и надежный энергетический потенциал, развивать собственную энергетику и торговать уже конечной продукцией, энергоблоками и ТВЭЛ, а не, как обычно, сырьем и полуфабрикатами?,