1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Деньги без памяти

«Главная высота России» насчитывает всего лишь 102 метра над уровнем моря. Но именно здесь, на Мамаевом кургане в Волгограде, возвышается знаменитая на весь мир статуя Родины-матери и покоятся останки десятков тысяч советских солдат, отдавших свою жизнь в дни Сталинградской битвы. Это место священно для миллионов россиян, однако доступ к нему может вскоре оказаться платным.

До 31 января 2008 г. государственный историко-мемориальный музей-заповедник «Сталинградская битва» считался памятником областного значения и финансировался соответственно из регионального бюджета. На содержание Мамаева кургана (и музея-панорамы «Сталинградская битва», входящей в состав мемориала) выделялось 40 млн руб. в год. Этих денег хватало лишь на самые необходимые нужды.

2 февраля, в день 65-летней годовщины победы в Сталинградской битве, первый вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Медведев, посетивший Волгоград, заявил, что мемориальный ансамбль на Мамаевом кургане передан в федеральное управление Росохранкультуры. Соответствующим документом определена численность сотрудников мемориала и выделены ассигнования на сумму 162 млн руб. в год.

«С помощью этих средств можно будет решить многие насущные проблемы мемориала. Все вопросы, касающиеся памятника, будут решаться легче и быстрее», — сообщил журналистам нынешний и.о. председателя Комитета по культуре администрации Волгоградской области Александр Фаизов.

6 февраля в должность директора музея-заповедника «Сталинградская битва» вступил Александр Величкин, много лет проработавший как раз на посту председателя указанного комитета. И уже в конце месяца он сделал громкое заявление о грядущих масштабных переменах. По его словам, к 2010 г. Мамаев курган обрастет забором в виде ажурной решетки. Появится она не в целях коммерции, а для охраны памятника от вандалов.

«Вопрос ограждения Мамаева кургана металлической изгородью практически решен, — заявил на пресс-конференции А. Величкин. — Забор будет красивым и не испортит впечатление от памятника. Наша главная цель — защитить территорию от незаконных застроек и вандализма. Ведь инциденты варварства и воровства происходят регулярно. Крадут гранитные плиты, металлические люки, даже цветы… Закроют доступ для автомобилей, которые пока беспрепятственно ездят по территории заповедника».

В принципе в отсутствие коммерческих интересов у руководителей мемориала можно было бы и поверить, если бы не одно «но». Вместе с появлением решетки вход на Мамаев курган станет платным. Чиновники подчеркивают, что платный вход (а без денег на «главную высоту России» смогут проходить лишь ветераны) решит финансовые проблемы.

Вырученные средства они намерены перечислять на ремонт и реставрацию памятников. Если учесть, что ежегодно Мамаев курган посещают более 1 млн человек, а стоимость прохода будет определена, к примеру, в 25 руб., то сумма получится вполне приличная. Правда, сначала нужно будет соорудить не менее 3 тыс. м забора авторской работы — наподобие решетки Летнего сада в Санкт-Петербурге. Ну да для этого есть теперь федеральный бюджет, тем более что в Росохранкультуре идею с оградой уже одобрили.

В отличие от работников федеральных структур представители региональных властей к этой идее отнеслись крайне отрицательно.

«Прежде чем делать такие заявления, — сказал волгоградский губернатор Николай Максюта, — нужно подумать, что обнесение забором столь огромной территории потребует колоссальных средств, которые надо где-то взять. То есть, чтобы выделить из бюджета деньги (между прочим, наши — налогоплательщиков) на этот грандиозный проект, надо будет урезать какие-то другие сферы, к примеру медицину или образование. В результате горожане и гости города будут приходить на Мамаев курган и еще платить за вход на место, которое до сих пор считалось народным достоянием. Чтобы оградить застройки, нужно контролировать границы, а ограждать для этого забором территорию вовсе не обязательно. Лично я считаю, что забор не украсит мемориальный комплекс. И платного входа никогда не будет — он должен быть доступен для всех, независимо от благосостояния».

Еще более резко прокомментировала заявление бывшего главного культуролога области Валентина Клюшина, проработавшая на Мамаевом кургане 35 лет и только недавно ушедшая на пенсию с должности замдиректора памятника-ансамбля. «Это просто дикость, все равно что ставить забор на кладбище и продавать билеты. В майские дни мемориал посещают до 300 тыс. человек, чтобы почтить память усопших и поздравить тех, кто еще живет. Думаю, что если сделать платный вход, то людей станет меньше. А молодежь, которую и так не заманишь, и вовсе перестанет приходить на Мамаев курган. О каком патриотическом воспитании можно тут говорить?!»— заявила она.

Можно было бы привести еще и мнения многих ветеранов, считающих, что нельзя зарабатывать на «нашей национальной гордости», но прислушаются ли федеральные власти к их словам, как и к словам главы региона? Ведь Мамаев курган стал памятником федерального значения, а, следовательно, областные власти вряд ли смогут самостоятельно повлиять на ситуацию.