1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1402

Стратегия выживания

Сделать отечественный химический комплекс конкурентоспособным, добиться эффективного соответствия объемов производства, качества и ассортимента химической и нефтехимической продукции совокупному спросу российского и мирового рынков — сложная задача, которую намечено решить в рамках «Стратегии развития химической и нефтехимической промышленности до 2015 года».

Ученые, специалисты, эксперты, руководители предприятий и регионов на V Московском международном химическом саммите (25—26 марта) объективно рассмотрели реальность предложенной Правительством РФ программы развития отрасли.

Было гладко на бумаге

Инновационный сценарий Стратегии предполагает за 7 лет увеличить инвестиции в химический комплекс в 4,6 раза. Это чуть больше 4 трлн руб., из которых федеральный бюджет обеспечивает около 1%.

По инерционному сценарию цифра финансирования Стратегии в 3 раза скромнее — 1693 млрд руб., а доля вклада федерального бюджета стремится к нулю. Бюджетное финансирование НИОКР прогнозируется в объеме 3 млрд руб. за счет средств на научные исследования и разработки Минпромэнерго. Это капля в море по сравнению с вкладом в науку и новые технологии любого из 50 основных конкурентов России на мировом рынке.

Расчет — на Инвестиционный фонд, Банк развития и Российскую венчурную компанию, которые должны взять на себя государственное бремя финансирования инвестиционных проектов.

Если учесть, что сегодня основная часть инвестиций химического комплекса формируется за счет собственных средств предприятий (около 60%), а руководство компаний больше склонно не к инвестированию, а к получению прибыли (48% в 2004—2005 гг. и 57% в 2006 г.), то реализация финансовых расчетов Стратегии представляется сомнительной. Минпромэнерго, возможно, рассчитывает на большие инвестиции иностранных фирм, которые и обеспечат ведомству оптимистическую отчетность. Но эксперты склонны к выводу, что обозначенных в Стратегии средств явно не достаточно, чтобы решить системную проблему отрасли — ликвидировать или хотя бы уменьшить постоянно растущую пропасть между спросом рынка химической продукции и возможностями российского химического комплекса.

Отрасль теряет былые конкурентные преимущества (дешевые сырье и энергия) и безнадежно отстает в формировании новых. К 2015 г., с учетом реального курса рубля, цены на природный газ для всех категорий потребителей должны достигнуть 129,1 долл. за 1 тыс. куб. м. Темпы роста цен на газ составят 488,1% по сравнению с 2006 г., тарифов на электроэнергию — 246,7—257,7%, тарифов на железнодорожные перевозки — 212,1%. Фактически уже в 2006 г. в отрасли отмечено снижение прибыли со 116,6 до 110,7 млрд руб.

Президент Российского союза химиков Виктор Иванов утверждает, что без промышленной политики Правительства РФ в ближайшие годы практически все отрасли российского химического комплекса вынуждены будут бороться за выживание.

Болевые точки

Стратегия называет симптомы болезни химического комплекса и основные направления решения системной проблемы.

1 Предстоит научиться поспевать за структурными трансформациями мирового и российского рынков. То есть за изменением структуры спроса и предложения химической продукции как в товарном, так и в географическом аспекте.

2 Надо вырваться из технологической отсталости с высоким износом основных фондов (от 46 до 100%), развивать мощности производств важнейших видов продукции, чтобы избавить их от предельной загрузки (90—100%). Существует целый ряд прорывных отечественных технологий. Беда только в том, что внедряются они не у нас, а за рубежом. Генеральный директор ВНИПИнефть Владимир Капустин считает, что российские проектные институты могут стать технологическими лидерами. Однако рынок услуг по управлению проектами поделен между зарубежными компаниями, и только при создании института проектного финансирования российскими банками можно переломить ситуацию.

3Необходимо поднять инновационную активность предприятий химического комплекса. Сегодня удельный вес отгруженной инновационной продукции в общем объеме химических товаров — менее 10% (7,9% — в 2004 г., 7,8% — в 2005 г.). Российские компании предпочитают импорт технологий как более быстрый способ модернизации производства.

Ситуация усугубляется неразвитостью инновационной инфраструктуры (посреднические, информационные, юридические, банковские и прочие услуги) рынка технологий, а также нерешенностью проблем правового и организационного порядка в вопросах охраны и передачи объектов интеллектуальной собственности, сертификации инновационной продукции.

4Требуется преодолеть ресурсно-сырьевые ограничения. В. Иванов напомнил, что 20 млрд куб. м попутных газов (более 50% ресурсов) сегодня сжигается в факелах и на этом страна теряет ежегодно 360 млрд долл. Глубокой переработке подвергается всего около 7% природного газа (мировая практика — 12%).

Академик РАН Илья Моисеев убежден, что надо развивать газохимию — этилен, полученный из природного газа, намного дешевле этилена из нефти. Глубина переработки нефти на российских НПЗ — 72% (на зарубежных заводах — 87—95%). Выход бензинов в России составляет 15,6% (в США 43,3%). Дизельного топлива и мазута в стране производится в 2 раза больше потребности. Энергозатраты в отечественном химпроме в 3,5 раза выше, чем на аналогичных производствах за рубежом.

5Предстоит изменить отношение к экологиии. Химическая и нефтехимическая промышленность ежегодно выбрасывает в окружающую среду не менее 15 млн т токсичных веществ, а обезвреживается около 20% выбросов.

Самые острые проблемы химического комплекса — отечественное машиностроение и кадровый дефицит. Оборудование, сделанное на 30 российских предприятиях, не отвечает современным требованиям качества и пользуется очень ограниченным спросом. А на сложной прогрессивной иностранной технике просто некому работать.

Не накаркать бы

Инерционный сценарий Стратегии лишает химический комплекс каких-либо перспектив. Намеченный рост тарифов на продукцию естественных монополий ведет к тому, что из 45 важнейших продуктов к 2010 г. сохранят конкурентоспособность на внутреннем рынке лишь 15 (30%), а к 2011 г. — 8 (20%).

Прибыль предприятий за 2008—2010 гг. снизится на 56,5 млрд руб. Рентабельность производства продукции (товаров, работ, услуг) упадет с 11,9% в 2006 г. до 8,4% в 2010 г.

Затраты на 1 руб. продукции (товаров, работ, услуг) в химическом комплексе увеличатся к 2010 г. относительно 2006 г. на 3,1%.

Реализация этого сценария приведет уже в 2011—2012 гг. к стагнации российского химического производства, вытеснению отечественных компаний с внутреннего и внешнего рынков.

Только о хорошем

Инновационный сценарий должен открыть путь коренной технологической модернизации предприятий отрасли, внедрению ресурсо- и энергосберегающих технологий, освоению производства новой высокотехнологичной продукции. При этом прибыль в химическом комплексе по Стратегии вырастет в 14 раз к уровню 2006 г. и достигнет 1,6 трлн руб.

Основная проблема инвестирования в частно-государственном партнерстве, по мнению генерального директора ассоциации «Аспект» Льва Трусова, — отсутствие его правового регулирования. Он отметил, что «статус нефтехимической отрасли в масштабах страны весьма скромный, таков же и уровень ее господдержки». Государство вкладывает средства в ФЦП, а по химии и нефтехимии нет ни одной.

Впрочем, разработчики Стратегии утверждают, что для мощного всплеска инвестиционной активности есть предпосылки.

· Крупные корпоративные структуры способны самостоятельно или при поддержке государства организовывать выпуск конкурентоспособной химической продукции.

· Углеводородное и минеральное богатство еще 25—50 лет будут поддерживать Россию в сырьевых лидерах.

· Крупные химические промышленные узлы (центры, комплексы), связанные общей инфраструктурой (очистные сооружения, ТЭЦ, водозаборы, транспорт и т. д.), повышают инновационные возможности отрасли.

· На отдельных направлениях еще остался научно-технический потенциал, который способен поднять удельный вес передовых технологий в отрасли до 30—50%.

ЦИФРА

Объем производства продукции химического комплекса:

· 630 млрд долл. — США

· 270 млрд долл. — КНР

· 200 млрд долл. — ФРГ

· 140 млрд долл. — Франция

· 41 млрд долл. — Россия

ПОДАННЫМ РС

КОММЕНТАРИИ

ЮРИЙ ЛУЖКОВ, МЭР МОСКВЫ:

— Анализ имеющихся и запланированных инвестиционных проектов показывает, что к 2015 г. мы не сократим, а увеличим отставание. А это значит, что Россия будет импортировать продукты переработки нефти и газа, обладая при этом крупнейшими запасами углеводородов. Ситуацию нужно менять, и прежде всего — в области государственной политики.

ЮСТ ЯНЦ, ПРЕЗИДЕНТ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО БИЗНЕСА LYONDELLBASELL INDUSTRIES:

— Российская нефтехимическая промышленность находится на пороге серьезных изменений — как в отношении роста и обновления производственных мощностей, так и в стремлении идти по пути дальнейшего углубления переработки углеводородов. Это дает представителям международного химического бизнеса достаточно оснований серьезно задуматься о преимуществах, которые можно получить от развития в России совместного высокотехнологичного производства.

РАФИНАТ ЯРУЛЛИН, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ОАО «ТАТНЕФТЕХИМИНВЕСТ-ХОЛДИНГ»:

— Страна, использующая устаревшие технологии, рискует превратиться в музей нефтехимии и химии. Сегодня в России нет ни одной установки по получению жидких углеводородов и олефинов из газа по технологии GTL, хотя есть современные разработки. Разговоры об эффективном использовании газа идут уже долго, но решение так и не принято.

МИХАИЛ ОВЧАРЕНКО, ПРЕЗИДЕНТ НАЦИОНАЛЬНОГО АГРОХИМИЧЕСКОГО СОЮЗА:

— Цены на рынке минеральных удобрений сегодня завышены. Калийные производители получают доходность от реализации своей продукции — 200%, фосфорные удобрения дают прибыль более 50%, азотные удобрения — 40%. Расчеты показывают, что цены на минеральные удобрения для отечественных производителей могут быть снижены. В частности, на эту задачу будет работать демонополизация рынка сырья для удобрений.