1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1210

Когда урожай не в радость

Любое перепроизводство усугубляет кризис
Когда урожай не в радость

По данным Минсельхоза РФ, Россия в 2008 г. собрала рекордный урожай зерновых культур — более 112 млн тонн в чистом виде, что на 20% превышает результат прошлого года. Образовались излишки в объеме до 30 млн тонн. В сентябре — октябре это привело к обвалу цен на рынке.

«Ценовые» качели

Чем выше поднималась планка урожайности, тем тревожнее становились сообщения из регионов о ситуации на зерновом рынке. Если еще весной и летом трейдеры платили производителям за 1 тонну продовольственной пшеницы 9,5 тыс. руб., а за 1 тонну ячменя 7 тыс. руб., то в октябре этипоказатели снизились до 5 тыс. и 3,5 тыс. руб. соответственно. И эта тенденция пока продолжается и в ноябре.

Первыми ощутили последствия кризиса от перепроизводства зерна на своих доходах хлеборобы Южного федерального округа, в частности Краснодарского, Ставропольского краев, Ростовской области, собравшие по 6—7 млн тонн зерновых. Производители обвиняют в искусственном создании ценовых «качелей» трейдеров, которые отказываются покупать зерно по устраивающим производителей ценам. В частности, приостановили закупку зерна в Ростовской области компании «Астон», «Бунге СНГ», «Артис-агро экспорт», «Агро-трейд», сообщает на своем сайте областной минсельхоз. С 1 по 25 октября трейдеры снизили ставки на пшеницу 3-го и 4-го классов на 1000—1500 руб., на фуражную — на 800—1000 руб.

Бессмысленно покупать зерно на падающем рынке, гово­рит директор по корпоративным вопросам «Бунге СНГ» Кирилл Болматов. Трейдеры опасаются не исполнить экспортные контракты — фермеры не готовы продавать пшеницу по заниженным ценам. По его словам, в ноябре компания еще планирует покупать зерно, но только в Новороссийске, где оно идет на экспорт большими объемами на крупнотоннажных судах. Но и там закупочные цены в 2 раза ниже прошлогодних. В октябре закупочные цены в южных портах на пшеницу 4-го класса составляли 4500—5000 руб. за 1 тонну.

Еще один крупнейший зерновой трейдер — «Юг Руси» продолжает закупать пшеницу, но по очень низкой цене: фуражную — от 1250 до 3000 руб. за 1 тонну, 4-го класса — 1550—3900 руб., 3-его класса — 2750—4500 руб.

«Весь непроданный урожай (14 500 тонн зерна) придержим, пока цена не поднимется хотя бы до 5000 руб. на фуражную пшеницу, чтобы не продавать себе в убыток», — говорит председатель совета директоров компании «Максима» Борис Янковский. В хозяйстве «Исток» также в закромах остался урожай.

«Невозможно продавать зерно за 2000—3000 руб. за тонну при себестоимости 4200 руб., — сетует глава крестьянско-фермерского хозяйства Петр Ратушный. — Из-за недостатка средств пришлось взять топливо и удобрения в долг для закладки нового урожая озимых, не хватает денег на зарплату сотрудникам хозяйства».

По прогнозам Минсельхоза РФ, к весне станут банкротами до 20% хозяйств России. Но сами производители считают, что таковых будет больше.

В то же время отмечается, что у снижения внутренних цен на фураж есть безусловные сторонники — животноводы. Для производителей свинины и мяса птицы большой урожай зерна и снижающиеся цены на него — это безусловный плюс. Правда, на фоне крупного минуса: торговля, по заявлению министра сельского хозяйства России Алексея Гордеева, стала гораздо хуже расплачиваться с поставщиками готовой продукции. И это мешает производителям мяса воспользоваться выгодами, связанными с относительной дешевизной кормов.

Аналитики зернового рынка называют несколько причин ценового кризиса при реализации производителями зерна.

Во-первых, резко снижаются мировые цены, потому что высокие урожаи получены не только в России, Казахстане и на Украине, но и в странах Европы, США, Канаде, Австралии. Пшеницы, как утверждают некоторые международные аналитики, на земном шаре собрано в этом сезоне 679 млн тонн против 611 в прошлом году. Из них в России — 65 млн тонн.

Во-вторых, у традиционных зарубежных покупателей россий-ского зерна в Египте, Таджикистане, Узбекистане, Алжире и других странах, судя по всему, из-за глобального финансового кризиса возникли трудности с деньгами на покупку зерна.

Если экспортеры не увезут из страны «лишнее» зерно, считает большинство экспертов, внутренняя цена упадет еще сильнее, и растениеводы потеряют все стимулы для развития производства.

Спасательный круг для хлеборобов

Перепроизводство — самый большой кризис для крестьян, заявил недавно на пресс-конференции в Москве президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский. Он считает, что в сложившихся условиях проблему излишков зерна на рынке должно решать государство.

«Дело в том, что в мире достаточно стран, готовых купить наше зерно. Но у них в условиях мирового финансового кризиса нет на это денег. Необходимо выдать им так называемые связанные кредиты, которые можно использовать исключительно на покупку нашего зерна», — считает глава РЗС.

В пользу экспорта говорит и то, что при нынешней цене 240 долл. за 1 тонну зерна он принесет в экономику около 5 млрд долл. заработанных денег. Что может быть очень важно в ситуации, когда денег в банках мало и они очень дорогие.

Кроме того, А. Злочевский заявил, что закупочные интервенции, которые проводит на зерновом рынке государство, проходят вяло. «Государство обладает ресурсом, который позволяет снять с рынка 7 млн тонн зерна», — сообщил президент РЗС. По его мнению, это достаточно большой объем, который позволит уменьшить давление излишков на рынок.

В Правительстве РФ, судя по последним решениям, понимают, что с трудом достигнутые успехи в аграрном секторе нужно защитить от жесткого давления финансового рынка. В частности, премьер-министр Владимир Путин напомнил на заседании Президиума Правительства, что аграриям выделен 21 млрд руб. на компенсацию растущих топливных цен. А. Гордеев сообщил, что в ходе зерновых интервенций государство может закупить у растениеводов 5—6 млн тонн зерна.

Государственные интервенции, по словам министра, позволяют закупать зерно напрямую у производителей, минуя услуги трейдеров и прочих перекупщиков. Да вот какая петрушка получается в действительности: пока фактически закуплено лишь чуть больше 500 тыс. тонн, что никак не повлияло на общую ситуацию на рынке.

А. Злочевский отметил, что в России сейчас пытаются запустить механизм залоговой закупки зерна. Он позволит растениеводам сначала продать урожай государству по сравнительно низкой цене. А затем, если будет выгодно, выкупить его и продать на рынке дороже. «Если эти механизмы будут оперативно запущены, появится возможность вовремя профинансировать и оперативно провести весенние полевые работы», — заявил А. Злочевский.

Старший советник директора Инвестиционного центра продовольственной и сельскохозяйственной ООН (Food and Agriculture Organization) Евгения Серова утверждает, что развитый мир производит продовольствие уже на пределе технологических возможностей. Получить на Западе дополнительный центнер с гектара настолько дорого, что зачастую и не имеет смысла. А Россия легко может поднять урожайность с нынешних 25—30 центнеров зерна с гектара до 80. Для нее приоткрылось окошечко возможностей, через которое она может проникнуть на мировые рынки.

В свою очередь, директор Национальной товарной биржи Сергей Наумов считает, что стабилизации ценовой «карусели» будет способствовать создаваемый в настоящее время единый для всей России биржевой рынок.

«С организацией рынка поставочных фьючерсов на пшеницу появится биржевой индикатор цен на рынке зерна на будущие периоды. Участники рынка получат возможность страховать ценовые риски и планировать хозяйственную деятельность более эффективно», — отметил собеседник «ЭЖ».

Хлебная инфляция

Но вот еще один российский парадокс: уже четвертый месяц цены на зерно снижаются, а стоимость хлебобулочных изделий, тем не менее, продолжает расти. Хлеборобам может помочь государство, например, усилить закупочные интервенции. А кто поможет потребителям? С января цены на хлеб уже поднялись на 23%. И по прогнозам РЗС до конца года батоны и буханки могут подорожать еще на 7—8%

«Вклад зерна в «хлебную» инфляцию ничтожен, — утверждает президент РЗС А. Злочевский. — Сегодня доля зерна в себестоимости буханки хлеба составляет 12%. В пиковые моменты, когда цена зерна доходила до 9 тыс. руб. за тонну, доля зерна в себестоимости хлеба составляла 22%. Это исторический максимум».

Так в чем причина «хлебной» инфляции?

По словам А. Злочевского, искать ее нужно в высоких ценах на энергоносители, тарифах естественных монополий и транспортных расходах. Последние, кстати, могут стать существенным «драйвером» роста цен. Ведь большой объем продовольственного зерна в России традиционно собирается за Уралом.

«Придется везти, а это значит, что все расходы, связанные с логистикой, лягут на потребителя, — предупредил президент РЗС. — Кроме того, цены могут взвинтить торговцы. В связи с финансовым кризисом многие сети находятся на грани дефолта и вынуждены фактически кредитоваться у поставщиков и потребителей».

Ситуацией уже заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая начала разбираться, почему в России продолжает дорожать хлеб.

«Цена на пшеницу упала в 2,5—3 раза, почему цена на печеный хлеб должна расти? — возмущается глава ведомства Игорь Артемьев. — Мы будем требовать, чтобы цена на хлеб не только не повышалась, но и снижалась».

В свою очередь, министр А. Гордеев сообщил журналистам, что министерство направило в Правительство РФ свои предложения по проекту федерального закона «Об основах государственного регулирования и развития торговой деятельности в РФ».

По мнению министра, законопроект должен предусмотреть для Правительства РФ возможность в определенных ситуациях регулировать торговую наценку на социально значимые продукты питания.