Растут инвестиции в реальный сектор экономики

| статьи | печать

По данным Росстата, три квартала 2021 г. характеризуются приростом инвестиций к соответствующему периоду 2020 г. по крупным и средним компаниям на 8,5%, а к соответствующему периоду 2019 г. — на 6,6%. Для полного круга организаций эти цифры составляют 7,6 и 3,2% соответственно. С учетом падения инвестиций на 3,1% в январе — сентябре 2020 г. можно говорить о реальном ускорении в этом году инвестиционной динамики, а не просто об эффекте базы, отмечается в очередном выпуске «Комментариев о государстве и бизнесе» от Национального исследовательского университета ВШЭ.

Отмечая общую позитивную картину, ученые не упускают и то, что возрастают диспропорции в инвестировании различных секторов: «...прирост инвестиций в почтовой и курьерской деятельности составил 290%, а, например, в медленно восстанавливающейся сфере железнодорожных перевозок наблюдался спад на 29%».

Тем не менее неоспорим общий позитивный тренд в инвестировании, который не могут поколебать некоторые примеры временного торможения. Исследователи отмечают, что «в некоторых отраслях сектора услуг наблюдался небольшой инвестиционный спад. В частности, на 1% снизились инвестиции в сфере здравоохранения (после значительного роста в первый год пандемии), на 1,3% — в образовании». Зато, подчеркивается, в сфере гостеприимства и общественного питания наблюдался прирост на 9,8% к I—III кварталам 2020 г. (+9% к аналогичному периоду 2019 г.). Еще отрадно, что высок прирост инвестиций в финансовой и страховой деятельности (+39,8% и +50% к рассматриваемому пе­рио­ду 2020 и 2019 гг. соответственно); это вполне корреспондирует с таким новым трендом, как существенный рост страховых взносов по кредитному страхованию жизни.

Замедление в ­III квартале — просто исключение

Исследователи отмечают уверенную поступь ­ВВП к новым высотам — прирост экономики в ­III квартале хотя и замедлился до 0,7% против 1,5% во II квартале, но остался в положительной области. Иную оценку дают авторы работы поведению инвестиций в ­III квартале.

«Приходится констатировать, что с инвестициями ситуация заметно хуже: по нашим оценкам, несмотря на сохранение высоких темпов роста в годовом выражении, пос­ле устранения сезонности можно говорить о том, что в ­III квартале произо­шло их снижение на 0,2% относительно II квартала, — отмечают ученые. —...­III квартал 2021 г. стал исключением. Если исходить из того, что это временное явление, тогда динамику инвестиционного процесса в 2021 г. можно в общих чертах назвать положительной».

В самом деле, рост инвестиций за I—­III кварталы превысил уровень, запланированный в рамках проектов по национальному развитию России (ожидаемое в них увеличение к 2030 г. инвестиций в основной капитал на 70% по сравнению с 2020 г. означает 5,4% среднегодового прироста).

Роль вирусов в отечественном инвестиционном процессе

Эксперты полагают, что кризис, ассоциированный с пандемией, может способствовать укреплению ряда стратегически важных, но «некрупных» (с точки зрения доли в ­ВВП, капиталоемкости и т.д.) секторов, при потере инвестиционной привлекательности теми секторами, которые вносят основной вклад в экономический рост в России. Подобное происходило, например, с нефтедобычей на фоне падения цен на нефть и пос­ледовавшего за ним сокращения объемов добычи нефти.

Также ученые подчеркивают: «Январь — сентябрь (I—­III кварталы) 2021 г. характеризовались приростом инвестиций на 8,5% к соответствующему пе­рио­ду 2020 г. по крупным и средним предприятиям и на 7,6% — по полному кругу предприятий. По отношению к соответствую­щему пе­рио­ду 2019 г. также наблюдался явный прирост: +6,6% по крупным и средним предприятиям, +3,2% по полному кругу».

«Может показаться, что в целом объем инвестиций заметно превысил „доковидный“ уровень, однако если удлинить ретроспективный временной горизонт, картина предстает в ином свете: самый благоприятный пе­рио­д инвестиционной активности в российской экономике приходится на пе­рио­д 2000—2013 гг., когда среднегодовой прирост инвестиций составлял 9,1%; по объе­му инвестиций максимум был достигнут в начале 2013 г. При этом за 2014—2020 гг. среднегодовой прирост инвестиций в основной капитал имел, по данным Росстата, значение, близкое к нулевой отметке», — говорится в исследовании.

Аналитики уточняют, что для полного понимания ситуации необходимо рассмотреть структуру инвестиций в 2020—2021 гг. И вот что видно. Добывающая промышленность по-прежнему переживает не лучшие времена: снижение инвестиций в I—­III кварталах 2021 г. составило здесь 0,2% к I—­III кварталам 2020 г. и –4,4% к аналогичному пе­рио­ду 2019 г. В 2019—2021 гг. лидером по росту инвестиций в рамках добывающей промышленности стала добыча металлических руд, где в прошлом году инвестиции росли ускоренным темпом. Прирост инвестиций составил здесь 14,1% к январю — сентябрю 2019 г. (+2,2% к аналогичному пе­рио­ду 2020 г.).

Ситуация в обрабатывающей промышленности выглядит более благополучной, чем в добывающей. Здесь наблюдалось наращивание инвестиций на 7,7% к январю — сентябрю 2020 г. и на 6,4% к январю — сентябрю 2019 г. В лидеры, с более чем двукратным ростом к соответствующему пе­рио­ду 2020 г., вышли производство текстильных изделий и полиграфия. Наихудшие показатели — у нефтепереработки, оказавшейся в кризисе в силу непростой ситуации в нефтедобывающей отрасли (–7,5% к январю — сентябрю 2020 г.), а также у производства одежды (–10,5%), которое во всем мире попало в непростое положение из-за огромных запасов нераспроданной одежды и сокращения заказов швейным фабрикам. Наиболее контрастным оказался сектор транспортировки и хранения: в почтовой и курьерской деятельности — инвестиционный бум, поскольку службы доставки имеют особую актуальность в пе­рио­д пандемии, тогда как сфера пассажирских железнодорожных перевозок является аутсайдером (–29,1%). В грузовых железнодорожных перевозках также снижение на 15%, известно о выведении множества грузовых вагонов из эксплуатации, при том что ремонт их, в силу удорожания запчастей, затруднителен в настоящее время.

В целом картина довольно светлая

По сравнению с 2019 г. большинство отраслей промышленности либо нарастили и производство, и инвестиции, либо продолжали наращивать производство при снижении инвестиций, с задействованием имеющихся незагруженных производственных мощностей.

Важнейшими внутренними источниками инвестиций в России традиционно являются собственные средства (прежде всего прибыль), долгосрочные кредиты банков и выпуск долгосрочных облигаций, а также бюджеты всех уровней. Кризисные явления 2020 г., связанные с приостановкой ряда видов дея­тельности и снижением цен на нефть, обусловили уменьшение балансовой прибыли экономики почти на 20% (год к году). При этом 2021 г. характеризуется кратным ростом прибыли, прежде всего в силу эффекта низкой базы, но не только. В I квартале 2021 г. прирост прибыли в годовом выражении составил 131%, во II и ­III кварталах он был равен 202,3 и 136,1% соответственно. Причем прирост балансовой прибыли во II квартале 2021 г. ко II кварталу 2019 г. составил 98,1%, для ­III квартала подобная цифра равна 72,4%. За январь — сентябрь 2021 г. прибыль равна 19 560 млрд руб., при этом можно ожидать 26 406 млрд в целом за год. Средняя цифра за 2015—2019 гг. — 11674,8 млрд (слабые результаты в 2015 и 2017 гг.). То есть прибыль за 2021 г. — выше средней в 2015—2019 гг. в 2,3 раза.

Вот выводы ученых о финансировании инвестиций: «В то же время на фоне дискуссий о необходимости изъятия сверхдоходов можно отметить, что по экономике в целом ситуация с прибылью выглядит достаточно сбалансированной в силу дефицита длинных кредитов со стороны банков (из-за целого ряда внутренних и внешних причин) и необходимости в силу этого большего упора на самофинансирование инвестиций. Объем накопленной кредитной массы в нефинансовом секторе экономики в ­III квартале 2021 г. вырос на 15,4% относительно того же пе­рио­да прошлого года, или на 2653,5 млрд руб. относительно предыдущего квартала. Последнюю сумму — наряду с объемом полученной прибыли — тоже можно рассматривать как потенциальный источник инвестиций. При этом объем накопленной массы выпущенных нефинансовыми предприятиями российской экономики долгосрочных облигаций составил в ­III квартале 2021 г. 8898 млрд руб., или 13,3% от кредитной массы; прирост массы облигаций составил к ­III кварталу 2020 г. 15,8%, также следует отметить, что ее номинальный прирост относительно предыдущего квартала стал положительным, пос­ле отрицательных значений в I и II кварталах. В определенном смысле данная тенденция понятна: предприятия, как правило, наращивают обязательства с осознанием необходимости дальнейших платежей по ним, которые будут возможны только при условии роста объема производства и финансового результата».

День
Неделя
Месяц