Больше работы — больше безработных

| статьи | печать

Такой вывод напрашивается из официальной статистики. Хотя по отдельным показателям сфера занятости, исходя из данных Росстата, выглядит даже лучше, чем в допандемийном 2019 г.

Согласно результатам выборочного обследования Росстатом рабочей силы в возрасте 15 лет и старше, ее численность в сентябре 2021 г. составила 75,6 млн человек, из них 72,3 млн классифицировались как занятые экономической деятельностью и 3,3 млн человек — как безработные, соответствующие критериям МОТ (то есть не имели работы или доходного занятия, искали работу и были готовы приступить к ней в обследуемую неделю).

Рассматривая подробнее эти и другие показатели в материалах статведомства, сразу оговоримся, что хотя сентябрьские годовые сопоставления уже не выглядят столь драматично, как во II квартале текущего года (сравнительной базой для которого стали месяцы самых жестких антиковидных мер в экономике в 2020 г.), более корректно все еще посматривать и на сопоставления с абсолютно «мирным» 2019 г. Поэтому их мы тоже представим.

Занятость

Уровень занятости населения (доля занятых в общей численности населения соответствующего возраста) от 15 лет и старше в сентябре 2021 г. составил 59,9% против 58,3% в сентябре 2020 г. и 59,6% — в данном месяце 2019-го.

Росстат отмечает, что среди занятых доля женщин в сентябре составила 48,4%. Годом ранее она равнялась 48,8%, а в 2019 г. — 48,7%. Налицо понижение показателя, но его относительность и малость изменения не говорят о значительном ухудшении женской занятости.

Среди сельских жителей уровень занятости (53,6%) ниже, чем у горожан (61,9%). Однако соотношение данного показателя в пользу города постоянно, а «внутри» этих социальных групп динамика занятости следующая: у первых в сентябре 2020 г. — 52,2%, в 2019-м — 54,7%, у вторых — 60,4 и 61,8% соответственно. Как видим, уровень занятости на селе еще немного уступает допандемийному, а в городах он даже чуть выше.

Замещение рабочих мест

Сентябрь в официальную статистику замещения рабочих мест еще не попал, кроме того, в этих данных Росстат не учитывает малые предприятия. Так вот, по отчетам крупных и средних организаций, численность их штатных работников (без учета совместителей) в августе 2021 г. составила 32,0 млн человек (95,7% от общей численности замещенных рабочих мест). В августе 2020 г. штатных работников насчитывалось 31,9 млн, еще годом ранее — 31,8 млн человек. То есть наблюдается небольшой, но последовательный рост.

На условиях совместительства и по договорам гражданско-правового характера для работы в этих организациях привлекались еще 1,5 млн человек. В августе прошлого года и 2019-го — по 1,3 млн. И опять сравнение в пользу 2021 г.

Росстат дополняет, что в общем количестве замещенных рабочих мест в организациях в августе 2021 г. удельный вес рабочих мест внешних совместителей составлял 1,4%, лиц, выполнявших работы по гражданско-правовым договорам, — 2,9%.

Кстати, в прошлом месяце не осталась незамеченной информация аналитической службы аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza о максимальном для II квартала в 2021 г. как минимум с 2013 г. увольнении работников крупных и средних предприятий — 2,66 млн человек, по данным Росстата. Приличное число. Информация статведомства позволяет оценить, как это отразилось на замещении рабочих мест.

Почти никак, что вполне ожидаемо, поскольку и прием на работу нового персонала, согласно исследованию FinExpertiza, тоже оказался рекордным с 2013 г. — 2,35 млн человек. В графических данных Росстата о замещении рабочих мест в апреле — июне 2021 г. снижений к соответствующим месяцам 2020 г. нет, за исключением мая для внешних совместителей, что «погоду» никак не меняет.

Некоторое ухудшение данного показателя в 2021 г. просматривается в июле и августе III квартала, и по этому поводу вспоминается наблюдение авторов названного исследования, что наибольшее квартальное увольнение работников крупных и средних компаний с 2013 г. числится за III кварталом вполне себе благополучного 2019 г. В общем, похоже, что первую скрипку в этом играет сезонный фактор.

Во всяком случае, описанные «страсти» полностью растворяются в статистике поквартальной занятости (в среднем за месяц) текущего года в целом по экономике: I квартал — 70,8 млн человек, II квартал — 71,5 млн, III квартал — 72,2 млн.

Безработица и ее уровень

Как выше уже сказано, в сентябре 2021 г., согласно методологии МОТ, 3,3 млн человек в возрасте 15 лет и старше классифицировались как безработные. В сентябре 2020 г. их насчитывалось 4,8 млн (на 45,45% больше), а еще годом ранее — 3,4 млн человек.

Уровень безработицы населения в названном возрасте 15 лет в сентябре 2021 г. без исключения сезонного фактора составил 4,3%. В соответствующие периоды двух предыдущих лет значение этого показателя равнялось 6,3 и 4,5%.

Как говорится, комментарии излишни.

Поиск работы

Средняя продолжительность поиска работы безработными в сентябре 2021 г. и у женщин, и у мужчин составила 6,8 месяца. Годом раньше этот срок длился 6,5 месяца, а в сентябре 2019 г. — 6,3 месяца.

Доля безработных, искавших работу от одного до трех месяцев, увеличилась на 1,8 п.п. по сравнению с августом 2021 г. и составила 26,7% (в городской местности — 31,0%, в сельской — 17,6%). Находились в состоянии застойной безработицы (искали работу более 12 месяцев) — 24,1% (в городской местности — 20,6%, в сельской — 31,4%). По данным проведенного Росстатом обследования, в сентябре 2021 г. 26,5% безработных в качестве способа поиска работы обращались в органы службы занятости населения, 70,1% безработных — к друзьям, родственникам и знакомым.

Среди безработных в возрасте 15 лет и старше доля женщин в сентябре 2021 г. составила 50,3%, уровень их безработицы (4,5%) выше уровня безработицы мужчин (4,2%).

Из 3,3 млн безработных 1,1 млн составляют сельские жители, 2,2 млн — городские. Уровень безработицы среди селян (6,1%) превышает уровень безработицы горожан (3,8%).

Средний возраст безработных в сентябре 2021 г. составил 36,6 года. Молодежи до 25 лет насчитывается среди безработных 23,7%, лиц в возрасте 50 лет и старше — 20,6%, граждан, не имеющих опыта трудовой деятельности, — 28,5%.

Из приведенных статведомством данных интересно то, что при явном снижении и количества безработных, и уровня безработицы средний срок поиска работы существенно вырос даже относительно благополучного сентября 2019 г. Но противоречия в этом нет — у уменьшившегося числа безработных повысилась концентрация «тяжелого» качества, о чем свидетельствует динамика застойной безработицы: в сентябре прошлого и 2019 г. ее доля составляла 19,3 и 20,6% соответственно против 24,1% в сентябре 2021-го. По этой теме дают повод поразмышлять и приведенные Росстатом данные Роструда.

По данным Роструда

К концу сентября 2021 г. в органах службы занятости населения состояли на учете 1,1 млн не занятых трудовой деятельностью граждан, из них 0,9 млн человек имели статус безработного, в том числе 0,6 млн получали пособие по безработице.

Значения данных показателей 2020 и 2019 гг. следующие: состояли на учете 4,0 млн и 0,8 млн граждан, имели статус безработного 3,7 млн и 0,7 млн человек, из них получали денежное пособие 3,3 млн и 0,5 млн соответственно годам.

В течение сентября 2021 г. получили статус безработного 161,4 тыс. человек, трудоустроено за месяц 119,3 тыс. человек. Размеры трудоустройства безработных были на 88,5 тыс. человек, или на 42,6%, меньше, чем в сентябре 2020 г., что понятно, поскольку пос­ле массовых увольнений в период локдауна во второй половине прошлого года шел активный восстановительный рост приема на работу.

Но с прошлым годом, как говорится, ясно. Важнее отметить, что по сравнению с сентябрем 2019 г. численность взятых на учет, признанных безработными и получающих пособия по безработице граждан выросла. Может быть, в абсолютном выражении увеличение не столь выразительно, но в относительном плане это +37,5, 28,6 и 20,0% соответственно.

Может быть, стало сложнее трудоустроиться, упало предложение вакансий? Наоборот, заявленная в службы занятости потребность работодателей в работниках в прошлом сентябре даже больше, чем в начале осени прошлого года: 2235 тыс. против 1774 тыс. и 1722 тыс. — в сентябре 2019 г.

При этом в сентябре 2021 г. нагрузка не занятого трудовой деятельностью населения, зарегистрированного в органах службы занятости, на 100 заявленных вакансий превысила уровень 2019 г.: 49,7 против 46,3 чел. соответственно (224,9 чел. в сентябре 2020 г. — история отдельная).

В общем, больше работы — больше безработных. Из весомых объяснений такой ситуации напрашивается существенное повышение в 2020 г. на пике локдауна пособий по безработице. Только не нужно это замечание воспринимать как намек, мол, не пора ли подрезать… Если есть такой вопрос, решать его нужно по-человечески. Это легко читать статистику, «размазанную» по всей стране. Есть немало мест, где с работой хоть шаром покати, а средств и сил съехать туда, где ее много и нормальных денег стоит, нет.

День
Неделя
Месяц