1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

ВС РФ разъяснил, можно ли в реестр включить кредитора, у которого не было работников для выполнения работ

| статьи | печать | 125

Если у кредитора есть документы, подтверждающие выполнение работ и задолженность банкрота, но, согласно открытым данным из сервиса «Прозрачный бизнес», кредитор не работал и не имел работников для выполнения работ, то суд вправе не включать такого кредитора в реестр требований кредиторов.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 14.10.2021 № 305-ЭС21-4104 (3) по делу № А40-84439/2019

Дело о банкротстве

ООО «МегаТрейд»

Суть дела

Компании заключили два договора субподряда. По его условиям генподрядчик должен был оплатить субподрядчику стоимость работ по монтажу противопожарных систем и видеокамер. Другая компания выкупила у субподрядчика права требования по этим договорам. Впоследствии генподрядчик попал в банкротство. Новый субподрядчик подал заявление в суд о включении в реестр требований кредиторов на сумму 6,1 млн руб.

Субподрядчик подтверждал факт выполнения работ следующими документами:

  • договорами субподряда и рабочей документацией с описанием работ, подлежащих выполнению;

  • актами о приемке выполненных работ по форме КС-2, справками о стоимости выполненных работ и затрат по форме КС-3;

  • двусторонними актами сверки взаимных расчетов;

  • письмом субподрядчика, адресованным генподрядчику, в котором изложена просьба об оформлении ряду физических лиц пропусков на объект для выполнения работ;

  • актом о передаче генподрядчиком материалов субподрядчику;

  • письмом заказчика о том, что генподрядчик в рамках заключенного с этим заказчиком договора выполнил работы;

  • трудовыми договорами, заключенными субподрядчиком с двумя физлицами.

Конкурсный управляющий возражал против включения нового субподрядчика в реестр. Он указывал, что прежний субподрядчик являлся фактически недействующим юридическим лицом и не имел ресурсов для выполнения работ, договоры субподряда являлись мнимыми, составленные подрядчиком и субподрядчиком документы не отражали реальное положение дел.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали требования нового субподрядчика обоснованными и включили его в реестр с удовлетворением в третью очередь. Они отклонили доводы конкурсного управляю­щего о мнимости договоров.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты трех инстанций и направила обособленный спор на новое рассмотрение.

В рамках дела о банкротстве суд должен проверять требования кредиторов независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником, лицами, имеющими право заявить соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором, с другой стороны. Судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только те требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства, подтверждающие наличие задолженности и ее размер (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Совершая мнимые сделки, их стороны обычно правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому, если в рамках дела о банкротстве возражающее по требованиям кредитора лицо представляет убедительные свидетельства невозможности выстраивания отношений так, как это следует из документов данного кредитора, суд не может ограничиться лишь проверкой оспариваемых документов на предмет их соответствия формальным требованиям, установленным законом.

В этом деле управляющий обосновывал свои сомнения по поводу реальности субподрядных отношений ссылками на общедоступные сведения, в том числе путем проверки через электронный сервис «Прозрачный бизнес» (на сайте ФНС России).

Открытые данные ФНС России являются допустимыми доказательствами по делу о банкротстве, поскольку основываются на сведениях, представленных самим кредитором-налогоплательщиком, и должны приниматься во внимание при проверке обоснованности его требований. Государственные органы, участники гражданского оборота вправе исходить из того, что информация, имеющаяся в электронном сервисе «Прозрачный бизнес», поддерживаемом государством, отражает действительное положение дел. При этом кредитор, который просит включить требования в реестр, располагает всеми документами, характеризующими его деятельность (балансами, штатным расписанием, платежными поручениями об уплате налогов, документами о расчетах с персоналом и контрагентами, о правах на оборудование, офисные, производственные, складские помещения и т.д.). Ему не составляет труда подтвердить наличие ошибки в открытых данных, представить свидетельства того, что он не является фактически недействующей организацией.

Конкурсный управляющий настаивал на том, что в отношении субподрядчика на электронном сервисе «Прозрачный бизнес» раскрыта информация о том, что в 2018 г., когда подписывались и исполнялись договоры, среднесписочная численность работников составила 0 человек, субподрядчик не платил налоги и не передавал в налоговый орган сведения о доходах и расходах.

Если данные, размещенные на электронном сервисе «Прозрачный бизнес», соответствовали действительности, то следовало признать, что управляющий подтвердил наличие существенных сомнений по поводу спорного долга, а именно подтвердил то, что субподрядчик в 2018 г. был фактически недействующим юридическим лицом, не мог выполнить работы, стоимость которых предъявлена к включению в реестр, а сведения, отраженные в документах, подписанных генподрядчиком и субподрядчиком, не согласуются с обстоятельствами, существовавшими на самом деле. В этом случае бремя опровержения возражений конкурного управляющего перешло на правопреемника субподрядчика. При этом у нового субподрядчика не должно было возникнуть затруднений в опровержении указанных сомнений, поскольку субподрядчик и его правопреемник должны обладать всей совокупностью доказательств по взаимоотношениям с генподрядчиком.

Факт выполнения субподрядных работ не мог подтверждаться лишь доказательствами, исходящими от лиц, чей документооборот поставлен под сомнение ввиду явного несоответствия открытым данным. Кредитору следовало представить либо свидетельства того, что записи электронного сервиса «Прозрачный бизнес» ошибочны, либо документы, выданные третьими (незаинтересованными) лицами, указывающие на исполнение субподрядных обязательств силами субподрядчика или за его счет.

В данном случае кредитор пытался опровергнуть открытые данные трудовыми договорами, заключенными между субподрядчиком и двумя физлицами. Однако субподрядчик непоследователен. Так, с одной стороны, при подаче сведений в налоговый орган о среднесписочной численности работников он публично заявляет об отсутствии таковых, с другой стороны, в суд направляет копии двух трудовых договоров. Устранение подобного рода противоречий возможно посредством представления свидетельств фактического осуществления гражданами трудовой функции (начисление заработной платы, налога на доходы физических лиц, перечисление страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и т.д.), доказательств наличия у работников необходимой квалификации и т.п. На такие доказательства суды не ссылались.

При новом рассмотрении спора суд должен проверить реальность субподрядных отношений с учетом доводов конкурсного управляющего должником о хозяйственной деятельности субподрядчика.

День
Неделя
Месяц