1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 128

Погашение третьим лицом требований к должнику об уплате обязательных платежей: миссия выполнима?

После введения первой процедуры по делу о банкротстве третье лицо в индивидуальном порядке вправе погасить требования уполномоченного органа по обязательным платежам на основании ст. 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). В силу этого ст. 129.1 Закона о банкротстве также регламентирован порядок и условия реализации данного права, при соблюдении которых арбитражный суд признает погашенным требование к должнику об уплате обязательных платежей и о замене кредитора в реестре. В то же время такое погашение встречается в судебной практике и, несмотря на правовую регламентацию, все же сталкивается с определенного рода трудностями. Например, когда погашение требований производилось третьим лицом не в соответствии с порядком, установленным определениями суда, а между двумя установленными судом сроками (Определение ВС РФ от 26.08.2021 № 302-ЭС21-4744 по делу № А19-27158/2018). В этом материале проанализируем эту ситуацию и рассмотрим ее влияние на судебную практику в делах о погашении третьим лицом требований к должнику об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов в целом.

Казалось бы, погашение третьим лицом включенных в реестр требований об уплате обязательных платежей прямо описано в положениях Закона о банкротстве и других разъяснениях ВС РФ и ВАС РФ:

  • «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016);

  • постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»;

  • постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Но реальность всегда может предоставить обстоятельства, которые не предусмотрены законом и поэтому нуждаются в толковании судами.

Например, при рассмотрении дела № А19-27158/2018 Верховный суд вынужден был исправлять ригидный и формальный подход нижестоящих инстанций, которые заняли очень строгую позицию в вопросе о признании погашения третьим лицом задолженности по обязательным платежам.

Трудности регламентации порядка погашения

В рассматриваемом деле № А19-27158/2018 физическое лицо решило использовать свое право, предоставленное ему ст. 129.1. Закона о банкротстве, и погасить задолженность должника по налогам.

Для этого физическое лицо обратилось в суд с соответствующим заявлением о намерении погасить требования ФНС России к должнику. Это заявление было удовлетворено судом 30.07.2020 с установлением следующего условия — оплата по указанным реквизитам в определенный срок — не позднее 19.08.2020.

В последующем судебном заседании 24.08.2020 физическое лицо не представило доказательства погашения задолженности в полном объеме в установленный срок, и в признании требования об уплате обязательных платежей погашенными ему было отказано.

В следующий раз физическое лицо обратилось в суд с заявлением о намерении погасить требования налогового органа к должнику 14.09.2020. Это заявление было удовлетворено 15.10.2020 с установлением срока оплаты — не позднее 18.11.2020.

И во второй раз в удовлетворении заявления физического лица о признании требований погашенными было отказано. Исследовав платежные документы, суд первой инстанции пришел к выводу, что погашение задолженности должника по обязательным платежам производилось физическим лицом в период с 26.06.2020 по 24.08.2020.

Из этого суд сделал вывод, что погашение требований производилось физическим лицом не в соответствии с порядком, установленным определениями суда от 30.07.2020 и от 15.10.2020.

В связи с этим суд на основании п. 12 ст. 129.1 Закона о банкротстве отказался признавать требования погашенными, так как заявителем был нарушен установленный судом срока погашения задолженности. При этом суд указал, что уплаченные заявителем ранее денежные средства не могли быть зачтены в счет исполнения повторно поданного заявления о намерении погасить требования уполномоченного органа к должнику, поскольку положения Закона о банкротстве не предусматривают возможности такого зачета

С учетом этого единственным последствием такого «неправильного» погашения является возврат заявителю уплаченного в порядке, предусмотренном абз. 2 п. 12 ст. 129.1 Закона о банкротстве.

А как предусмотрено законодательством?

Прежде чем анализировать вышеуказанную позицию ВС РФ, имеет смысл остановиться на существующем регулировании процесса погашения участниками (учредителями) или третьими лицами задолженности по обязательным платежам, установленным ст. 129.1 Закона о банкротстве.

В соответствии с положениями ст. 129.1. Закона о банкротстве при намерении погасить требования по уплате обязательных платежей такое лицо должно обратиться в суд с заявлением о таком намерении.

При условии, если заявитель не отказался и в реестре на момент рассмотрения заявления есть требования об уплате обязательных платежей, суд, удовлетворяя такое заявление, устанавливает в числе прочего срок и порядок погашения требований к должнику об уплате обязательных платежей.

Как следует из системного анализа п. 9 и 10 ст. 129.1 Закона о банкротстве, в течение срока, установленного определением арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерении, заявитель должен перечислить денежные средства в размере и в порядке, которые указаны в данном определении.

В результате этого лицо, погасившее требование, направляет в суд заявление о признании погашенными требований к должнику об уплате обязательных платежей и о замене кредитора в реестре требований кредиторов. Также заявитель должен приложить к нему платежные документы, подтверждающие перечисление денежных средств в размере и в порядке, которые указаны в определении арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерении.

В тоже время, если требования к должнику об уплате обязательных платежей были погашены не в полном размере либо с нарушением порядка или сроков погашения, которые установлены определением арбитражного суда, арбитражный суд отказывает в признании погашенными требований к должнику об уплате обязательных платежей (п. 12 ст. 129.1 Закона о банкротстве).

Таким образом, Законом о банкротстве буквально предусмотрена возможность отказа в удовлетворении заявления о признании погашенными требований к должнику об уплате обязательных платежей с вынесением соответствующего определения в случае, если такие требования были погашены с нарушением порядка и сроков, установленных в определении суда об удовлетворении заявления о намерении погасить требования.

Позиция ВС РФ и выводы из нее

Возвращаясь к нашему примеру, следующему из Определения № 302-ЭС21-4744 от 28.08.2021, ВС РФ отменил решения первой и апелляционной инстанций и отправил спор на новое рассмотрение в первую инстанцию исходя из следующих оснований.

Так, Верховный суд пришел к выводу: чтобы признать требования уполномоченного органа к должнику погашенными, следует соблюсти несколько условий.

Из пунктов 5, 6, 9 и 10 ст. 129.1 Закона о банкротстве следует, что законодатель признает получение лицом, реализующим такое намерение, санкции со стороны суда на оплату задолженности и доказательства перечисления денежных средств. В связи с этим оплата задолженности должна быть произведена не позднее рассмотрения соответствующего заявления.

Таким образом, ВС РФ установил до этого момента не существовавшее правило о том, что срок, устанавливаемый судом в определении об удовлетворении заявления, не является пресекательным.

Согласно выводу ВС РФ существует три условия для признания законным погашения требований об уплате обязательных платежей третьим лицом:

  • получение санкции от суда;

  • погашение в полном объеме;

  • погашение в срок до даты рассмотрения заявления о признании требований погашенными.

Предполагаем, что суд по двум заявлениям физического лица установил периоды погашения (по мнению судов первой и апелляционной инстанций) с 30.07.2020 по 19.08.2020 и с 15.10.2020 по 18.11.2020.

В свою очередь, погашение задолженности по требованиям налогового органа было произведено физическим лицом в период с 26.06.2020 по 24.08.2020 и таким образом оказалось между двумя установленными судом сроками.

При этом важно отметить, что момент начала течения срока на погашение требований не установлен Законом о банкротстве. В то же время установление открытого начала срока (то есть возможность учитывать погашения требований, совершенные в любой момент до обозначенного судом срока) входит в противоречие с самой разрешительной концепцией погашения требований об обязательных платежах третьим лицом, установленной ст. 129.1 Закона о банкротстве.

На наш взгляд, в этой ситуации логично было бы предположить, что именно определение суда, разрешающее третьему лицу погашение требования, и является той временной границей, которая устанавливает начало течения срока для такого третьего лица, поскольку до выпуска такого определения он не был управомочен (и даже прямо ограничен положениями Закона о банкротстве и судебной практикой) на совершение каких-либо действий по погашению требований. Именно этой позиции и придерживались суды первой и апелляционной инстанций.

Однако Верховный суд установил, что, вопреки выводу судов, само по себе перечисление физическим лицом денежных средств в пользу уполномоченного органа ранее срока, указанного в определении от 15.10.2020, не препятствовало удовлетворению настоящего заявления при условии соответствия осуществленного погашения определению арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерении в силу п. 11 ст. 129.1 Закона о банкротстве.

Как следует из п. 11 ст. 129.1 Закона о банкротстве, необходимым условием для признания погашенными требований к должнику об уплате обязательных платежей и о замене кредитора в реестре требований кредиторов является соответствие осуществленного погашения определению арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерении.

Вместе с этим ВС РФ, к сожалению, не пошел до конца и не раскрыл, что он имеет ввиду под «соответствием осуществленного погашения определению арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерении».

Но, видимо, тут предполагается уже не срок, а порядок погашения, верные платежные реквизиты и суммы. Иного толкования вывода ВС РФ из имеющихся норм предположить не представляется возможным.

Как это повлияет на практику

При этом важен не только частный, но и общий вывод Верховного суда из рассматриваемого определения. В качестве высшей инстанции, обобщающей практику, ВС РФ продолжает курс на оценку обстоятельств дела не с точки зрения формального соответствия закону, а с точки зрения направленности на результат и цели банкротной процедуры.

Это прямо следует из вывода ВС РФ в рассматриваемом определении. Так, погашение требований уполномоченного органа в деле о банкротстве в том числе позволяет должнику эффективно использовать институт мирового соглашения, основной целью которого является восстановление его платежеспособности.

Таким образом, ВС РФ косвенно указывает на основную цель банкротной процедуры (даже в конкурсном производстве) не как ликвидационную, а как восстановительную, для чего предлагает использовать все возможные методы.

Поскольку фактически денежные средства кредитором были получены, то единственный вопрос, который оставалось разрешить суду, — является ли формальное нарушение нормы ст. 129.1 Закона о банкротстве ущемлением интересов иных кредиторов.

В связи с тем, что в рассматриваемом случае ущерба иным кредиторам не было установлено, а налоговый орган подтвердил получение денежных средств, ВС РФ пошел по «пути справедливости».

Вместо констатации незначительности нарушения Верховный суд решил указать новый способ правоприменения ст. 129.1 Закона о банкротстве и расширил срок, который установлен указанной статьей, до момента рассмотрения заявления о признании требований погашенными, фактически исключив начало его течения.

В свою очередь, толкование ВС РФ положения ст. 129.1 Закона о банкротстве, рассмотренное в этом деле, открывает несколько новых вопросов.

Например, распространяется ли такое толкование на погашение требований согласно ст. 113 (удовлетворение требований кредиторов третьим лицом в любое время до окончания внешнего управления) и ст. 125 (в конкурсном производстве) Закона о банкротстве?

С учетом позиции ВС РФ можно предположить, что существенным вопросом будет отсутствие ущерба интересам третьих лиц, так как в порядке ст. 113 и 125 Закона о банкротстве погашаются все требования, включенные в реестр.

Эта в определенном роде новация ВС РФ закрывает потенциальный вопрос, связанный с оценкой погашения требований об уплате обязательных платежей по формальным обстоятельствам. Однако ее толкование может быть, в свою очередь, расширено.

Верховный суд прямо указывает, что в данном случае существо вопроса превалирует над формой. Также Верховный суд дает понять, что общий порядок соблюдения формы должен иметь место. Иными словами, должно быть подано и удовлетворено заявление о намерении погасить требования.

При этом будет ли такая направленность на превалирование содержания над формой распространяться на иные вопросы в банкротных правоотношения — покажет практика.