1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 27

Обзор споров с РФ в Европейском Суде по правам человека: когда удавалось оспорить штрафы за участие в митингах и привлечение к ответственности за клевету?

Опубликованы два обзора Верховного суда, в которых собраны дела, рассмотренные в ЕСПЧ против России. В одном обзоре содержатся уголовные споры, в другом — административные и гражданские. В частности, во второй обзор включены дела, в которых разъясняется, почему нельзя штрафовать участников митингов по двум статьям КоАП РФ одновременно, как доказать, что решение о взыскании компенсации морального вреда за клевету незаконно, и когда пост в интернете не должен привести к штрафу. В этом материале рассказываем про обзор практики ЕСПЧ по административным и гражданским делам.

Верховный суд РФ утвердил Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека № 2 (2021) (далее — Обзор). В данном Обзоре содержится практика Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), в том числе:

  • о праве на свободу собраний (митингов), о прекращении флешмоба полицией;

  • о праве на получение компенсации из-за незаконного лишения свободы;

  • о праве на доступ к суду (нерассмотрение судом требований о компенсации вреда, причиненного вследствие несоблюдения надлежащих условий содержания заявителя под стражей);

  • о запрете на насилие в отношении участников собрания;

  • о компенсации за незаконное привлечение к ответственности за клевету.

Запрет дважды привлекаться к ответственности за одно и то же административное правонарушение

Ситуация: заявительница пожаловалась на то, что ее незаконно доставили в отделение полиции для составления протокола, а также на нарушение запрета на привлечение дважды к ответственности за одно и то же административное правонарушение. Ей вменили два правонарушения, которые основывались на одних и тех же обстоятельствах несанкционированного митинга (постановление ЕСПЧ по жалобе № 72051/17 «Корнеева против РФ», вынесено 08.10.2019 и вступило в силу 24.02.2020).

Позиция ЕСПЧ

По поводу доставления. В части 1 ст. 27.2 КоАП РФ предусмотрена возможность использовать процедуру доставления, когда невозможно составить протокол об административном правонарушении на месте, где было выявлено такое правонарушение. Однако ни в одном документе по этому делу не было указано, почему протокол о совершении правонарушения не мог быть составлен на месте. В частности, в протоколе о доставлении, рапортах полицейских, протоколе об административном правонарушении и судебных постановлениях.

Кроме того, в протоколе о доставлении не упоминалась какая-либо цель, которая могла бы оправдать на основании российского законодательства обращение к процедуре административного доставления.

По поводу наказаний за одно нарушение. Заявительницу обвиняли в участии в незаконном митинге, а именно:

  • в отказе выполнять распоряжение сотрудника полиции о прекращении участия в митинге (ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ),

  • в неисполнении обязанности соблюдать распоряжения полиции, а именно распоряжение прекратить ее участие в мероприятии (ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ в совокупности со ст. 6 (3) Федерального закона от 19.06.2004 № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»).

ЕСПЧ сослался на то, что Пленум ВС РФ уже подтверждал, что данные правонарушения являются взаимосвязанными и привлечь к ответственности можно только по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ (п. 33 постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 № 28). Заявительница была наказана вновь, как только было вынесено окончательное постановление по одному из двух дел. Поэтому ЕСПЧ сделал вывод, что заявительница была привлечена к ответственности и наказана дважды за одно и то же правонарушение, что незаконно. Он постановил выплатить заявительнице 5800 евро.

За проход по городу с венком штраф как за организацию публичного мероприятия без уведомления

Ситуация: заявителя привлекли к административной ответственности за то, что после выборов он прошел по центру Краснодара с зажженной свечой и похоронным венком. Власти сочли его организатором группового мероприятия, которое проводилось без уведомления, и назначили наказание в виде штрафа в дополнение к ранее вынесенному наказанию в виде административного ареста на 15 суток, а также к его удалению с места проведения протеста (постановление ЕСПЧ по жалобе № 34310/13 «Мандригель против РФ», вынесено и вступило в силу 23.06.2020).

Позиция ЕСПЧ

Российская нормативно-правовая база, регулирующая публичные собрания, допускает широкое толкование того, что представляет собой собрание, нуждающееся в уведомлении, и предоставляет властям чрезмерно широкую свободу действий при наложении ограничений на такие собрания посредством применения принуждения. ЕСПЧ признал: в материалах дела имелись некоторые основания полагать, что заявитель организовал и провел собрание, которое могло подпадать под понятие «публичное мероприятие» согласно российскому законодательству, и, следовательно, требовалось предварительное уведомление местного органа власти. Его несоблюдение могло повлечь за собой ответственность по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ. После региональных выборов заявитель решил публично выразить свое недовольство тем, как были проведены эти выборы. Для этой цели он выбрал определенную форму выражения мнения путем «оплакивания» честных выборов, держа в руках венок и зажженную свечу.

ЕСПЧ указал, что «помимо выражения посредством художественной работы, мнение также может быть выражено путем определенного поведения и может, как и в настоящем деле, представлять собой выражение политических взглядов... Санкции, предусматривающие наказание в виде лишения свободы, налагаемые национальными органами власти за ненасильственное поведение, нуждаются в особенно тщательном изучении».

Также ЕСПЧ обратил внимание, что до этого заявитель уже был привлечен к ответственности в виде 15 суток ареста за неповиновение распоряжениям сотрудников полиции прекратить свои противоправные действия и пройти с ними в отделение полиции. Заявитель не был официально доставлен или арестован в соответствии с национальным законодательством. Таким образом, могли возникнуть сомнения относительно того, что являлось «неповиновением» «законному» распоряжению сотрудника полиции согласно ст. 19.3 КоАП РФ.

ЕСПЧ отметил, что мероприятие было относительно небольшим, проходило мирно и не нарушало общественный порядок. Не утверждалось, что заявитель каким-либо образом проявлял агрессивное поведение во время этого мероприятия или каким-либо другим образом нарушал мир или общественный порядок. Правонарушения, за совершение которых заявитель был привлечен к административной ответственности, не включали каких-либо дополнительных противозаконных элементов, связанных с «предосудительными действиями», такими как воспрепятствование движению, причинение вреда имуществу или акты насилия. Власти также не объяснили, почему они не позволили демонстрантам, включая заявителя, завершить собрание и не наложили на них разумный штраф на месте или позже.

ЕСПЧ признал, что российские власти воспрепятствовали свободе выражения мнения заявителя и присудили ему 7500 евро.

Штраф за пост с информацией о месте и дате проведения митинга

Ситуация: заявителя привлекли к административной ответственности за нарушение порядка организации публичного мероприятия. В частности, он разместил пост в интернете с информацией о дате и месте проведения собрания в связи с темой, обсуждаемой в разделе форума на сайте (постановление ЕСПЧ по жалобе № 38427/11 «Самсонов против РФ», вынесено и вступило в силу 09.06.2020).

Позиция ЕСПЧ

Ни власти, ни внутригосударственные суды в данном деле не упомянули каких-либо законных целей, преследуемых властями при осуждении заявителя. В частности, не было заявлено, что рассматриваемое публичное мероприятие представляло собой риск для общественной безопасности или могло привести к нарушению общественного порядка или преступлению. Нет никаких указаний на то, насколько важны были цели защиты национальной безопасности, здоровья или нравственности.

Внутригосударственные суды не приняли во внимание условия обсуждения на форуме сайта, посвященного различным вопросам, касающимся автомобилей, общего контекста темы форума и связанных с ним разговоров, их содержания, или участие заявителя в этом обсуждении, которое привело к предложению выразить протест посредством публичного мероприятия перед консульством Южной Кореи. За этим первоначальным предложением последовало официальное предложение на следующий день, когда местные власти были уведомлены о предполагаемом публичном мероприятии.

Кроме того, отсутствовали какие-либо основания полагать, что мероприятие (хотя о нем еще не было подано уведомление и оно еще не было утверждено компетентным местным органом власти) не будет мирным. Пост не содержал призывов к совершению насильственных, хулиганских или иных незаконных действий во время любого публичного мероприятия.

В утверждении публичного мероприятия впоследствии было отказано по формальным основаниям, а не потому, что оно представляло риск нарушения общественного порядка или преступления либо представляло риск для общественной безопасности или прав других лиц.

Таким образом, нарушение процедуры организации публичных мероприятий не создавало реального риска общественных беспорядков или преступлений и не имело возможности привести, а также фактически не привело к вредным последствиям для общественной безопасности или прав других лиц. Этой причины было недостаточно, чтобы обосновать осуждение заявителя за призыв людей участвовать в мероприятии по актуальной проблеме, представляющей общественный интерес. При таких обстоятельствах ЕСПЧ указал, что вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения не было «необходимым в демократическом обществе».

Взыскание компенсации за клевету

Ситуация: журналист написал статью, в которой содержалась критика судей. Его привлекли к гражданско-правовой ответственности за клевету (постановление ЕСПЧ по жалобе № 42182/11 «Толмачев против РФ», вынесено 02.06.2020 и вступило в силу 16.11.2020).

Позиция ЕСПЧ

ЕСПЧ рассмотрел, являлось ли вмешательство пропорциональным преследуемой законной цели и были ли приведенные внутригосударственными судами основания достаточными и существенными. Вмешательство должно рассматриваться в свете важной роли свободной прессы в обеспечении надлежащего функционирования демократического общества.

За исключением случаев нанесения серьезного ущерба вследствие нападок, которые, по сути, являются необоснованными, принимая во внимание тот факт, что судьи являются частью основополагающего института государства, они могут как таковые подвергаться личной критике в допустимых пределах, и не только теоретическим, но и прямым образом. Действуя в своем официальном качестве, они, таким образом, могут подвергаться приемлемой критике в более широких пределах, чем обычные граждане.

В этом деле суды ограничились установлением того факта, что были распространены заявления, которые запятнали честь, достоинство и деловую репутацию двух судей, и замечанием о том, что ответчики не доказали правдивость заявлений. Затем суды присудили очень значительные суммы в качестве компенсации морального вреда. При этом внутригосударственные суды не пытались уравновесить соответствующие позиции сторон разбирательства. Напротив, они придавали больший вес предположительно повышенной уязвимости судей, игнорируя тот факт, что заявитель был журналистом.

Кроме того, суды не учли следующее:

  • наличие или отсутствие добросовестности со стороны заявителей (в частности, с учетом документальных и свидетельских показаний, представленных в ходе разбирательства по делу о клевете);

  • цель, которую заявители преследовали при публикации статьи;

  • наличие в оспариваемой статье вопроса, представляющего общественный интерес, или предмета общей обеспокоенности;

  • актуальность информации о предполагаемых коррупционных действиях судей.

Внутригосударственные суды не обратили внимания на важную функцию, которую пресса выполняет в демократическом обществе. При присуждении судье 500 000 руб., которые должны быть выплачены как заявителем, так и издательством (то есть общая сумма 1 млн руб.), районный суд не только не упомянул о финансовом положении заявителя, он подчеркнул тот факт, что истица была судьей, придавая преимущественный вес позиции истицы.

ЕСПЧ пришел к выводу: причины, приведенные внутригосударственными судами в обоснование двух случаев вмешательства в право заявителя на свободу выражения мнения, хотя и имеют отношение к делу, не могут рассматриваться как достаточные. Не было продемонстрировано, что вмешательство было «необходимым в демократическом обществе». ЕСПЧ присудил заявителю 28 100 евро (с учетом расходов на представителя).