Нестандартное формирование резерва сомнительных долгов

| статьи | печать

АС Центрального округа в постановлении от 12.10.2020 № Ф10-3423/2020 разобрался с тем, вправе ли компания создавать резерв по сомнительной задолженности не единовременно, а частями в разных налоговых периодах.

Суть спора

Компания в 2011 г. заключила с взаимозависимым контрагентом договор на поставку продукции. Из-за финансовых трудностей у контрагента образовался долг перед компанией. Его размер составил 81 млн руб. В отношении этой задолженности компанией в 2013 г. был создан резерв сомнительных долгов на сумму 30 млн руб.

В связи с тем, что долг так и не был погашен, компания в 2016 г. приняла решение увеличить созданный резерв на 51 млн руб. В результате его величина составила 81 млн руб.

При проведении выездной проверки налоговики посчитали, что резерв должен был быть сформирован компанией в полном объеме в размере 81 млн руб. в 2013 г. А частичное создание резерва в 2016 г. привело к занижению налога на прибыль за этот налоговый период.

По мнению налогового органа, создание резерва в 2016 г. не было вызвано экономической необходимостью. Несмотря на то что компанией формально выполнены все предусмотренные законом условия для создания резерва по сомнительным долгам, в данном случае имела место схема ухода от налогообложения. Она заключается в незаконном создании в 2016 г. резерва, в связи с чем компанией необоснованно получена налоговая выгода в виде уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль на сумму резерва, что привело к занижению налога на прибыль за 2016 г.

В результате компании были доначислены налог на прибыль, пени и штраф. Не найдя поддержки в вышестоящем налоговом органе, компания обратилась в суд с требованием признать решение налоговиков недействительным.

Решение судов

Суды трех инстанций удовлетворили требования компании. Они отметили, что создание резерва по сомнительным долгам является правом налогоплательщика. Цель создания такого резерва — списание за счет него дебиторской задолженности, признанной в установленном порядке безнадежной. То есть создание резерва по сомнительным долгам при отсутствии доказательств искусственного создания самого долга не может привести само по себе к получению налогоплательщиком какой-либо выгоды.

Инспекция не представила доказательств того, что сумма задолженности перед компанией является искусственно созданной. Напротив, материалами проверки подтверждено, что у сторон договора были обычные деловые цели при его заключении и исполнении.

Суды указали, что ст. 266 НК РФ, декларируя право налогоплательщика на создание резерва, не содержит запрета на его формирование частями. Она устанавливает лишь условие его формирования, а именно: сумма создаваемого резерва не может превышать 10% от выручки отчетного (налогового) периода. Таким образом, порядок формирования резерва по сомнительным долгам компанией нарушен не был.

Инспекция назвала действия компании, выразившиеся в создании резерва по сомнительным долгам не единовременно, а частями, необоснованными и неразумными с точки зрения обычной предпринимательской деятельности. Но при этом она не привела доводов о том, в чем конкретно заключалась необоснованно полученная компанией налоговая выгода.

Компанией был сделан сравнительный расчет своих налоговых обязательств для двух вариантов создания резерва. Из него следует, что при формировании резерва в 2013 г. на сумму 30 млн руб. и в 2016 г. на оставшуюся часть в размере 51 млн руб. в течение трех налоговых периодов компания заплатила в общей сложности 11 млн руб. А если бы она сформировала всю сумму резерва в размере 81 млн руб. в 2013 г., уплата налога в сумме 11 млн руб. была бы произведена только в 2016 г.

Таким образом, при любом варианте формирования резерва налоговое обязательство за налоговые периоды 2013—2016 гг. не изменяется и составляет 11 млн руб. Однако примененный компанией вариант списания резерва по сомнительным долгам был наиболее оптимальным для исполнения налоговых обязательств. Он позволил компании закончить 2013 г. с прибылью, что влияет на оценку ее деловой репутации при работе с контрагентами (в том числе при получении кредитов в банках). Налог на прибыль уплачивался компанией последовательно в 2013, 2015, 2016 гг. Таким образом, наиболее предпочтительным для государственного бюджета является вариант, при котором создание резерва было произведено в 2013 и 2016 гг. Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

В результате суды пришли к выводу, что инспекцией не доказан факт направленности действий компании на получение необоснованной налоговой выгоды, и признали решение налоговиков недействительным.

День
Неделя
Месяц