1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 98

ВС РФ разъяснил, когда должна быть реституция доли в уставном капитале общества, а когда — восстановление корпоративного контроля

Если доля в уставном капитале общества выбыла из владения помимо воли ее владельца, то первый приобретатель доли должен ее вернуть в порядке реституции, а следующие приобретатели — в порядке п. 3 ст. 65.2 ГК РФ.

Карточка дела Реквизиты судебного акта Определение ВС РФ от 29.09.2020 № 307-ЭС20-2469 по делу № А56-122064/2018
Истец Компания «ВЫБОРГ ЛИМИТЕД»
Ответчики Рыжков Н.Н., компания с ограниченной ответственностью «АНМЕЛИОН ЭНТРЕПРАЙЗИС ЛТД», компания с ограниченной ответственностью «АСПИАНТ ХОЛДИНГЗ ЛТД»,
ИФНС по Выборгскому району Ленинградской области

Суть дела

С 2011 г. иностранная компания являлась участником ООО «Выборгская лесопромышленная корпорация» (далее — общество) — владельцем 100% доли в уставном капитале. В 2015 г. иностранная компания в лице генерального директора Грековой С.В. заключила договор купли-продажи, по которому она продала Рыжкову Н.Н. долю в размере 1%. Эти изменения были зарегистрированы в ЕГРЮЛ. Затем иностранная компания подала заявление о выходе из общества. Доля в размере 99% перешла обществу, после чего оставшийся участник (Рыжков Н.Н.) распределил эту долю себе. Впоследствии он заложил долю в размере 90% в банке, а еще 10% продал двум компаниям.

Иностранная компания подала иск о восстановлении корпоративного контроля путем признания за ней права собственности на долю в размере 100% уставного капитала общества, о прекращении права собственности других лиц на указанные доли, об обязании налоговой инспекции внести в ЕГРЮЛ запись о праве собственности иностранной компании на долю в размере 100% уставного капитала общества и об исключении из ЕГРЮЛ записей, содержащих сведения об ответчиках как собственниках долей в уставном капитале общества. Она ссылалась на то, что не совершала действий по отчуждению долей в уставном капитале и что эти доли выбыли из владения помимо ее воли.

Позиция судов

Суды трех инстанций признали требования иностранной компании обоснованными и удовлетворили иск. Они согласились, что выбытие доли произошло помимо ее воли, поскольку директор иностранной компании не имел права совершать сделку по отчуждению доли, принадлежащей иностранной компании, и выходу из участников общества.

Согласно сведениям реестра компаний Джерси, на территории которого была зарегистрирована иностранная компания, 01.10.2015 Комиссия по финансовым услугам Джерси приняла решение об исключении иностранной компании из реестра. Но 29.03.2016 решением Правительственного Совета Джерси прекращение деятельности иностранной компании было признано недействительным.

Суды пришли к выводу, что в октябре — ноябре 2015 г. (период, когда иностранная компания не осуществляла деятельность в связи с исключением ее из реестра компаний) от ее имени не могли быть произведены действия по распоряжению принадлежащими ей активами и директор не имел права осуществлять действия по распоряжению активами, принадлежащими иностранной компании, а равно и голосовать 11.11.2015 на общем собрании участников общества от имени иностранной компании, которым было принято решение о передаче доли в размере 99% уставного капитала и о выходе иностранной компании из участников общества.

Договор купли-продажи доли, на который имелась ссылка в сопроводительном письме нотариуса, направленном в налоговую инспекцию для внесения в ЕГРЮЛ изменений в сведения о составе участников общества, в соответствии с которым в реестр была внесена запись о Рыжкове Н.Н. как участнике общества и владельце 1% доли в уставном капитале общества, Рыжков Н.Н. в материалы дела не представил.

Также неправомерен был выход иностранной компании из общества, поскольку устав такой возможности не предусматривал, а значит, и сделка по переходу доли к обществу являлась ничтожной.

Кроме того, суды сослались на то, что в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о возмездности приобретения принадлежащих иностранной компании долей в уставном капитале общества (1% и в дальнейшем 99%). Эти обстоятельства послужили основанием для вывода о том, что иностранная компания утратила право участия в обществе в отсутствие своего надлежащего волеизъявления.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Возврат доли в размере 1% был возможен только в порядке реституции в случае квалификации такой сделки по отчуждению доли как недействительной. Применение в данном случае п. 3 ст. 65.2 ГК РФ (о возврате доли из собственности других лиц) являлось неправомерным. Равным образом это относится также к остальной доле в размере 89% уставного капитала, принадлежащей Рыжкову Н.Н., поскольку выход из общества также представлял собой сделку по отчуждению доли в пользу Рыжкова Н.Н. Относительно долей, принадлежащих иным ответчикам, суды применили п. 3 ст. 65.2 ГК РФ правильно.

Между тем одним из ключевых условий для удовлетворения иска о возврате доли участия в уставном капитале в соответствии с п. 3 ст. 65.2 ГК РФ является установление факта утраты такой доли помимо воли ее обладателя. В этом деле судам нужно было установить содержание норм соответствующего иностранного права. В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться за содействием и разъяснением в Министерство юстиции РФ и иные компетентные органы или организации РФ и за границей либо привлечь экспертов (ч. 2 ст. 14 АПК РФ). Однако суды при наличии противоречащих друг другу заключений о содержании применимых норм иностранного права, предоставленных участвующими в деле лицами, согласились с выводами, сделанными в заключении, предоставленном иностранной компанией, никак не мотивируя свой выбор и не обращаясь к иным способам установления содержания норм иностранного права. Это является существенным нарушением ст. 14 АПК РФ.

Более того, недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли (абз. 2 п. 39 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»). Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу. Однако суды, в нарушение этих разъяснений, ограничились лишь указанием на отсутствие у директора иностранной компании правомочий на отчуждение доли и выход из общества и незаконность сделки по выходу из общества. При этом они не оценили довод о том, можно ли рассматривать как выбытие имущества по воле иностранной компании тот факт, что директор сохранял видимость полномочий действовать от имени иностранной компании в силу действий (бездействия) иностранной компании. Кроме того, отказывая в удовлетворении ходатайства об истребовании у нотариуса договора, на основании которого была отчуждена доля, суды не учли, что содержание этого договора могло иметь значение для установления возмездности отчуждения доли.