1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 90

Право на «антивирусную» субсидию может восстановить суд

В решении от 04.09.2020 № А40-134982/20-140-2110 Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел вопрос о правомерности получения компанией субсидии на поддержку бизнеса в связи с COVID-19 в ситуации, когда она по факту осуществляла вид деятельности, на который распространяются меры поддержки бизнеса, а в ЕГРЮЛ в качестве основного был заявлен другой вид деятельности.

Суть дела

В качестве основного вида деятельности организации в ЕГРЮЛ было указано «Управление эксплуатацией жилого фонда за вознаграждение или на другой основе» (код по ОКВЭД 68.32.1). По состоянию на март 2020 г. на основании заявления организации в ЕГРЮЛ в качестве дополнительного вида деятельности была включена «Деятельность предприятий общественного питания по прочим видам организации питания» (код по ОКВЭД 56.29), а с апреля этот вид деятельности фактически стал основным.

Организация обратилась в налоговый орган с заявлением о предоставлении ей субсидии как предприятию, наиболее пострадавшему от ограничений, введенных в связи с коронавирусом. Однако налоговики отказали компании в такой поддержке по следующим причинам:

  • деятельность «Управление эксплуатацией жилого фонда за вознаграждение или на другой основе» не включена в перечень отраслей, наиболее пострадавших от действия коронавирусной инфекции, утвержденный постановлением Правительства РФ от 03.04.2020 № 434 (далее — Перечень);

  • сокращение штата организации превысило 10%.

Компания с таким решением не согласилась и обратилась в суд.

Решение арбитров

Суд пришел к выводу, что организация имела право на субсидию. При этом он исходил из следующего.

В правилах предоставления в 2020 г. субсидий субъектам малого и среднего предпринимательства, ведущим деятельность в наиболее пострадавших отраслях, утвержденных постановлением Правительства РФ от 24.04.2020 № 576 (далее — Правила), сказано, что получатель субсидии определяется по основному виду экономической деятельности, информация о котором содержится в ЕГРЮЛ по состоянию на 1 марта 2020 г. Основные условия для получения субсидии установлены в п. 3 Правил. Это:

  • организация включена в реестр субъектов малого и среднего предпринимательства по состоянию на 1 марта 2020 г.;

  • деятельность организации поименована в Перечне;

  • у организации на 1 марта 2020 г. отсутствует недоимка по налогам и страховым взносам, в совокупности (с учетом имеющейся переплаты по налогам и страховым взносам) превышающая 3000 руб.;

  • количество работников получателя субсидии в месяце, за который выплачивается субсидия, составляет не менее 90% количества работников в марте 2020 г. или снижено не более чем на одного человека по отношению к количеству работников в марте 2020 г.

Арбитры указали, что организация осуществляет деятельность предприятий общественного питания (код по ОКВЭД 56.29), которая включена в Перечень. Тот факт, что для нее данный вид деятельности по факту всегда был основным, подтверждается ежегодно направляемыми в ФСС России заявлениями. При этом суд отклонил довод налоговиков о том, что для организации основной является деятельность по управлению эксплуатацией жилого фонда, поскольку осуществление данного вида деятельности требует специальной лицензии, которую компания никогда не получала.

Не приняли арбитры и довод налогового органа о сокращении штата организации более чем на 10% от численности работников в марте. Из материалов дела следует, что в период самоизоляции и нерабочих дней компания не уволила ни одного сотрудника по инициативе работодателя. Согласно отчету по форме СЗВ-М, количество работников в марте было 228 человек, в апреле — 211 человек, что составляет 92,54% от количества работников в марте.

Таким образом, условия предоставления «антивирусной» субсидии компанией выполнялись. Следовательно, отказ налогового органа является необоснованным.