1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 24

Беларуси придется менять направление половины внешнеторгового оборота в случае разрыва с Россией

Порядка 90% экспорта белорусских продуктов питания направляется в Россию, приблизительно столько же — поставок за рубеж машиностроительной продукции. В целом доля России во внешнеторговом обороте братской страны в последние годы колеблется на уровне 48—49%. Трудно себе представить резкий обрыв наших торговых связей, однако опыт восточноевропейских стран показывает, что переориентация экспорта может произойти довольно быстро в случае смены политического курса.

Неопределенность политической ситуации в Белоруссии порождает версии ее дальнейшего развития. Директор Института торговой политики ВШЭ Александр Данильцев полагает, что белорусская оппозиция в случае прихода к власти, несмотря на проевропейские настроения значительной части ее лидеров, вряд ли рискнет серьезно ухудшить двусторонние российско-белорусские отношения — экономика страны и благополучие ее граждан тесно связаны с Россией.

«Доля России во внешнеторговом обороте Белоруссии в последние годы колеблется на уровне 48—49%», — поясняет доцент департамента международных отношений «Вышки» Андрей Суздальцев. Белорусский экспорт в Россию можно разделить на три ключевые части: сельское хозяйство и продукты питания, машиностроение, химическая промышленность.

«Наша страна — главный импортер белорусского продовольствия, 90% экспорта сыров и молока идет в Россию», — отмечает эксперт. Почти весь машиностроительный экспорт Беларуси также покупает Россия: это продукция минских автомобильного и тракторного заводов — МАЗ и МТЗ, а также троллейбусы и сельскохозяйственные машины.

Прекращение поставок МАЗа, по словам г-на Суздальцева, нашей стране будет нетрудно компенсировать собственными силами. С тракторами сложнее, но качество белорусских тракторов не всегда высокое, поэтому фермеры и крупные хозяйства, стремящиеся повысить эффективность работы, чаще стараются покупать тракторы Кировского завода в Санкт-Петербурге и импортные.

Существенный источник доходов для белорусских нефтехимических предприятий и национального бюджета — беспошлинные поставки российской нефти, продукты переработки которой частично продаются по мировым ценам на Запад. Если Россия будет продавать нефть в соседнюю страну по ценам, включающим экспортную пошлину, заработки белорусского бизнеса и поступления в бюджет существенно снизятся.

В белорусской оппозиции есть разные настроения, однако если в случае ее прихода к власти возобладает прозападное и проевропейское крыло, процесс снижения доли России во внешнеторговом обороте, по мнению А. Данильцева, будет медленным. Кроме того, экономические взаимоотношения обычно строятся более прагматично, чем политические. Даже в период самого резкого ухудшения российско-украинских отношений поставки многих видов продукции не прекращались.

При кардинальных политических переменах возможны требования новых белорусских властей изменить условия экономических соглашений с Россией и другими странами ЕАЭС, попытки затормозить интеграцию, но экономические и коммерческие отношения, по оценке директора Института торговой политики, вероятнее всего, будут стабильными.

Для российской экономики резкий разрыв связей с Белоруссией не будет, по словам А. Суздальцева, критическим. Возможны проблемы только в узкоспециализированных отраслях, отдельных сборочных производствах, выпуске тяжелых колесных тягачей для перевозки стратегических ракет и других военных грузов, которые сейчас выпускает минский завод МЗКТ. В то время как для Белоруссии сокращение экономических отношений с Россией будет означать коллапс в ряде отраслей индустрии, в частности машиностроительной и пищевой.

Россия, по данным таможенной статистики, покупает в последние годы 55—60% производимых в Белоруссии грузовых автомобилей и самосвалов, 70—75% тракторов, две трети автобусов. Внутренний рынок для местных производителей узок, а для переориентации на новые рынки — как европейский, так и азиатский — потребуется немало времени.

Вместе с тем опыт восточноевропейских стран, которые 30 лет назад столкнулись с развалом СССР и связанных с ним интеграционных экономических структур, показывает возможность довольно быстрой смены направленности экспорта. Так, семь государств — Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия — в 1992 г. вошли в Центральноевропейское соглашение о свободной торговле (ЦЕССТ) и ликвидировали большую часть таможенных пошлин. Это позволило им к 2000 г. направить большую часть своего экспорта в страны ЕС.