1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 63

Электронная переписка как доказательство в суде: какие сложности могут возникнуть?

Заключить договор благодаря современным видам связи сегодня можно и дистанционным способом, например путем отправки сообщений с помощью популярных мессенджеров или соцсетей. Договор считается заключенным, если можно точно установить, что сообщения исходят от конкретного лица. Но даже если суд признает переписку допустимым и достоверным доказательством, заинтересованная сторона может столкнуться с другой проблемой — правильным установлением судом условий заключенного таким способом связи договора, так как стороны договора обычно используют неформальный язык в своей переписке. Об особенностях использования электронной переписки как доказательства в судебном процессе читайте в материале.

С момента внесения изменений в ч. 2 ст. 434 ГК РФ (Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»), касающихся возможности заключить договор путем обмена электронными документами, передаваемыми по каналам связи, в правоприменительной практике сложилось достаточно четкое понимание того, как необходимо оформить электронную переписку, чтобы при рассмотрении гражданского дела в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах ее в соответствии с положениями ст. 59, 60, 67 ГПК РФ и ст. 67, 68, 71 АПК РФ признали относимым, допустимым, достоверным и достаточным доказательством, на которое сторона, согласно положениям ч. 1 ст. 56 ГПК РФ и ч. 1 ст. 65 АПК РФ, ссылается как на основание своих требований и возражений.

Чтобы электронная переписка имела юридические последствия и признавалась допустимой в суде, стороне договора необходимо выполнить следующие условия:

  • сделать в договоре специальную оговорку о том, что любые договоренности между сторонами, которые в дальнейшем будут порождать для них взаимные права и обязанности, могут быть достигнуты, в частности, путем обмена электронными сообщениями по адресам электронной почты (это могут быть адреса корпоративной почты или персональные адреса публичных почтовых сервисов) и/или мгновенными сообщениями через аккаунты в социальных сетях (например, Facebook) и/или электронных мессенджерах (например, WhatsApp) с обязательным указанием в договоре точных адресов и наименований таких каналов связи и их принадлежности определенному физическому лицу, которое либо действует от имени и в интересах организации (юридического лица), либо участвует в гражданско-правовом обороте самостоятельно (включая самозанятых граждан и индивидуальных предпринимателей);

  • подтвердить и заверить электронную переписку. Это можно сделать тремя способами, обратившись к кому-либо из перечисленных лиц: нотариусу, провайдеру услуг связи, эксперту. В соответствии с положениями Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.93 № 4462-I нотариус может заверить электронную переписку. В настоящее время нотариус (хотя далеко не все нотариусы осуществляют такие нотариальные действия) вправе произвести заверение электронной переписки независимо от того, передан сторонами гражданско-правовой спор на разрешение в суд или нет. До 01.01.2015 нотариусы имели право заверять электронную переписку только до момента, когда спор был передан в суд (в редакции Основ законодательства Российской Федерации от 21.07.2014 № 23). Электронная переписка может быть подтверждена и заверена провайдером интернет-услуг или услуг связи. Придать электронной переписке юридическую силу можно путем обращения к эксперту, который установит тождественность буквенных, числовых и графических символов, представляющих в своей совокупности информацию, которая была подготовлена, отправлена, получена или хранилась с помощью электронных средств. Заверение электронной переписки у нотариуса, у провайдера интернет-услуг или услуг связи, а также у эксперта осуществляется на возмездной основе, при этом указанные расходы могут быть включены, в соответствии с положениями ст. 88, 94, 95 ГПК РФ, ст. 101, 106, 107 АПК РФ, стороной в исковые требования в качестве судебных расходов, которые в дальнейшем могут быть взысканы с другой стороны в порядке ст. 98 ГПК РФ и ст. 110 АПК РФ по решению соответствующего суда.

Переписка как доказательство: случай из судебной практики

Однако далеко не всегда электронная переписка, заверенная одним из вышеописанных способов и приобщенная стороной к материалам дела в суде в качестве доказательств в обоснование заявленных требований или возражений, принимается судом и подвергается должной и юридически правильной оценке при вынесении решения.

Зачастую причинами формального и субъективного подхода к рассмотрению гражданского дела в целом и отдельных доказательств по нему в частности является неправильная квалификация, а точнее, определение правовой природы и сути гражданско-правовых отношений, сложившихся между участниками договора, являющимися сторонами по рассматриваемому в суде делу.

Подтверждением тому может служить следующий пример гражданского дела, рассмотренного в 2019 г. в Головинском районном суде города Москвы. Гражданка, желая получить специализированную рабочую визу в США категории О-1, обратилась к частному агенту, помогавшему в сборе необходимых документов, их подаче в соответствующие уполномоченные органы для получения такой визы, а также в дальнейшем трудоустройстве на территории иностранного государства.

С самого начала стороны вели переговоры, используя, в частности, мессенджер социальной сети Facebook, а также электронный почтовый сервис www.gmail.com. Фактически между сторонами был заключен договор возмездного оказания услуг, поскольку стороны достигли соглашения по всем его существенным условиям, а именно — предмету (комплекс услуг по получению рабочей визы категории О-1 в США, а также обеспечение работой на территории США), сроку оказания услуг (в течение трех месяцев), цене оказания услуг (8000 долл. США, предоплата 100%).

Передача денежных средств в счет оплаты стоимости оказываемых услуг не была подтверждена распиской или иными допустимыми документами. Вместе с тем факт передачи денег от заказчицы и факт их получения второй стороной также в дальнейшем подтверждался в ходе электронной переписки как путем обмена быстрыми сообщениями в социальной сети Facebook, так и путем обмена электронными письмами в почтовом сервисе www.gmail.com.

Спустя три месяца стало очевидно, что услуги не будут оказаны в согласованный срок. Между сторонами в течение длительного времени осуществлялась электронная переписка на предмет предполагаемого срока завершения оказания услуг. В итоге стороны не смогли прийти к взаимопониманию и было принято решение прекратить сотрудничество и расторгнуть договор. При этом вторая сторона должна была вернуть всю полученную раннее сумму, о чем также говорилось в электронной переписке.

Поскольку деньги добровольно возвращены не были, гражданка приняла решение обратиться в суд. Претензионный порядок урегулирования спора результатов не дал — претензия осталась без ответа и удовлетворения со стороны должника.

Учитывая, что единственными доказательствами, подтверждающими факт наличия между заказчицей и должником договорных отношений по возмездному оказанию услуг являлась электронная переписка, осуществленная через персональные аккаунты сторон в социальной сети Facebook и через электронный почтовый сервис www.gmail.com, необходимо было, в соответствии со ст. 102, 103 Основ законодательства РФ о нотариате, придать такой переписке необходимую юридическую силу.

По итогам обращения к одному из нотариусов города Москвы истица получила два протокола осмотра доказательств — один в отношении осмотра электронной переписки доверителя и должника в мессенджере социальной сети Facebook, а второй — в отношении электронной переписки сторон в электронном почтовом сервисе www.gmail.com. Материалы дела с данными доказательствами были переданы в суд.

Неправильная правовая квалификация договора как следствие неясного содержания электронной переписки

Через некоторое время после подачи документов в картотеке дел на официальном сайте суда появилась информация о том, что данное дело зарегистрировано под категорией исков о взыскании сумм по договору займа, кредитному договору. Хотя по своей правовой природе эти взаимоотношения сторон полностью соответствовали признакам договора возмездного оказания услуг.

В дальнейшем в ходе предварительного судебного заседания у суда возник вопрос относительно значения аббревиатуры «$8k», которую обе стороны часто использовали в ходе электронной переписки для определения того, что одна сторона передала, а вторая сторона получила в счет оплаты стоимости оказания услуг денежные средства в размере 8000 долл. США.

В предварительном судебном заседании суд первой инстанции также обратил внимание истицы на то, что в соответствии с положениями ст. 808 ГК РФ заем денежных средств между физическими лицами, превышающий сумму в 10 000 руб., подтверждается оформлением письменной расписки.

Устных объяснений относительно того, что данная аббревиатура и аналогичные ей часто используются в ходе общения людей в интернет-среде и стали обыденностью и неким подобием обычая делового оборота, для суда достаточно не было, так же как и не было достаточно объяснений относительно того, что между сторонами не существовало соглашения о выдаче займа денежных средств, а был фактически заключен договор возмездного оказания услуг, который предполагал наличие двусторонних обязательств, а именно — выполнение определенных действий одной стороной и произведение оплаты другой стороной.

Истица представила результаты лингвистической экспертизы, в которых было указано, что аббревиатура «$8k» является краткой формой написания суммы в размере 8000 (восемь тысяч) долл. США, устоявшейся и широко используемой в электронной форме взаимодействия между людьми. Заключение экспертной организации также было приобщено к материалам гражданского дела и принято судом.

Тем не менее по итогам исследования всех письменных доказательств, представленных истцом, а также заслушивания исковых требований, пояснений суд отказал в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Немаловажно отметить и тот факт, что ответчик не обеспечил свою явку ни в одно судебное заседание по рассматриваемому делу и не направил в суд свои возражения относительно заявленных гражданкой требований, то есть занял полностью пассивную позицию, несмотря на то, что неоднократно получал официальные уведомления относительно даты и времени судебных заседаний.

Суд первой инстанции указал, в частности, что «факт передачи ответчику денежных средств в счет оказания услуг истец допустимыми и достоверными доказательствами не подтвердил».

Более того, суд также отметил, что, «учитывая конкретные обстоятельства дела, а также отсутствие относимых, допустимых и достаточных доказательств, свидетельствующих о достигнутом между сторонами соглашении об оказании услуг, в частности предмета договора, соответственно, законных оснований для удовлетворения заявленных исковых требований и взыскания судебных расходов не имеется».

Не согласившись с вышеуказанным решением суда первой инстанции, гражданка направила апелляционную жалобу в Московский городской суд с требованием отменить решение суда первой инстанции и удовлетворить ее требования в полном объеме.

Апелляционное обжалование успеха не принесло

В апелляционной жалобе было указано, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела. Это выразилось в неправильной квалификации гражданско-правовых отношений, которые фактически существовали между сторонами. В жалобе имелась фраза должника относительно того, когда, за что и сколько он получил денежных средств от заказчицы, зафиксированная протоколом осмотра электронной переписки, изученной нотариусом.

Также в жалобе было указано, что суд первой инстанции не принял во внимание положения ст. 779 и 781 ГК РФ, а именно — никак не исследовал тот факт, что в электронной переписке содержатся все существенные условия договора возмездного оказания услуг, относительно которых стороны пришли к взаимному согласию.

Для подтверждения этого довода в тексте апелляционной жалобы были отдельно в виде стенограммы представлены фразы и предложения сторон, а также описаны все существенные условия договора возмездного оказания услуг, которые были выработаны сторонами: данные (ФИО, контакты) о заказчице и исполнителе, виде и объеме оказываемых услуг (сбор, подготовка и подача документов на получение миграционной визы в США категории О-1), срок оказания услуг (три месяца), а также стоимость оказания услуг (8000 долл. США).

Соглашение по существенным условиям договора может быть достигнуто сторонами путем обмена юридически значимыми сообщениями, в том числе письмами, заявлениями, уведомлениями, извещениями, требованиями и другими документами, содержащими информацию о сделке (п. 1 ст. 165.1 ГК РФ, п. 66 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Кроме того, соглашение по существенным условиям договора может быть достигнуто, а договор заключен в письменной форме также и путем обмена электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Электронным документом, передаваемым по каналам связи, признается информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту (п. 2 ст. 434 ГК РФ, п. 11.1 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

В соответствии с ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон. Как следовало из материалов дела, все представленные истицей в материалы дела письменные доказательства получены в предусмотренном законом порядке.

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Судом не был доказан факт того, что представленные истицей доказательства получены с нарушением закона и/или являются искаженными.

В соответствии с ч. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма (ч. 1 ст. 434). Действующим гражданским законодательством (главами 37 и 39 ГК РФ) не установлена определенная форма договора возмездного оказания услуг.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК РФ). В соответствии с ч. 1 ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Таким образом, поскольку законом не предусмотрена обязательная письменная форма договора возмездного оказания услуг, то единственно возможным (допустимым, относимым, достаточным и достоверным) доказательством наличия между сторонами правовых взаимоотношений по возмездному оказанию услуг является электронная переписка, которая в полной мере отражает все достигнутые соглашения относительно всех существенных условий договора возмездного оказания услуг.

Тем не менее апелляция оставила решение Головинского районного суда города Москвы без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения. От дальнейших действий по обжалованию вступивших в силу судебных актов истица отказалась.

***

Из вышеизложенного можно сделать два значимых вывода.

Во-первых, электронная переписка, которая была наделена юридической силой путем ее исследования нотариусом, сама по себе не может (или может, но не всегда) являться единственным, допустимым, относимым, достоверным и надлежащим доказательством наличия между участниками гражданского оборота договорных отношений, если отсутствует договор, заключенный в простой письменной форме.

Во-вторых, при осуществлении деловой переписки с применением различных электронных интернет-средств связи (мессенджеры, социальные сети, электронная почта и т.д.) стоит воздержаться от использования различных аббревиатур, сокращений, элементов сленга, которые часто используются в интернет-сообществе для облегчения и ускорения коммуникации.