1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 116

Создание новой компании с тем же видом деятельности, что и старая, не всегда свидетельствует о схеме дробления бизнеса

В деле, рассмотренном в Определении Верховного суда РФ от 14.05.2020 № 306-ЭС20-2521, компании удалось доказать отсутствие умысла на дробление бизнеса, несмотря на наличие всех признаков, указывающих на это.

Суть дела

Компания, применяющая УСН, занималась сдачей в аренду оборудования для бурильных скважин. По результатам проведенной проверки налоговая инспекция пришла к выводу, что компания в целях недопущения превышения лимита доходов на УСН использовала схему дробления бизнеса путем перевода части деятельности в подконтрольное ООО. Основанием для такого вывода послужили следующие факты:

  • учредитель компании является также учредителем ООО;

  • компания и ООО зарегистрированы по одному адресу;

  • руководство компании и ООО, а также ведение в них бухгалтерского и налогового учета производится одними и теми же лицами;

  • компания и ООО используют один IP-адрес;

  • компания и ООО занимаются одинаковой деятельностью (сдачей в аренду оборудования для бурильных скважин).

Поскольку в результате сложения доходов компании и ООО совокупный доход превысил лимит, установленный для применения УСН, налоговики доначислили компании налоги по общей системе налогообложения.

Компания обратилась в суд с требованием признать доначисления незаконными.

Решение судов

Суды трех инстанций поддержали компанию. Они отвергли довод налоговиков о том, что ООО было создано, чтобы избежать превышения лимита доходов, установленного для УСН. Суды указали, что компания и ООО были созданы в разное время, задолго до того, как их совокупный доход стал превышать лимит доходов на УСН.

Компания и ООО имеют отдельные расчетные счета в разных банках, ведут раздельный бухгалтерский учет, по результатам самостоятельной хозяйственной деятельности уплачивают налоги и сборы. Налоговики не привели доказательств, что организации распределяют между собой полученную выручку. Не доказано также, что операции по предоставлению в аренду оборудования умышленно организованы автономно и только для видимости. Все операции по договорам учтены организациями в своем бухгалтерском учете, их реальность налоговым органом не опровергнута.

Наличие одного бухгалтера в обеих организациях не свидетельствует о ведении единой бухгалтерии. Налоговым органом не представлены факты, свидетельствующие об использовании организациями единой бухгалтерской программы.

Несмотря на то что организации зарегистрированы по одному адресу, отсутствуют доказательства, что одни и те же офисные помещения, склады одновременно используются и компанией, и ООО. Доводы налогового органа о том, что фактически деятельность велась в одном месте, использовался один IP-адрес и один телефонный номер, не отменяют правомерность и самостоятельность ведения предпринимательской деятельности каждым обществом. При этом использование одного IP-адреса для доступа к сети Интернет двумя организациями по месту ведения деятельности не может быть доказательством дробления бизнеса, так как могло быть вызвано техническими особенностями по подключению к данным помещениям сети Интернет через устройство беспроводной передачи данных.

Учредитель компании в суде пояснил, что ООО с такими же видами деятельности, как у компании, было создано с целью использования для развития бизнеса деловых связей будущих его учредителей. Он также отметил, что на момент создания ООО уже являлся учредителем другого общества, которое тоже применяло УСН. Поэтому у него не было необходимости создавать еще одно ООО, если бы его целью, как утверждают налоговики, было исключительно дробление бизнеса.

В результате суды пришли к выводу, что появление ООО вызвано реальными деловыми целями и его деятельность направлена на извлечение прибыли от предпринимательской деятельности, а не на создание схемы уклонения от уплаты налогов в виде дробления бизнеса. И поскольку доказательства совершения компанией умышленных действий по получению незаконной налоговой выгоды у инспекции отсутствовали, она не вправе была определять налоговые обязательства компании путем объединения ее доходов с доходами ООО.

Судья Верховного суда РФ не нашел оснований для передачи дела на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.