1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 15

Федеральный бюджет в I квартале — «затишье перед бурей»

Расходы федерального бюджета в I квартале нынешнего года остались почти на уровне прошлогодних показателей (+0,6%) из-за снижения нефтегазовых поступлений, а расходы увеличились на 17,6% в результате затрат, направленных на борьбу с коронавирусом и поддержку экономики. В итоге профицит бюджета составил скромную сумму 12 млрд руб. Однако дальнейшее сокращение нефтяных цен в сочетании с наращиванием антикризисных мер может привести к «дыре» в бюджете размером в несколько триллионов, что потребует пересмотра бюджетного правила.

?бщая величина доходов федерального бюджета в I квартале 2020 г. стагнировала в реальном выражении (+0,6% к аналогичному периоду предыдущего года). Основной вклад в замедление поступлений в бюджет, по оценке ученых Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), внесли нефтегазовые доходы, сократившиеся на 12,4% в реальном выражении, вслед за снижением нефтяных цен.

По другим видам доходов влияние кризиса пока не было заметно. Поступления налога на прибыль выросли на 25,5% в реальном выражении к I кварталу предыдущего года, что объясняется наличием квартального лага в уплате налога на прибыль для большинства компаний (а IV квартал 2019 г. был еще вполне «тучным»). НДС на товары внутреннего производства замедлился, но все же вырос на 2,6% в реальном выражении к I кварталу предыдущего года. Акцизы на товары внутреннего производства, напротив, показали довольно быстрый рост (+20,3%), в основном благодаря увеличению акцизов на табачные изделия.

Расходы показали резкий рост

В расходной части федерального бюджета влияние кризиса более заметно проявилось уже с I квартала, что видно как по темпам общего прироста расходов (+17,4% в реальном выражении к январю — марту предыдущего года), так и по структуре прироста по направлениям затрат.

Наибольший вклад в рост расходов федерального бюджета внесли затраты на здравоохранение (28,4% всего прироста расходов по сравнению с I кварталом 2019 г.), что связано с оперативной реакцией властей на развитие ситуации.

Обращает на себя внимание опережающий рост расходов на ЖКХ и национальную экономику (суммарно обеспечившие 15,5% всего увеличения затрат), также, очевидно, вызванный начавшейся реакцией властей на кризис. Кроме того, значительную часть прироста обеспечили расходы на социальную политику, вероятно, связанные с реализацией новых мер социальной поддержки граждан, озвученных в Послании Президента РФ от 15 января 2020 г.

В результате стагнации доходов и быстрого наращивания расходов в I квартале 2020 г. федеральный бюджет был исполнен с положительным околонулевым сальдо (+12 млрд руб.).

Девальвация рубля (почти на 16 руб. за квартал) позволила федеральному бюджету значительно пополнить резервы: курсовая разница по средствам федерального бюджета за квартал составила 2,44 трлн руб., осевшие по большей части в ФНБ (переоценка по остаткам средств Фонда составила 1,7 трлн руб.). Еще порядка 400 млрд руб. — курсовая разница по прошлогодним нефтегазовым доходам, также попавшая в ФНБ вместе с самими доходами.

Привлечение внутренних заимствований (несмотря на отмену аукционов в марте) практически соответствовало ранее утвержденным планам. Внешние заимствования не привлекались (что вполне естественно в сложившихся условиях). Прочие источники финансирования в целом соответствуют «мирному времени».

«По итогам квартала можно говорить о своего рода „затишье перед бурей“, — подчеркивает руководитель группы бюджетных исследований ЦМАКП Елена Пенухина. — Очевидно, что начиная со следующего квартала, когда влияние кризиса уже в полной мере отразится на бюджетной системе, баланс федерального бюджета уйдет глубоко в отрицательную зону».

Дефицит федерального бюджета, по оценке ряда экспертов, озвученных в СМИ, может составить порядка 5 трлн руб. На возможность дефицита бюджета указывал ранее министр финансов Антон Силуанов, правда, он называл меньшие цифры — около 2 трлн руб.

В этих сложных условиях аналитики ЦМАКП подчеркивают, что рекордный объем ФНБ и низкий уровень государственного долга — значительные ресурсы для финансирования расширения антикризисной поддержки экономики, однако их использование блокируется действующей редакцией бюджетных правил. Без их смягчения (или временной «заморозки») проведение полномасштабной антикризисной политики не представляется возможным.

Пора открывать «закрома Родины»

Бюджетное правило принято считать залогом стабильности российской экономики, обеспечивающим ее низкую восприимчивость к колебаниям мировых цен на нефть. Вероятно, такой сценарий развития событий стал бы вполне реальным, если бы кризис, с которым сегодня столкнулась российская экономика, был простым кризисом нефтяных цен. Однако нынешний кризис — принципиально другой.

Это наложение сразу нескольких масштабных шоков. Речь идет о шоке предложения из-за введения карантинных мер и следующего за ним шока спроса при одновременном пике мировых цен на нефть.

«На этом фоне бюджетное правило, рассчитанное на компенсацию только одного из трех шоков, не только не обеспечит экономическую стабильность, но и станет преградой для проведения адекватной сложившейся ситуации антикризисной политики, блокируя два важнейших финансовых ресурса: внутренние заимствования и средства ФНБ», — комментирует ситуацию Е. Пенухина.

Без изменения бюджетного правила средства Фонда могут быть использованы только в объеме, необходимом для компенсации недополученных бюджетных доходов от снижения фактической цены на нефть ниже базовой.

Более того, бюджетное правило не позволяет нарастить объемы расходов федерального бюджета за счет привлечения государственных заимствований. Предельная величина расходов федерального бюджета жестко регламентирована и равна сумме ненефтегазовых доходов, нефтегазовых доходов при базовой цене на нефть, расходов на обслуживание государственного долга и расходов Фонда развития.

При этом нынешняя экономическая ситуация требует экстраординарных мер поддержки как предприятий, так и населения.

Дальнейшее развертывание кризисных процессов с высокой вероятностью потребует расширения антикризисного пакета и, соответственно, источников его финансирования, иначе велик риск вхождения в затяжную рецессию.