1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 399

ВС РФ разъяснил, когда с арбитражного управляющего нельзя взыскать убытки за бездействие в связи с неоспариванием сделок

Кредиторам лучше не затягивать с подачей заявления о банкротстве должника. В случае пропуска периода подозрительности арбитражный управляющий может отказаться от оспаривания таких сделок должника и взыскать с управляющего убытки за бездействие не получится.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 29.01.2020 № 308-ЭС19-18779 (1,2) по делу № А53-38570/2018

Истец

Гражданин П.

Ответчики

Арбитражный управляющий Е.

Суть дела

Должник получал от одного кредитора займы в период с июля 2011 г. по май 2012 г. на сумму более 12 млн руб. Он обязался возвратить их в декабре 2011 г. и марте 2013 г., однако деньги не вернул. В период с сентября 2011 г. по апрель 2013 г. должник продал своим родственникам и иным лицам 14 объектов недвижимого имущества за 4 млн руб., в то время как их рыночная стоимость составляла 18,5 млн руб.

В отношении должника 27.12.2016 было возбуждено дело о банкротстве. Позже суд включил в реестр требование кредитора, который давал займы, на 32 млн руб. Этот кредитор неоднократно обращался к арбитражному управляющему с просьбой оспорить сделки по отчуждению должником 14 объектов недвижимости. Арбитражный управляющий эти сделки не оспорил.

Суд завершил процедуру реализации имущества должника. При этом он указал, что должник не освобожден от исполнения требований кредиторов, поскольку отчуждение должником своего имущества в преддверии наступления срока возвращения займов признано умышленным выводом активов во избежание обращения на них взыскания и, соответственно, злоупотреблением правом. В то же время спорные сделки совершены более чем за трехлетний период до возбуждения дела о банкротстве должника и не подпадают под признаки оспоримости. Все мероприятия, предусмотренные процедурой реализации имущества гражданина, проведены, меры по формированию конкурсной массы приняты.

В деле о банкротстве должника задолженность перед кредитором была погашена частично. Кредитор обратился в суд с иском о взыскании с арбитражного управляющего убытков. Он ссылался на противоправное бездействие арбитражного управляющего, не оспорившего в деле о банкротстве должника сделки по выводу ликвидного дорогостоящего имущества по признаку злоупотребления правом. В результате этого бездействия кредиторы недополучили более 14 млн руб. Доля требований кредитора-истца в реестре требований кредиторов составляла 81,43%. Следовательно, размер убытков составил 11 714 519 руб., которые он и потребовал взыскать с арбитражного управляющего.

Позиции судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска о взыскании убытков в связи с недоказанностью как противоправности в бездействии арбитражного управляющего, так и причинной связи между убытками кредитора и деятельностью арбитражного управляющего.

Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. Кассация ее поддержала. Суды исходили из того, что должник, сознательно выводивший свои активы для уклонения от исполнения обязательств, злоупотребил правом. Бездействие арбитражного управляющего не позволило пополнить конкурсную массу, что повлекло убытки для конкурсных кредиторов.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций и оставила в силе решение суда первой инстанции.

Не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. В частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), не имеет судебных перспектив на положительное удовлетворение.

Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным. Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков.

Апелляционный и окружной суды усмотрели в этом бездействии арбитражного управляющего противоправность, повлекшую утрату возможности увеличения конкурсной массы. В то же время суды не учли, что должник имел статус индивидуального предпринимателя и его сделки могли быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве. Предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по этим основаниям, составляет три года с даты принятия судом заявления о признании должника банкротом (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

В связи с тем, что дело о банкротстве было возбуждено 27.12.2016, под подозрение попадали сделки, совершенные не позднее декабря 2013 г. Поскольку должник совершил спорные сделки с 2011 г. по апрель 2013 г., то есть за пределами трехлетнего периода подозрительности, перспектив на судебное оспаривание по главе III.1 Закона о банкротстве они не имели, так как с высокой вероятностью последовал бы судебный отказ в удовлетворении заявленных требований.

Для квалификации сделки как ничтожной по ст. 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (правовая позиция изложена в Определении ВС РФ от 24.10.2017 № 305-ЭС17-4886 (1)).

По мнению кредитора, отчуждение должником своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам являлось достаточным основанием для оспаривания сделок по общим нормам о недействительности сделок, совершенных со злоупотреблением правом. Однако арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что названные кредитором обстоятельства не выходят за рамки диспозиции ст. 61.2 Закона о банкротстве, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок должника в деле о его банкротстве по ст. 10 и 168 ГК РФ также не было.

Таким образом, ВС РФ признал действия арбитражного управляющего, воздержавшегося от бесперспективного оспаривания сделок, разумными и правомерными. Судебный отказ должнику в освобождении его от исполнения требований кредиторов по мотивам допущенного должником недобросовестного поведения при отчуждении своего имущества сам по себе не является достаточным основанием для признания сделок ничтожными в деле о банкротстве.

Кредитор мог своевременно обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок.