1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 46

Шойгу попросил Кудрина не суетиться

Министр обороны Сергей Шойгу вдруг ответил на высказывания главы Счетной палаты Алексея Кудрина двухлетней давности о чрезмерной милитаризации бюджета. Тема уже исчерпана. Но С. Шойгу, видимо, посчитал полезным указать А. Кудрину на его место ревизора, а не кассира страны.

В 2017 г. А. Кудрин был соавтором статьи в «Вопросах экономики», в которой говорилось, что перераспределение расходов в пользу сфер развития с 2019 г. позволит повысить в ближайшей перспективе ежегодные темпы роста ВВП на 0,4 п. п., а в долгосрочной – на 0,8 п. п. Но расходы же на национальную оборону и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе снижают темпы роста ВВП.

В 2019 г. С. Шойгу в интервью «Московскому комсомольцу» назвал рассуждения А. Кудрина «стенаниями».

Министр обороны знает, наверное, что на самом деле расходы на оборону в 2019 г. уже снижены примерно до уровня, о котором говорил 2 года назад А. Кудрин. Причем снижены и по рекомендации президента Владимира Путина. В 2016 г. фактические расходы на оборону составили почти 3,7% ВВП. В декабре 2017 г. президент заявил, что военный бюджет страны не должен превышать 2,8% ВВП.

Примечательнее цитата из Михаила Жванецкого, которой завершил свое опровержение старого мнения экономиста А. Кудрина генерал армии С. Шойгу: «Как сказал классик, «давайте спорить о вкусе устриц с теми, кто их ел». Это – серьезнее, это – про компетенции. Получается, что министр верит: не экономисты-финансисты должны решать, сколько денег дать на оборону.

А. Кудрин ответил С. Шойгу в Twitter: «Почитал СМИ и удивился. Президент уже привёл расходы на оборону к разумной величине. Я говорил, что дальнейшее снижение не требуется для решения задач обороны. Теперь цель – эффективность».

Экс-министр финансов не лукавит. В апреле 2019 г. был опубликован доклад Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). Там констатировалось, что расходы России на оборону в 2018 г. снизились по сравнению с 2017 г. на 3,5% и составили 61,4 млрд долл. В 2017 г. снижение было на 20% (если считать расходы в долларах США по курсу 2016 г.). Россия уменьшила свои военные расходы впервые с 1998 г.

Это снижение расходов не было следствием выступлений А. Кудрина и некоторых других экономистов. Просто выполнили намеченные программы, состоялось плановое сокращение финансирования. К тому же, предприятия оборонки зачастую просто не успевали осваивать бюджетные ассигнования. Их представители даже предлагали не изымать деньги, которые были получены, но не потрачены к указанному сроку, а оставлять их на заводских счетах.

О завершении намеченного говорил в мае этого года пресс-секретарь В. Путина Дмитрий Песков: «В российской армии проведена широкомасштабная работа по техническому и технологическому обновлению. В основном этот процесс завершен, и поэтому пик расходов на технологическое перевооружение пройден».

Темы для полемики по расходам на оборону сегодня явно нет. Но никогда не будет лишним указать А. Кудрину на его место. Ведь он серьезно претендовал на пост председателя правительства. И работу Счетной палаты обещал перестроить так, чтобы она оценивала не просто расходование бюджетных средств, а и решения по направлению финансовых потоков в ту или иную стороны. Макроэкономикой обещал заниматься, а это уже хоть и экономическая, но все же политика.

Сегодня функционирует довольно стабильная хозяйственная система. В ней разным «кудриным» дозволено наблюдать и корректно комментировать то, что решается там, куда им закрыт доступ. От А. Кудрина ждут замечаний по исполнению поручений власти, а не обсуждения этих поручений. С. Шойгу говорит в интервью: «… предлагаю обсуждать не надуманные общие тезисы, а конкретные и насущные вопросы и дела».

Действующая хозяйственная система устраивает ее управляющих. Она хороша. Но она никак не продемонстрирует эффективность. Не растет как надо ВВП, а соответственно - и доходы граждан. Предложены нацпроекты как панацея от всех бед. Но еще один выходец из власти – глава Сбербанка Герман Греф, говорит, что толку от них не будет. Многие прочие экономисты спорят, сколько десятых долей процента к росту ВВП дадут эти проекты. И подобные разговоры не затихают. Они не опасны, но, все-таки, неприятны.

В экономическую дискуссию в своем Telegram-канале ввязался даже известный телеведущий Владимир Соловьев. «Может быть, ВПК не обуза, а локомотив экономического развития?» - патетически вопрошает он.

Тут ответ ясен – не локомотив, не подтянул ВПК экономику за последние годы.

Экономист Никита Кричевский пишет: «Ну ок, недофинансирование (образования, здравоохранения – «ЭЖ») и все такое. Но сейчас-то ситуация обратная («спасибо» нацпроектам), а роста все равно нет. Мало того, в предстоящие годы в экономику ежегодно будет вливаться существенно больше, чем 0,6% ВВП, однако роста все равно не будет. Отчего так? Оттого, что причины нынешнего экономического болота лежат не в плоскости бухгалтерии или обороны. Все глубже и потому сложнее. Корень текущих проблем - в отсутствии доверия общества к государству».

Явно расширяется дискуссии о том, отчего мы не развиваемся. И не понятно, где проходит та грань, после которой этот разговор можно продолжать по сути игнорировать. Но множатся ряды тех, кто называет минимум две первоочередные задачи для оживления роста экономики. Что надо избавляться от санкций, чтобы привлекать в страну деньги, а для этого надо решать донбасскую задачу. Что надо быстро строить действительно независимую судебную систему, о чем говорят практически все бизнесмены.

И вот эти две задачи – уже почти чистая политика. Однако, посторонним в эту зону вход запрещен. О чем и напомнил С. Шойгу А. Кудрину.

Глава Счетной палаты спорить не стал.