1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4513

Новые поправки в УПК РФ не закроют все каналы давления на бизнес

Новые поправки в УПК РФ не закроют все каналы давления на бизнес

Ситуация с уголовным преследованием предпринимателей обостряется. В 1-м полугодии 2019 г. в производстве находилось 157 297 дел по знаменитой ст. 159 УК РФ (+5,3% по сравнению с январем — июнем прошлого года). При этом в суд передано на 5,8% меньше дел (всего 22 195). Новые поправки, внесенные в УПК РФ в начале августа, усложнят недобросовестным правоохранителям возможность помещать бизнесменов в СИЗО в корыстных интересах. Однако они не смогут закрыть все каналы силового давления на предпринимателей.

Количество уголовных дел против предпринимателей продолжает нарастать. В частности, по ст. 159 УК РФ (мошенничество) количество возбуждаемых дел только увеличивается. По данным ГИАЦ МВД, в январе — ­июне 2019 г. в производстве находилось 157 297 уголовных дел по ст. 159 (+5,3% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года). А вот число предварительно расследованных дел, наоборот, уменьшилось на 3,4% (всего 25 668). В суд передано на 5,8% меньше дел (лишь 22 195), чем за первые шесть месяцев прошлого года.

Не внушают оптимизма нынешним/потенциальным предпринимателям и формы работы следственных органов и судов с делами бизнесменов. Так, самой популярной мерой пресечения является заключение под стражу. В прошлом году суды, рассмотрев свыше 113 тыс. ходатайств следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, отказали в их удовлетворении лишь в 9,7% случаев (залог применен только к 138 лицам). Из более 215 тыс. ходатайств о продлении срока содержания под стражей суды отказали в удовлетворении лишь в 3972 случаях (1,8%).

Требование УПК РФ об изложении судом мотивов и оснований, в силу которых невозможно избрание иной меры пресечения, кроме заключения под стражу, по оценке экспертов уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте страны, исполняется формально (суды просто констатируют такую невозможность).

«По количеству предпринимателей на 1000 человек мы в два раза отстаем от Европы и в три раза от США, — отмечает сопредседатель „Деловой России“ Андрей Назаров. — Наверное, весомый отрицательный вклад в эту невыгодную для нашей страны статистику вносит и ситуация с уголовным преследованием бизнеса, которую мы постоянно обсуждаем. Несопоставимо жесткая реакция на экономические преступления вряд ли делает бизнес привлекательным для граждан занятием».

Определенный вклад в улучшение ситуации с необоснованным преследованием бизнесменов внесут поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, уточняющие условия запрета на арест подозревае­мых в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

«Новая редакция ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ звучит гораздо более конкретно, чем предыдущая. По сути, это то самое придание силы закона разъяснениям пленумов Верховного суда, о необходимости которого мы давно говорили, — подчеркивает бизнес-омбудсмен Борис Титов. — Теперь в одной норме сосредоточены три параметра, наличие которых не позволяет заключать человека под стражу: определенный набор статей, статус ИП или члена органа управления коммерческой организации, плюс связь его спорных действий с экономической деятельностью организации. То есть теперь следователю будет сложнее рассуждать о том, что предприниматель якобы не является предпринимателем, потому что сам следователь считает его мошенником. Не менее важно и то, что одни и те же следственные действия, на необходимость проведения которых ссылается следствие для обос­нования содержания под стражей, не будут теперь бесконечно и бесконтрольно кочевать из постановления в постановление, со следователя спросят, почему они не были проведены в ранее установленные сроки».

Вместе с тем принятые новеллы в законодательство, по мнению предпринимательского сообщества, не смогут перекрыть все лазейки, которые используют недобросовестные правоохранители. «Те изменения, которые были приняты по поводу заключения предпринимателей в СИЗО, конечно, полезны, но они похожи на массаж ступней при инфарк­те, — комментирует ситуацию А. Назаров. — Так, вводится новая норма: если следователь не ведет работу, то нельзя подследственного держать в ­СИЗО. Но теперь, я думаю, следователи просто будут заносить себе в календарь пометки — раз в месяц вызывать подследственного Петрова, или Иванова, или Сидорова на допрос. 15 минут допроса — и все, работа уже идет. Сейчас есть случаи, когда по полгода человека не вызывают на допрос, теперь, я думаю, таких случаев не будет, но это не меняет суть самой проблемы».

«К сожалению, на мотивированные обращения в защиту предпринимателей, на предложения системных изменений зачастую в ответ приходят отписки, — соглашается с ним председатель Ассоциа­ции защиты бизнеса Александр Хуруджи. — Мне было очень нелегко недавно убедить руководство очередного завода не останавливать производство, не устраивать молчаливую забастовку, потому что они говорят — мы не знаем, как еще достучаться до силовиков. Дело „Рольфа“ — десять тысяч человек, другой завод — две тысячи человек, третье предприятие — три с половиной тысячи человек. Я начинаю просто подсчитывать — у меня больше ста тысяч человек на одном листе. Это люди, чьи судьбы, рабочие места, зарплаты находятся в руках нескольких следователей, которые под кальку продлевают дела без всяких на то оснований».

Конечно, по словам А. Хуруджи, радует тот факт, что после прямой линии президент Владимир Путин дал команду и поправки в законодательство внесли очень оперативно. А значит — есть надежда, что и в будущем первые лица государства будут реагировать на запросы бизнеса. «Теперь продление уголовного дела против предпринимателей нужно будет обосновывать, — замечает председатель Ассоциации защиты бизнеса. — Посмотрим на практику правоприменения, будут следователи обос­новывать свои действия или найдут очередную возможность отписаться».