1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 85

ВС РФ разъяснил, при каких условиях конкурсный управляющий может добиться передачи ему документов общества бывшим директором

На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. При обращении в суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 22.07.2019 № 306-ЭС19-2986

Должник

ООО «Новая нефтехимия»

Заявитель

Конкурсный управляющий К.

Суть дела

Решением арбитражного суда от 23.03.2018 ООО «Новая нефтехимия» (далее — должник, общество «Новая нефтехимия») признано банкротом. В отношении общества открыта процедура конкурсного производства. Конкурсным управляющим утвержден К.

На момент введения процедуры конкурсного производства руководителем должника являлся Т., которому конкурсный управляющий направил требование от 23.03.2018 о передаче бухгалтерской и иной документации, печатей, штампов, материальных и иных ценностей.

В ответ на это требование Т. письмом от 11.04.2018 сообщил о готовности передать всю имеющуюся в наличии документацию, находящуюся в офисе в г. Казани, а также указал на изъятие сотрудниками органов внутренних дел восьми коробок с документами общества «Новая нефтехимия».

Конкурсный управляющий К. обратился в суд с заявлением об обязании Т. передать управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, а также материальные и иные ценности.

Позиция судов

Суд первой инстанции возложил на Т. обязанность передать конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, материальные и иные ценности, за исключением документов и имущества, переданных конкурсному управляющему по двум актам приема-передачи документов от 13.06.2018 (126 позиций). Апелляция и суд округа поддержали данное решение.

Суды приняли во внимание передачу Т. конкурсному управляющему части документов должника (по двум актам от 13.06.2018). При этом суды отклонили возражения Т. об отсутствии у него других документов ввиду их изъятия правоохранительными органами со ссылкой на то, что из протокола выемки от 13.03.2017 невозможно установить точный перечень изъятых документов. Составившим протокол должностным лицом изъятая документация была недостаточно описана для целей ее идентификации.

Суды сочли, что Законом о банкротстве на руководителя возложена безусловная обязанность по передаче документов и имущества должника. Конкурсный управляющий объективно не мог оценить полноту имеющихся в его распоряжении документов на день подачи заявления в суд и в период его рассмотрения.

Суд округа при этом признал ошибочными доводы Т. о неисполнимости судебного акта суда первой инстанции, указав, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего руководителя конкретных документов и ценностей подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Как разъяснено в абз. 2 п. 24 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», конкурсный управляющий вправе требовать от руководителя по суду исполнения в натуре обязанности по передаче документации применительно к правилам ст. 308.3 ГК РФ.

На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. Так, при обращении в суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов.

При этом степень должной конкретизации требования арбитражного управляющего об обязании передать документы оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий. Например, обращенное к бывшему руководителю требование о предоставлении договоров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления договоров и их номеров, которые управляющий может не знать.

Вывод суда округа о конкретизации перечня документов, подлежащих передаче, на стадии исполнительного производства ошибочен. Судебный пристав-исполнитель ответственен лишь за принудительное исполнение судебного решения. Получив для исполнения исполнительный лист об обязании одного лица передать документы другому лицу, он должен истребовать ту документацию, которая была присуждена.

Подход окружного суда, по сути, влечет за собой установление существа неисполненного бывшим руководителем обязательства судебным приставом-исполнителем, а не судом, что нарушает принципы правовой определенности и исполнимости судебного акта.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий уточнил свое требование, конкретизировав перечень и виды истребуемой им документации. Данное уточнение было принято судом первой инстанции в порядке ст. 49 АПК РФ. Однако в дальнейшем суд уклонился от разрешения уточненного требования, не рассмотрел вопрос о том, сохранность и передачу каких из указанных управляющим в уточненном заявлении документов, образующихся в процессе деятельности должника, обязан был обеспечить его руководитель.

Не согласился ВС РФ и с той правовой оценкой, которая была дана судами фактам, касающимся изъятия части документации должника правоохранительными органами в компании, оказывающей должнику услуги по бухгалтерскому сопровождению.

При изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности, предусмотренной абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве (абз. 1 п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Неполнота сведений, содержащихся в протоколе выемки, не подлежала истолкованию судами как свидетельство неисполнения бывшим руководителем упомянутой обязанности. Вопрос о том, в какой части обязанность по передаче документации не была исполнена Т., не мог быть разрешен без установления конкретного перечня изъятых документов.

При этом ВС РФ подчеркнул, что конкурсный управляющий, как лицо, осуществляющее полномочия руководителя должника и иных органов управления, для решения задач, возложенных на него Законом о банкротстве, не лишен возможности обратиться в правоохранительные органы с ходатайством о выдаче копий изъятых документов, а при невозможности их самостоятельного получения — за содействием в получении документации к суду, рассматривающему дело о банкротстве. Совершение управляющим такого рода действий позволяет исключить из перечня истребуемых им документов те, доступ к которым невозможен по обстоятельствам, не зависящим от бывшего руководителя.