1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 113

ВС РФ определил, может ли заказчик-банкрот виндицировать удерживаемое подрядчиком за неоплату работ имущество

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств должника сохраняет свое действие и в банкротстве, поэтому с учетом положений ст. 360 ГК РФ в рамках дела о несостоятельности обеспечительные права кредитора реализуются по аналогии с правилами о залоге.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 27.06.2019 № 301-ЭС19-2351 по делу № А82-25746/2017

Истец

ОАО «СГК-ТрансстройЯмал»

Ответчик

ООО «Ремжелдортех»

Суть дела

ОАО «СГК-ТрансстройЯмал» (заказчик), являясь собственником автомотрисы, передало ее для капитального ремонта ООО «Ремжелдортех» (подрядчику) на основании заключенного с ним договора от 20.03.2013.

Вступившим в законную силу решением суда от 30.10.2014 по делу № А40-124689/2014 установлено, что заказчик выполненные по договору от 20.03.2013 работы полностью принял, однако оплатил только их часть. В связи с этим суд присудил выплатить в пользу подрядчика 5,4 млн руб. задолженности и 270 000 руб. неустойки, начисленной на сумму долга. Подрядчик 31.10.2014 уведомил заказчика об удержании автомотрисы с принятием ее на ответственное хранение до полной уплаты заказчиком задолженности.

Позднее определением суда от 30.08.2016 в отношении заказчика была введена процедура наблюдения. В реестр требований кредиторов включены требования подрядчика.

Вступившим в законную силу решением суда от 31.05.2017 по делу № А40-124411/2015 подрядчику отказано в иске об обращении взыскания на удерживаемое спорное имущество заказчика ввиду введения в отношении последнего процедуры наблюдения. Еще через некоторое время ООО «Ремжелдортех» по соглашению от 31.01.2018 уступило ООО «Ремжелдор» право требования 5,7 млн руб., взысканных по решению суда от 30.10.2014. ОАО «СГК-ТрансстройЯмал», полагая, что подрядчик не вправе удерживать автомотрису, обратилось к нему с иском об истребовании из чужого незаконного владения автомотрисы и обязании передать данное имущество в месте его фактического нахождения в городе Ярославле.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он исходил из того, что договор от 20.03.2013 на капитальный ремонт, на основании которого ответчик удерживает автомотрису, не расторгнут ни истцом, ни ответчиком. Он является действующим. Поэтому настоящий спор о возврате имущества вытекает из договорных отношений и не подлежит разрешению по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ.

Предусмотренные ст. 728 и 729 ГК РФ основания для предъявления к ответчику требования о возврате автомотрисы не наступили. При этом в настоящее время ООО «Ремжелдортех» имуществом не владеет, поскольку передало его на хранение (на отстой специального самоходного подвижного состава) ООО «Ремжелдортехпром» по договору от 26.12.2016.

Решение суда первой инстанции поддержали суды апелляции и округа.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Целью заявленного истцом требования является обязание ответчика возвратить спорное имущество, которое, по мнению истца, ответчик удерживает незаконно. Вопросы правовой квалификации относятся к компетенции суда. В таком случае не может служить основанием для отказа в иске вывод судов о том, что спор о возврате имущества вытекает из договорных отношений и не подлежит разрешению по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ, на которые сослалось ОАО «СГК-ТрансстройЯмал» в исковом заявлении. Неправильной является и ссылка судов на ст. 728 и 729 ГК РФ. Данными нормами регламентирован порядок и основания возврата подрядчиком переданной ему для переработки (ремонта) вещи заказчику, который отказался от договора до передачи ему результата работ или в связи с несвоевременным выполнением подрядчиком работ или их ненадлежащим качеством. Между тем ответчик (подрядчик) выполнил ремонт автомотрисы, а истец принял результат работ по акту, подписанному им без замечаний. Ошибочным ВС РФ признал и вывод судов о том, что спорное имущество не может быть истребовано у ответчика, поскольку он утратил владение им в связи с передачей автомотрисы на ответственное хранение. Владельцем, надлежащим ответчиком необходимо считать не только обладателя вещи, но и того, кто передал вещь во временное владение. Владение спорным имуществом хранителем является производным, целиком зависящим от воли поклажедателя.

Как отметил ВС РФ, при новом рассмотрении дела суду надлежит учесть следующее.

Разрешая вопрос о допустимости возврата имущества, удерживаемого кредитором, следует учитывать, что по общему правилу до исполнения должником обязательства перед кредитором вещь не может быть возвращена, иначе ввиду отсутствия владения удержание, несущее в себе обеспечительную функцию (п. 1 ст. 329 ГК РФ), было бы прекращено. В то же время необходимо заметить, что с экономической точки зрения смысл удержания как способа обеспечения исполнения обязательства заключается в том, что отстранение собственника от владения вещью должно побудить его к наиболее оперативному погашению долга перед кредитором в целях возврата имущества. Это обусловлено тем, что в период, пока вещь удерживается, отсутствует возможность пользования ею, извлечения из нее доходов и выгоды. Если становится очевидно, что цель склонить должника к скорейшим расчетам не может быть достигнута (например, должник не проявляет интерес к возврату имущества), действующему добросовестно ретентору в разумный срок следует обратить взыскание на имущество в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК РФ). Таким образом, при нормальном обороте удержание не может длиться бессрочно, оно должно быть ограничено разумно достаточным периодом для реализации кредитором своих прав.

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств сохраняет свое действие и в банкротстве, поэтому с учетом положений ст. 360 ГК РФ в рамках дела о несостоятельности обеспечительные права кредитора реализуются по аналогии с правилами о залоге. Поскольку удержание по своей правовой конструкции имеет общие черты с залогом, предполагающим передачу владения залогодержателю, права ретентора подлежат осуществлению применительно к разъяснениям, приведенным в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», по смыслу которых кредитор, владеющий заложенным (удерживаемым) имуществом, обязан передать это имущество в конкурсную массу должника в процедуре, предполагающей обращение взыскания.

Вместе с тем, если суд при установлении оснований для длящегося пять лет удержания имущества, исходя из обстоятельств конкретного дела и с учетом того, что в процедуре наблюдения нельзя обратить взыскание на удерживаемое имущество, придет к выводу об удержании ретентором имущества сверх должного, он вправе понудить ответчика возвратить имущество в конкурсную массу, с тем чтобы оно было реализовано в рамках следующей процедуры. При этом в целях предотвращения отчуждения должником вещи третьим лицам и потери кредитором обеспечения передача вещи в конкурсную массу может быть осуществлена только при условии внесения в реестр уведомлений о залоге движимого имущества соответствующей записи (п. 1 ст. 6, п. 4 ст. 339.1 ГК РФ), а также с последующим признанием за требованиями кредитора в деле о банкротстве залогового статуса.