1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 77

ВС РФ выяснял, на самом ли деле кредитор разработал для должника компьютерный тренажерный комплекс, за который должник не заплатил

Если кредитор и должник являются аффилированными лицами, то к требованию кредитора должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой кредитор должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 08.05.2019 № 305-ЭС18-25788 (2) по делу № А40-203935/2017

Должник

АО «Гипрогазоочистка»

Заявитель

О ОО «Научно-производственное предприятие ОЗНА-Инжиниринг»

Суть дела

ООО «Корпоративный Университет Инжиниринга» (исполнитель) и АО «Гипрогазоочистка» (заказчик) заключили договор, по условиям которого исполнитель обязался выполнить работы по разработке «Компьютерного тренажерного комплекса для обучения персонала по плану ликвидации аварийных ситуаций (ПЛАС) для новой технологии производства серы на базе процесса Клауса ниже точки росы», а заказчик обязался оплатить выполненные работы в сумме около 29 млн руб.

Заказчик не оплатил разработанную для него программу полностью. Спустя некоторое время его признали банкротом. Тогда исполнитель обратился с заявлением о включении своих требований в реестр. Суд первой инстанции удовлетворил его требования.

Другой кредитор должника — ООО «Научно-производственное предприятие ОЗНА-Инжиниринг» — обратился с кассационной жалобой. По мнению заявителя, в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о разработке компьютерного тренажерного комплекса. В частности, не были представлены доказательства передачи мануала по тренажеру, DVD-диск с «билдом» тренажера и документацией, предусмотренные заданием на выполнение работ, а также предусмотренный договором протокол проведения испытаний, на основании которого подписывается акт приемки-передачи.

Отсутствуют и доказательства создания должником технологической установки по производству серы, на основании которой производилась разработка компьютерного тренажерного комплекса, имитирующего ее работу. Кредитор отметил, что основным видом деятельности исполнителя являлось консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. При этом сведений об обладании последним необходимой компетенцией и ресурсами в области разработки компьютерных тренажерных комплексов не представлено.

Позиция судов

Разрешая спор, суд первой инстанции, сославшись на положения ст. 309, 310 Гражданского кодекса, а также ст. 16, 71 и 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», исходил из доказанности наличия задолженности должника перед кредитором в заявленном размере. В частности, суд указал, что задолженность подтверждается копиями договоров, актами, приложениями, календарным планом выполнения работ и иными документами. При таких условиях суд пришел к выводу о включении требований заявителя в реестр требований кредиторов.

Позицию суда первой инстанции поддержал суд округа.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты суда первой инстанции и суда округа и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Требование о включении в реестр задолженности по договору подряда по своей правовой природе аналогично исковому требованию о взыскании долга по соответствующему виду договора, за тем исключением, что в первом случае в отношении ответчика проводятся процедуры несостоятельности. Нахождение ответчика в статусе банкротящегося лица с высокой степенью вероятности может свидетельствовать о том, что денежных средств для погашения долга перед всеми кредиторами недостаточно. Поэтому в случае признания каждого нового требования обоснованным доля удовлетворения требований других кредиторов снижается, в связи с чем они объективно заинтересованы, чтобы в реестр включалась только реально существующая задолженность. Этим объясняется установление в делах о банкротстве повышенного стандарта доказывания при рассмотрении заявления кредитора о включении в реестр, то есть установление обязанности суда проводить более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом.

На практике это означает, что суды должны проверять не только формальное соблюдение внешних атрибутов документов, которыми кредиторы подтверждают обоснованность своих требований, но и оценивать разумные доводы и доказательства (в том числе косвенные, как в отдельности, так и в совокупности), указывающие на пороки сделок, цепочек сделок (мнимость, притворность и т.п.) или иных источников формирования задолженности.

При этом следует учесть, что если кредитор и должник являются аффилированными лицами, то к требованию кредитора должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой кредитор должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга. Это связано с тем, что общность экономических интересов повышает вероятность представления кредитором внешне безупречных доказательств исполнения по существу фиктивной сделки с противоправной целью последующего распределения конкурсной массы в пользу «дружественного» кредитора и уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю кредиторов независимых (см., например, определения Верховного суда РФ от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056 (6), от 11.09.2017 № 301-ЭС17-4784), что не отвечает стандартам добросовестного осуществления прав.

При этом наличия в действиях стороны злоупотребления правом уже самого по себе достаточно для отказа во взыскании долга. В связи с этим основанием к включению требования в реестр является представление кредитором доказательств, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности перед ним и опровергающих возражения заинтересованных лиц об отсутствии долга (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Однако, по мнению ВС РФ, суд первой инстанции не применил нормы права с учетом изложенных выше подходов к их толкованию и, соответственно, не устанавливал обстоятельства, имеющие существенное значение для данного спора. Копии договора и дополнительного соглашения к нему, календарный план выполнения работ, техническое задание, акты сдачи-приемки выполненных работ, акты сверки и т.д. сами по себе, без установления обстоятельств, подтверждающих разработку и внедрение компьютерного тренажерного комплекса, не являются достаточными доказательствами для вывода об обоснованности требований кредитора. Допущенные ошибки суда первой инстанции судом кассационной инстанции не исправлены.

В кассационной жалобе, рассмотренной судом округа, ООО «Научно-производственное предприятие ОЗНА-Инжиниринг» приводило доводы о том, что требования ООО «Корпоративный Университет Инжиниринга» не отвечают свойству реальности. Однако ни один из указанных доводов не получил правовой оценки со стороны суда округа.