1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 65

ВС РФ назвал условия, при которых отказ гражданина-должника от заключения мирового соглашения в рамках банкротных процедур не является злоупотреблением правом

Гражданин набрал кредитов в банках. После того как ему уменьшили заработную плату, стало понятно, что он не сможет вернуть долг. В рамках процедуры банкротства он отказался заключить мировое соглашение, при исполнении которого у него оставалось бы в месяц меньше 30 000 руб. на проживание. Суды трех инстанций отказались освободить его от исполнения обязательств по завершении банкротных процедур. Они исходили из того, что он действовал недобросовестно, сначала наращивая долги перед кредиторами, а затем отказавшись от заключения мирового соглашения. Однако ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 03.06.2019 № 305-ЭС18-26429 по делу № А41-20557/2016

Заявитель

Финансовый управляющий имуществом должника

Должник

Гражданин К.

Суть дела

В реестр требований кредиторов должника — гражданина К. — включены требования в размере 3,5 млн руб. основного долга и 572 000 руб. неустойки. Размер ежемесячного платежа по всем кредитным обязательствам на момент обращения должника в суд составил 120 000 руб. при ежемесячном доходе должника в 74 000 руб.

В процедуре реализации имущества один из кредиторов — ПАО Сбербанк — предложил проект мирового соглашения для реструктуризации долга. Согласно проекту гражданин К. платил бы по долгам в течение десяти лет с установлением минимальной процентной ставки и ежемесячными аннуитентными платежами в размере около 46 000 руб.

Должник, однако, отказался от заключения соглашения, сославшись на невыгодные условия.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказался применить правило об освобождении должника от исполнения обязательств по завершении банкротных процедур. В обоснование своего решения суд указал на недобросовестное поведение должника, который последовательно наращивал долги перед кредиторами, а после этого еще и отказался заключить с ними мировое соглашение.

Решение поддержали суд апелляционной инстанции и суд округа.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части отказа в применении правил об освобождении гражданина К. от исполнения обязательств. В указанной части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом ВС РФ исходил из следующего.

Основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина — предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника. Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие, помимо прочего, честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом (Определение ВС РФ от 25.01.2018 № 310-ЭС17-14013).

В соответствии с п. 4 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) освобождение гражданина от обязательств не допускается, если при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами он действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего и т.п.). При этом по смыслу названной нормы принятие на себя непосильных долговых обязательств ввиду необъективной оценки собственных финансовых возможностей и жизненных обстоятельств не может являться основанием для неосвобождения от долгов. В отличие от недобросовестности неразумность поведения физического лица сама по себе таким препятствием не является.

В рассматриваемом случае анализ финансового состояния должника признаков преднамеренного и фиктивного банкротства не выявил. Сокрытие или уничтожение принадлежащего должнику имущества, равно как и сообщение им недостоверных сведений финансовому управляющему, также не установлено. Вместе с тем суды отметили принятие должником на себя заведомо неисполнимых обязательств по кредитам в 2015 г. при наличии иных неисполненных кредитных обязательств с 2012 г. на значительные суммы.

Гражданин К., в свою очередь, обращал внимание на то, что при получении кредитов предоставлял банкам полные и достоверные сведения о своем финансовом состоянии, имел в данный период времени стабильный и достаточный для своевременного возврата кредитных средств доход, осуществлял платежи в установленный договорами срок. Прекращение расчетов с кредиторами за три месяца до возбуждения дела о банкротстве вызвано объективными причинами — снижением оклада более чем на 30%. Указанные доводы суды оставили без оценки.

ВС РФ подчеркнул, что банки, являясь профессиональными участниками кредитного рынка, имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина, проверки предоставленного им для получения кредита пакета документов. Одновременно банки вправе запрашивать информацию о кредитной истории обратившегося к ним лица на основании Федерального закона от 30.12.2004 № 218-ФЗ «О кредитных историях» в соответствующих бюро. По результатам проверок в каждом конкретном случае кредитная организация принимает решение по вопросу о выдаче денежных средств.

В случае положительного решения о выдаче кредита, основанного на достоверной информации, представленной гражданином, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве. Последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денежных средств в различных кредитных организациях может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении гражданина от обязательств, лишь в случае сокрытия им необходимых сведений либо предоставления заведомо недостоверной информации.

В судебном заседании представители банков ссылались на представление должником недостоверных сведений при обращении за получением кредитов. Однако наличие таких обстоятельств судами не устанавливалось. В материалах дела содержится анкета-заявление от 30.09.2015 на получение гражданином К. кредитного продукта, в которой сведения о наличии обязательств последнего в других кредитных учреждениях не отражены. Между тем данный документ в совокупности с иными доказательствами оценки судов также не получил.

Таким образом, как резюмировал ВС РФ, вывод судов о неприменении в отношении должника правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств является преждевременным.

В то же время отказ должника от заключения мирового соглашения на предложенных кредиторами условиях не может расцениваться как злоупотребление правом, учитывая, что оставшаяся после предусмотренного мировым соглашением ежемесячного платежа за счет текущего дохода гражданина К. сумма денежных средств меньше установленной в рамках настоящего дела о банкротстве судом суммы в размере 30 000 руб. для достойного проживания должника и его семьи.