1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 347

Если с членом правления трудовой договор не заключался, к нему не применяется увольнение в связи с отстранением руководителя банкрота

КС РФ указал, можно ли уволить в связи с банкротством компании работника — члена правления, с которым не заключался трудовой договор, если была возможность уволить его по сокращению штата по другой должности.

Конституционный суд РФ вынес решение по делу Третьяковой О.А., которая пыталась оспорить свое увольнение по п. 1 ст. 278 ТК РФ в связи с отстранением руководителя банкрота. Дело в том, что на членов правления, заключивших трудовой договор, могут распространяться положения, применяемые к руководителям организации (ч. 1 ст. 281 ТК РФ). Однако в данном случае с членом правления трудовой договор не заключался (постановление КС РФ от 16.10.2018 № 37-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 281 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки О.А. Третьяковой»).

Обстоятельства дела

С 2008 г. Третьякова О.А. работала в банке по трудовому договору в должности начальника финансово-аналитического отдела. Через три года ее назначили еще и на должность члена правления, возложив курирование вопросов по утверждению лимитов по банковским рискам, но трудовой договор в этом качестве с ней не заключался. В 2016 г. у банка отозвали лицензию. Через несколько дней Третьякова О.А. получила уведомление руководителя назначенной Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, в котором было указано, что в связи с сокращением должности начальника финансово-аналитического отдела, которую она занимает, трудовой договор с ней будет расторгнут по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (по сокращению штата). Далее суд признал банк несостоятельным, в отношении него было открыто конкурсное производство, полномочия его временной администрации и иных органов управления прекратились. Тогда конкурсный управляющий издал приказ об увольнении Третьяковой О.А. как члена правления банка. Основание — в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о банкротстве (ч. 1 ст. 278 ТК РФ). Таким образом, Третьякову О.А. уволили не по сокращению штата (как остальных сотрудников), а в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника (хотя по должности «член правления» с ней трудовой договор не был заключен). Из-за этого она лишилась выходного пособия, положенного при сокращении штата.

Позиция судов общей юрисдикции

Третьякова О.А. обратилась с иском в суд. Она потребовала признать приказ об увольнении незаконным, изменить дату и формулировку основания увольнения, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула и выходное пособие, предусмотренное при увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации, компенсацию за неиспользованный отпуск, компенсацию морального вреда.

Суды отказались удовлетворить эти требования. Они указали, что истицу можно было уволить по ч. 1 ст. 278 ТК РФ, поскольку она являлась членом правления банка — коллегиального исполнительного органа. При этом суды ссылались на ч. 1 ст. 281 ТК РФ о том, что законами, учредительными документами организации на членов коллегиального исполнительного органа организации, заключивших трудовой договор, могут распространяться особенности регулирования труда, установленные для руководителя организации. По их мнению, не имел значения тот факт, что трудовой договор о выполнении трудовой функции члена правления банка с ней не заключался, приказ о ее назначении в порядке совмещения должностей или внутреннего совместительства на эту должность не издавался, заработная плата как члену правления ей не начислялась. Хотя в самой ч. 1 ст. 281 ТК РФ речь шла о членах коллегиального органа, с которыми был заключен трудовой договор.

Позиция КС РФ

Третьякова О.А. подала жалобу в КС РФ для проверки конституционности ч. 1 ст. 281 ТК РФ. Она сослалась на то, что эта норма, позволяя увольнять по основанию, предусмотренному для руководителя организации, работников, являющихся одновременно членами коллегиального исполнительного органа без заключения трудового договора и не получающих денежного вознаграждения за участие в его работе, лишает таких работников гарантий при увольнении в связи с сокращением штата. Это приводит к несоразмерному ограничению их прав.

КС РФ не признал неконституционной ч. 1 ст. 281 ТК РФ, но указал, что решения по делу Третьяковой О.А. могут быть пересмотрены.

Специфика выполняемой работы, являющаяся одним из оснований для установления различий в правовом положении работников, определяется в том числе занимаемой должностью. Руководитель структурного подразделения организации, на которого наряду с работой по этой должности в силу решения ее компетентного органа возложены функции члена коллегиального исполнительного органа без заключения трудового договора, не может быть приравнен к лицу, осуществляющему в качестве члена коллегиального исполнительного органа управленческую деятельность на основании трудового договора. Его правовой статус, включая основания, порядок и условия увольнения, должен определяться занимаемой по трудовому договору должностью руководителя структурного подразделения организации и свойственными ей обязанностями и ответственностью. Иное означало бы возложение на него необоснованных обременений, установленных для руководителя организации в связи с особой значимостью выполняемой им трудовой функции.

Следовательно, распространение особенностей увольнения руководителя организации на работника, занимающего должность руководителя структурного подразделения банка, который наряду с выполнением обязанностей по трудовому договору осуществляет функции члена коллегиального исполнительного органа без заключения трудового договора, приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав такого работника и вступало бы в противоречие с конституционными принципами справедливости, равенства и соразмерности. Данный вывод в полной мере применим к случаям увольнения работника, занимающего должность руководителя структурного подразделения акционерного общества — кредитной организации, по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 278 ТК РФ (в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о банкротстве).