1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 47

Объекты гражданского оборота: что конкретно имел в виду законодатель, модернизируя статьи ГК РФ

В 2013 г. в рамках реформы гражданского законодательства в ГК РФ были внесены поправки, касающиеся объектов гражданского оборота и их оборотоспособности. Поправки внешне казались незначительными, но они были продиктованы велением времени, развитием технологий и отвечают современным особенностям оборота. Кроме того, новеллы позволили придать стройности и логичности нормам Гражданского кодекса РФ. О задачах, стоявших перед законодателем при работе над новыми редакциями ст. 128 и 129 ГК РФ, и о том, насколько удалось их решить, на семинаре, организованном Школой права «Статут», рассказал Роман Бевзенко, к.ю.н., партнер юридической компании «Пепеляев Групп», профессор Российской школы частного права, действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 2 класса.

Тема семинара — «Объекты гражданских прав» — на первый взгляд может показаться чересчур академичной. Этот вечный предмет для дискуссий ученых практикующим юристам представляется скучным, неинтересным. Но лектор Р. Бевзенко быстро убедил слушателей в обратном.

Новые объекты оборота: профиль в соцетях, криптовалюта и «волшебный меч»

Жизнь показывает, что на самом деле вопросы о том, что является объектом гражданских прав согласно ст. 128 ГК РФ, как правильно ее читать юристу, и тем более — как применять ее на практике, являются весьма и весьма насущными именно с практической точки зрения. Триггером для темы семинара послужило знаменитое дело Арбитражного суда г. Москвы, в котором суд решал вопрос о том, что же такое биткоин.

История дела

Арбитражный суд Москвы решил не включать в конкурсную массу должника криптовалюту. Решение было принято на заседании 26 февраля текущего года.

Рассматривалось ходатайство финансового управляющего, который просил у суда разрешить разногласия между ним и неким должником. Финансовый управляющий просил суд дать разрешение на включение в конкурсную массу содержимого криптокошелька, находящегося по адресу: www.blockchain.info, а должника просил обязать передать пароль от кошелька управляющему.

Он считал криптовалюту имуществом. Если ее изъять из конкурсной массы, то это нарушит права кредиторов, исключит «высоколиквидный и доходный актив» и создаст условия для вывода имущества должника. Представители банкрота считали иначе: криптовалюта не является объектом гражданских прав, и ее нельзя отнести к имуществу банкрота.

АС Москвы согласился с доводами представителей должника и отказался включать криптовалюту в конкурсную массу (определение было опубликовано 7 марта).

Основной довод суда — понятие и правовая природа криптовалюты, порядок ее обращения пока не урегулированы законом. «Невозможно однозначно определить, к какой категории оно относится: „имущество“, „актив“, „информация“, „суррогат“», — отметил АС г. Москвы в своем определении (дело № А40-124668/2017).

Как отметил Р. Бевзенко, Арбитражный суд г. Москвы в лучших традициях настоящего, махрового советского правосудия фактически сказал следующее: объектом гражданских прав может быть только то, что законом прямо признается таковым. А поскольку в российском законодательстве биткоин не прописан, его нельзя продать в ходе конкурсного производства. Апелляция, к ее чести, вышеозначенное решение отменила, сославшись на то, что в ст. 128 ГК РФ, определяющей объекты гражданского оборота, среди прочих видов имущества указано и «иное имущество» (Постановление 9 ААС № 09АП-16416/2018).

Пример с биткоином и с разночтениями в его правовой природе наглядно показывает, что в обороте периодически появляются некие объекты, что-то обладающее безусловной ценностью, но не вписывающееся в традиционные представления о частном праве.

И криптовалюта — отнюдь не единственный пример такого рода объектов. Р. Бевзенко предложил оценить оборотоспособность… собственного профиля в Фейсбуке.

«У меня такой „прокачанный“ профиль в Фейсбуке — 14 тысяч подписчиков, — пояснил лектор. — А если ко мне придет некая юридическая фирма и попросит продать ей этот мой профиль? Я могу это сделать? Почему нет?! А если я умру, моя жена получает права в отношении использования моего профиля? В Германии, например, в июле этого года суд решил, что профиль в социальной сети наследуется».

Да что там говорить про профили! В Голландии группа хакеров взломала профиль в онлайн-игре и украла у одного из игроков некий артефакт. А игрок, чтобы заполучить этот «волшебный меч», потратил три года участия в игре, солидную сумму денег. Обнаружив в той же игре нового владельца артефакта, игрок пошел в суд с иском о истребовании… этого «волшебного меча». Представьте себе: в реальный суд поступает такой реальный иск. Впрочем, голландцы — нация закаленная и к подобным вещам привычная. Позже судья рассказывал, что поначалу такое требование вызывало у него отторжение. Но в итоге после ряда обсуждений, совещаний судьи решили — если «волшебный меч» может быть продан в рамках игры за реальные деньги, то он является объектом гражданских прав и подлежит соответствующей защите.

Почему поменяли 128-ю статью?

Получается, чем мир становится сложнее, чем технологии сильнее развиваются, тем чаще мы сталкиваемся с необходимостью дать определенный ответ на вопросы: а что именно является объектом гражданских прав, что нам принадлежит по праву, что мы можем защищать? Собственно, ст.128 «Объекты гражданских прав» ГК РФ и существует для того, чтобы юристы могли отвечать на такого рода вопросы.

Старая редакция ст.128 ГК РФ, по мнению Р. Бевзенко, была очень плохо прописана, коряво. Из нее системного понимания принадлежности каких-то прав извлечь невозможно.

Цитируем документ

К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Статья 128 ГК РФ «Объекты гражданских прав» (в ред. Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ).

В чем видит Р. Бевзенко проблемы старой редакции?

Имущество распадается на два вида — вещи и не вещи. К подклассу «вещи» старая редакция относит деньги и ценные бумаги. То есть явно, по мнению законодателя, деньги и ценные бумаги — это вещь. Так ли это? Судебная практика показала, что в особенности в отношении ценных бумаг это совсем не очевидно. Ведь в обороте присутствуют и бездокументарные ценные бумаги. Исходя из буквального прочтения старой редакции ст. 128 ГК РФ, любые ценные бумаги — и документарные, и бездокументарные — являются вещами. Но признаемся: фундаментальное представление о вещи говорит нам об обратном. Вещь — это часть материального мира, которая имеет свои границы, воспринимаемые чувственно. Вещь можно пощупать, потрогать. Человек через восприятие осязаемых границ понимает, где заканчивается одна вещь и где начинается другая.

В чем выражались практические затруднения от того, что бездокументарные ценные бумаги по прежней редакции ст. 128 ГК РФ относились к классу объектов гражданских прав, которые называются «вещь»?

Было знаменитое дело АС Самарской области про «находку» бездокументарных ценных бумаг. Суть дела заключается в следующем. Есть некий эмитент, у него есть акции. В отношении части акций неизвестен владелец. Эмитент предъявляет иск о признании права собственности на эти ценные бумаги по правилам ст. 228 ГК РФ «Приобретение права собственности на находку». Доводы истца выглядели следующим образом: правила о находке — это способ приобретения права собственности на вещи. Ценные бумаги — это вещи, а поскольку бездокументарные ценные бумаги все равно являются ценными бумагами, то они тоже вещи. Значит, по правилам ст. 228 ГК РФ о находке можно приобрести право собственности на бездокументарные ценные бумаги. Арбитражный суд признает безупречность рассуждений. И признает право собственности. А попробуйте опровергните данную логическую конструкцию.

Подобная же проблема в перспективе была связана и с деньгами. Ведь деньги бывают наличные, и это явно вещи, и безналичные. Безналичные деньги по своей сути — это только записи по счетам в банках. Безналичные 100 рублей в записи по счету — это в правовом смысле не что иное, как требование к банку.

Новая редакция: логика законодателя

Долге время специалисты пытались понять: применяются ли к безналичным деньгам правила о вещах? И в ходе реформы ГК РФ ст. 128 ГК РФ было решено переписать, чтобы раз и навсегда поставить точку. И переписали.

Цитируем документ

«К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага».

Статья 128 ГК РФ «Объекты гражданских прав» (в ред. Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ)

Первый класс объектов — вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги. Какое практическое важное последствие следует из этого изменения? Оно неочевидно, но его нужно всегда учитывать в практической работе. Раз наш законодатель очень жестко связывает понятие «вещь» с осязаемой формой, это означает, что объектом вещных прав может быть только то, что можно реально потрогать, осязать. То есть объектом собственности могут только быть предметы реального мира.

Второй класс, упомянутый в новой редакции ст. 128 ГК РФ, — имущественные права. Имущественные права — это права по обязательствам. Проиллюстрируем это право на таком примере. В составе имущества может быть право требования от застройщика передачи мне квартиры. Ведь в природе не существует такого понятия, как собственность на будущую квартиру. Таким образом, мы получаем класс объектов, который называется «Право на действия другого лица».

Тут лектор с сожалением констатировал, что в тексте новой редакции ст. 128 ГК РФ допущена досадная неточность. Законодатель как равноправные в одном ряду упоминает безналичные денежные средства и имущественные права — как самостоятельные объекты гражданского оборота. А между тем, безналичные деньги — это не более чем разновидность имущественных прав.

Что касается бездокументарных ценных бумаг, то законодатель их выделил в «ином имуществе». А что такое бездокументарные ценные бумаги? Есть бездокументарные акции, есть бездокументарные облигации, есть инвестиционные паи. Есть депозитарные расписки, недавно появились депозитарные закладные. Как видим, позиций много. Но сказать, что это отдельный вид гражданских прав, отметил Р. Бевзенко, не получается.

Что такое бездокументарная облигация? Право денежного требования по договору займа. По большому счету, облигационер, первый держатель облигации, это тот, кто дал заем эмитенту. А второй, третий и т.д. держатели облигации — это люди, которые купили право требования возврата у первого заимодавца. То есть нельзя сказать, что бездокументарная облигация — это вещь и относится к вещественному праву. Мы опять имеем дело с правом требования.

Разберемся с акциями. Бездокументарная акция — это способ существования формы корпоративных прав. Это вытекает из ст. 2 ГК РФ и из главы 4 ГК РФ «О юридических лицах». Вспомним, что наш законодатель разделил все юридические лица на два типа: корпоративные и унитарные. Нас интересуют корпоративные юридические лица. Это юридические лица, основанные на идее членства. Законодатель в ходе реформы корпоративного права делает следующую вещь. Он говорит, что есть такое понятие, как корпоративные права — права участников корпорации в отношении своей корпорации. И дальше законодатель определяет содержание корпоративных прав. В силу своего корпоративного права всякий член корпорации имеет право требовать от своей корпорации:

  • участия в общем собрании;

  • права на дивиденды, если это коммерческая организация;

  • права на ликвидационный остаток;

  • права на информацию;

  • права на подачу иска об оспаривании сделок корпорации;

  • права на подачу иска о взыскании с директора корпорации убытков, причиненных корпорацией;

  • права на оспаривание решений членов корпорации…

Вот этот пакет полномочий образует то, что мы называем «субъективное корпоративное право».

Членство в корпорации может удостоверяться в форме разных объектов. Например, в форме бездокументарной акции, доли в ООО, пая в кооперативе и т.д., и т.п. Получается, что в словосочетании «имущественные права», которые упоминаются в ст. 128 ГК РФ, мы должны увидеть не только право на действие из обязательств, но и право членства в корпорации. Так появляется третий класс объектов гражданских прав, который называется «членство в корпорации».

Из объектов гражданских прав, упомянутых в ст. 128 ГК РФ, нам осталось вспомнить только о двух.

Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации – патенты, изобретения, товарные знаки и т.д. То есть то, что мы можем назвать исключительными правами.

И пятый вид объектов гражданских прав, который указан в ст. 128 ГК РФ, — нематериальные блага. То бишь честь, достоинство, деловая репутация, то, что мы называем личными неимущественными правами.

В результате у законодателя получилась весьма стройная система, определенная струтурой ст. 128 ГК РФ.

Есть пять видов объектов гражданских прав:

  • вещи;

  • действия;

  • членство в корпорации;

  • РИД;

  • личные неимущественные блага.

Им соответствуют пять видов субъективных частных прав: вещное, обязательственные права, корпоративные, исключительные права, личные неимущественные права.

И слова «иное имущество» законодатель добавляет в определение объектов гражданских прав на тот случай, если вдруг возникнет в обороте что-то, что не подпадает под эти пять классов. Как в свое время возникли биткоин или «волшебный меч».

Заканчивая разговор о ст. 128 ГК РФ, Р. Бевзенко рассказал, что во время работы над реформой ГК РФ у разработчиков поправок было сильное желание избавиться от упоминания таких понятий, как работа и услуга в определении объектов гражданских прав. И действительно. Возьмем, к примеру, ситуацию, когда человек заключил договор подряда на строительство дома. Объектом права в этом случае являются действия подрядчика по договору. А если он заключает договор с полотером, объектом права будут действия полотера. А это укладывается в имущественные права. Но, в силу ли привычки, или для большей ясности для непросвещенной публики, законодатель упоминание о работах и услугах оставил.

Выведенные из оборота объекты упоминать не надо

Оборотоспособность — важнейшее свойство объектов гражданских прав, потому что гражданское право — это право оборота. Там, где нет оборота, про гражданское право говорить не приходится.

Но с 2013 г., когда вступила в силу нынешняя редакция ст. 129 ГК РФ «Оборотоспособность объектов гражданских прав», из нее «пропало» понятие «объекты, изъятые из оборота». Вычеркнули! И в гражданском праве осталось только два вида объектов — оборотоспособные и ограниченные в обороте. А понятие «изъятые из оборота» из частного права пропало вовсе. Почему? А потому что — оно было излишним. Зачем гражданскому кодексу иметь дело с тем, что не может быть предметом частоправовых сделок?

Простой пример. 10 килограмм героина. Являются ли 10 кг героина вещью? Для обывателя, может быть, и да, а для частного права — нет. Для частного права героин вообще неинтересен, потому что с ним нельзя совершать сделки. Его нельзя заложить, нельзя внести в уставный капитал, его нельзя передать по наследству. Раз этот объект не участвует в обороте, зачем для него нужна собственность?

Пример, может быть, несколько экстравагантный, но зато очень наглядный.

***

Идея модернизация гражданского законодательства заключалась в устранении дефектов и пробелов в регулировании гражданского оборота, выявленных сложившейся правоприменительной практикой. Поправки которые во многом являются итогом компромисса между сторонниками консервативного и либерального подходов, и, может быть, не всегда мы в итоге получаем текст, устраивающий всех. Но логика у законодателя, сообразно которой он меняет ГК РФ, безусловно, есть. Что нам наглядно показал Р. Бевзенко.