1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 101

Налоговики снова рассказали, когда суды признают решения об отказе в регистрации незаконными

Регистрирующий орган не вправе требовать от заявителя согласия собственника помещения для регистрации компании или изменений, если был предоставлен договор аренды. Также он не вправе отказать в регистрации новой компании из-за того, что та не ведет свою деятельность по указанному в заявлении адресу и отсутствует вывеска. Эти выводы судов ФНС России включила в очередной обзор практики по спорам с участием регистрирующих органов.

Федеральная налоговая служба подготовила новый обзор судебной практики по вопросам регистрации компаний (письмо ФНС России от 09.07.2018 № ГД-4-14/13083 «О направлении „Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 2 (2018)“»). В него включены дела с отказами в регистрации из-за недостоверности юридического адреса, неправильной смены генерального директора и другие.

Отказы из-за недостоверности адреса

В одном из дел суды рассматривали такую ситуацию: налоговый орган отказал в регистрации ООО, сославшись на недостоверность указанного в документах юридического адреса. Дело в том, что после подачи документов на регистрацию налоговики провели проверку. В акте они указали, что юридическое лицо по указанному в заявлении адресу не находится, деятельность не ведет и отсутствует вывеска. Учредитель оспорил решение об отказе. Суд первой инстанции его удовлетворил, а апелляция оставила без изменения решение первой инстанции. По мнению судов, отсутствие компании по указанному в заявлении адресу не свидетельствует о его недостоверности. О недостоверности может говорить то обстоятельство, что почтовая или иная связь с обществом для заинтересованного лица заведомо невозможна по указанному адресу. Но на момент проверки общество не было зарегистрировано, а значит, выводы налогового органа основаны на предположениях (постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2018 по делу № А51-26557/2017).

В другом деле суд указал, что для регистрации не требуется согласие собственника помещения. То есть налоговый орган не вправе отказать в регистрации из-за отсутствия этого документа. Общество подало документы в налоговый орган на внесение изменений, в том числе о юридическом адресе. Налоговики отказали в регистрации. Основание — недостоверность юридического адреса. Общество подало заявление в суд о признании решения об отказе незаконным. Оно настаивало, что приложило к заявлению договор аренды с собственником, который и так подтверждает согласие собственника на то, что общество будет находиться и осуществлять свою деятельность по этому адресу. Суды первой и апелляционной инстанции согласились, что решение об отказе незаконно. В частности, они указали, что сам по себе договор аренды подтверждает наличие согласия собственника. А законодательство не требует предоставления такого отдельного документа, как «согласие». Налоговый орган сделал вывод о необходимости существования такого документа исходя из толкования п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица». В нем сказано, что регистрация по адресу жилого объекта недвижимости допустима только в тех случаях, когда собственник объекта дал на это согласие. Но суды отметили, что обязанность предоставить отдельный документ, не указанный в законе, не может вытекать из толкования постановления Пленума ВАС РФ (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.03.2018 по делу № А33-12806/2017).

Отказ в смене директора

Еще один спор из Обзора касается отказа в смене единоличного исполнительного органа. Генеральный директор решил уволиться по собственному желанию. Он обратился к единственному участнику с заявлением о прекращении полномочий, а через месяц издал приказ о сложении с себя полномочий генерального директора в связи с прекращением трудовых отношений. Участник так и не назначил нового директора, поэтому бывший генеральный директор подал в налоговую инспекцию заявление об исключении из ЕГРЮЛ сведений о нем как о руководителе компании. Налоговая инспекция вынесла отказ в регистрации из-за того, что не был приложен к заявлению лист «К» со сведениями о лице, на которое возлагаются полномочия единоличного исполнительного органа, а само заявление было подписано неуполномоченным лицом — генеральным директором, полномочия которого прекращены. Бывший директор решил оспорить это решение. Суд первой инстанции признал отказ регистрирующего органа в государственной регистрации изменений в сведения о компании, содержащиеся в ЕГРЮЛ, правомерным. Апелляция это решение отменила. Она указала, что регистрирующий орган, который с 1 января 2016 г. вправе самостоятельно вносить в ЕГРЮЛ записи о недостоверности содержащихся в нем сведений о юридическом лице, знал о недостоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений о директоре, располагал соответствующим заявлением бывшего генерального директора, но не принял мер по обеспечению достоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений. По его мнению, заявление бывшего генерального директора нужно было рассматривать как заявление физического лица о недостоверности сведений о нем в ЕГРЮЛ. Кассация с таким выводом не согласилась. Она оставила в силе решение суда первой инстанции. При этом она указала, что бывший генеральный директор может обратиться в регистрирующий орган с заявлением по форме № Р34001, то есть по форме заявления физлица о недостоверности сведений в ЕГРЮЛ (постановление АС Северо-Западного округа от 28.02.2018 по делу № А05-5080/2017).

Требование поменять наименование компании

Еще в одном деле инспекция пыталась изменить сокращенное наименование компании. Она была зарегистрирована в ЕГРЮЛ с сокращенным наименованием ООО «UNIVERSAL TECHNOLOQIES». Налоговая инспекция потребовала изменить наименование. Она ссылалась на то, что сокращенное фирменное наименование общества содержит помимо букв русского языка буквы иностранного алфавита без русской транскрипции, а это не соответствует требованиям п. 3 ст. 1473 ГК РФ. В этой норме предусмотрена обязанность юридического лица иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке и лишь допускается возможность дополнительно иметь сокращенное фирменное наименование на иностранном языке. Суд первой инстанции удовлетворил иск налоговой инспекции. Апелляция и кассация его поддержали. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ с нижестоящими инстанциями не согласилась. Она указала, что право иметь сокращенное фирменное наименование на языках народов РФ и (или) иностранных языках является в равной мере допустимым с правом иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке, каких-либо ограничений для регистрации сокращенного наименования на иностранном языке при условии наличия сокращенного наименования на русском языке законодателем не установлено. Общество имело полное фирменное наименование на русском языке — ООО «Юниверсал Технолоджис», что соответствует требованиям п. 3 ст. 1473 ГК РФ, и им реализовано право на сокращенное фирменное наименование на иностранном языке — ООО «UNIVERSAL TECHNOLOQIES», что также не противоречит указанной норме.

В то же время понуждение к изменению сокращенного фирменного наименования общества при отсутствии со стороны налогового органа каких-либо претензий к полному фирменному наименованию на русском языке не основано на требованиях действующего законодательства, нарушает законные интересы ответчиков в сфере предпринимательской деятельности (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 05.04.2018 № 307-ЭС17-19674 по делу № А26-63/2017).