1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 252

Подозрительные сделки и сделки с предпочтением: как разграничить составы?

Закон предусматривает несколько специальных составов сделок, совершенных должником в преддверии банкротства, которые могут быть оспорены с целью возврата выбывшего по ним имущества должника в конкурсную массу. Для каждого из таких составов в законе предусмотрен определенный набор подлежащих доказыванию обстоятельств. О том, что нужно учитывать контрагентам должника, ставшим ответчиками в споре с арбитражным управляющим или конкурсным кредитором, а также самим оспаривающим подобные сделки лицам, читайте в материале «ЭЖ-Юриста».

Одним из способов пополнения конкурсной массы при банкротстве является возврат имущества через оспаривание сделок должника. Совершенные должником сделки можно оспорить как по общим (ст. 10, 168 ГК РФ), так и по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 и 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Как указал Пленум ВАС РФ в абз. 4 п. 4 постановления от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63), наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Согласно нормам Закона о банкротстве сделки должника могут быть оспорены как подозрительные или же как совершенные с предпочтением. При этом само по себе наличие таких оснований для признания сделки недействительной не является достаточным для отказа суда во включении в реестр требований кредитора, основанных на подобной сделке. Иными словами, если сделка все же будет признана недействительной, контрагент может включить свои требования к должнику в части возврата исполнения по такой сделке в реестр. Соответственно, правом заявить о недействительности подозрительной сделки или сделки с предпочтением в рамках дела о банкротстве наделены арбитражный управляющий и конкурсные кредиторы.

Контрагенты должников, с одной стороны, и арбитражные управляющие и конкурсные кредиторы, с другой, нередко сталкиваются с рядом вопросов, касающихся разграничения подозрительных сделок и сделок с предпочтением и определением квалифицирующих признаков составов таких сделок. Необходимость четкого разграничения данных сделок и определения их квалифицирующих признаков обусловлена различиями в предмете доказывания по делу.

Отметим, однако, что, если лицо, оспаривающее сделку, неверно квалифицировало заявленные им требования (например, ссылалось на нормы ст. 61.2 Закона о банкротстве вместо ст. 61.3), арбитражный суд может самостоятельно определить характер спорного правоотношения и признать сделку недействительной на основании надлежащей правовой нормы (абз. 4 п. 9.1 постановления № 63).

Подозрительные сделки

Подозрительными могут быть признаны сделки двух категорий: совершенные с неравноценным встречным исполнением обязательств и имеющие своей целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Неравноценное встречное исполнение

Поскольку правоотношения, возникающие при банкротстве, затрагивают интересы не только сторон договора, но и иных кредиторов должника, оспаривание неравноценных сделок в деле о банкротстве позволяет отойти от общего принципа свободы договора.

Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. При этом фактическое исполнение сторонами сделки не имеет значения: даже если сделка не исполнена, суд может оценить неравноценность исходя из ее условий (абз. 2 п. 8 постановления № 63).

В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора (см. Определение ВС РФ от 11.01.2017 № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014).

Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.

Примерами таких сделок могут служить — неоправданное завышение окладов одних сотрудников перед другими, выполняющими аналогичные функции (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.06.2016 № Ф04-20327/2015 по делу № А70-8790/2014) или передача ликвидного имущества в обмен на неликвидное (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 28.07.2016 № Ф08-4997/2016 по делу № А32-28073/2014).

Неравноценность встречного предоставления арбитражные суды, как правило, признают в случае расхождения между рыночной стоимостью и ценой контракта на 30—40 % и более (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 29.07.2014 № Ф09-11083/12 по делу № А50-8797/11, АС Уральского округа от 19.11.2014 № Ф09-2243/14 по делу № А60-37238/2012, Центрального округа от 16.10.2017 № Ф10-4119/2017 по делу № А08-7446/2015).

Следует иметь в виду, что оспаривая неравноценную сделку, нельзя взыскать разницу между ценой сделки и ее рыночной стоимостью — контрагенту должника придется вернуть в конкурсную массу все полученное по сделке, лишь затем он сможет включить свои требования в реестр (см. Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 303-ЭС15-11427(2) по делу № А51-17166/2012).

Необходимо учесть, что оспорить как неравноценные сделки, совершенные по исполнению публичных обязанностей, не получится. Налоговые и административные правоотношения не носят возмездного характера, ввиду чего не могут быть оспорены по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. Определение ВС РФ от 30.03.2017 № 304-ЭС17-2805 по делу № А27-1804/2015).

Таким образом, в отличие от других специальных оснований для оспаривания сделок, чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве, достаточно двух условий:

  • соответствия периоду подозрительности в один год;

  • неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов

Для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать причинение вреда имущественным правам кредиторов. Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В отличие от неравноценных, сделки, совершенные с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, могут быть оспорены в случае их совершения в течение более длительного периода — трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. Это обусловлено пороком сделки с субъективных позиций, поскольку другая сторона сделки знала об указанной противоправной цели должника. Однако и предмет доказывания по этой норме более сложный.

Закон о банкротстве определяет ряд презумпций, упрощающих доказывание для признания такой сделки недействительной.

Так, знание стороны о противоправной цели сделки предполагается, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве; если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (абз. 4 п. 7 постановления № 63).

Согласно второй презумпции цель причинения вреда кредиторам предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была безвозмездной или же при наличии иных условий, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Для разграничения составов п. 1 и п. 2 ст. 61.2 необходимо учесть, что:

  • если сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно неравноценности;

  • если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее, чем за три года, то необходимо доказать наличие трех обстоятельств:

1) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

2) в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов;

3) другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Следующим основанием для признания сделки недействительной по специальным нормам Закона о банкротстве является совершение сделки с предпочтением. Если подозрительные сделки, как правило, влекут полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника (Определение ВС РФ от 30.01.2017 № 305-ЭС16-12827 по делу № А40-121454/2012), то сделки с предпочтением обычно влияют на распределение конкурсной массы. Данные сделки могут быть признаны недействительными ввиду того, что влекут нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, а также нарушают принцип пропорциональности удовлетворения требований. При этом бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице (абз. 5 п. 10 постановления № 63).

По общему правилу указанная сделка может быть признана судом недействительной, если она совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Перечень условий для признания такой сделки недействительной является открытым. Сделка может быть признана недействительной, если она, к примеру, приводит к изменению очередности удовлетворения требований или же к удовлетворению требований с ненаступившим сроком исполнения. В таком случае доказыванию по делу подлежит только оказание предпочтения. Для признания такой сделки недействительной не требуется доказывать недобросовестность контрагента.

Однако п. 1 и 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве не говорят о признании судом сделки недействительной по одному лишь формальному основанию. Само по себе совершение платежей в течение определенных периодов времени не свидетельствует о недействительности указанной сделки. Правовое значение имеет именно оказание предпочтения одному из кредиторов. Суд при рассмотрении дела должен исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, важные для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании (см. Определение Конституционного суда РФ от 02.07.2013 № 1047-О).

Сделка с предпочтением может быть оспорена и в том случае, если она была совершена и в более ранний, чем один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, срок, но при этом заявителю потребуется доказать больше обстоятельств.

Так, если сделка совершена в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, для признания ее недействительной как влекущей оказание предпочтения в наличии должны иметься следующие условия:

  • совершение сделки, влекущей нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, или же сделки, направленной на обеспечение исполнения обязательств перед отдельным кредитором, возникших до совершения оспариваемой сделки;

  • совершение сделки в пользу лица, которому было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, свидетельствующих об указанных признаках.

О таком знании может свидетельствовать:

1) неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке платежа;

2) известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);

3) осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом (п. 12 постановления № 63).

Законом закреплена презумпция осведомленности заинтересованного лица (перечислены в ст. 19 Закона о банкротстве) о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. Однако указанная презумпция применяется в отношении признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, но не в отношении обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, что сужает сферу ее применения.

Особенности разграничения составов

Таким образом, в отличие от правил ст. 61.2 Закона о банкротстве, для оспаривания сделки с предпочтением не требуется ни неравноценности встречного предоставления, ни цели причинить вред имущественным правам кредиторов. Однако здесь сложность может возникнуть с доказыванием субъективного элемента — осведомленности контрагента в случае, если сделка совершена в период от одного до шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Зачастую заявители по делу не могут доказать наличие осведомленности контрагента: в таком случае суд может использовать свои полномочия по самостоятельной правовой квалификации сделки и признать ее недействительной по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, даже в отсутствие соответствующих заявлений истца (см., например, определения ВС РФ от 26.12.2016 № 301-ЭС16-6637(2) по делу № А43-28914/2014 и от 18.11.2016 № 309-ЭС16-14163(2) по делу № А50-20422/2012).

В основном, разграничивая основания недействительности сделок по п. 2 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, суды опираются на различия в целях и последствиях совершенных сделок, зачастую используя ссылку на правовую позицию, изложенную ВАС РФ (см. постановления ФАС Уральского округа от 29.08.2013 № Ф09-7174/13 по делу № А50-15608/2011, АС Поволжского округа от 28.10.2016 № Ф06-3071/2015 по делу № А72-2183/2014, Западно-Сибирского округа от 14.05.2015 № Ф04-17111/2015 по делу № А02-712/2013). Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 № 4172/13 по делу № А43-21911/2010, в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве речь идет о сделках, совершенных с умыслом на причинение ущерба кредиторам, в то время как оспаривание по ст. 61.3 Закона о банкротстве предполагает нарушение интересов кредиторов преимущественным удовлетворением требования одного из кредиторов.

Подводя итог, стоит отметить, что при разграничении оснований для оспаривания сделок по п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.2, п. 1 и 2 ст. 61.3, п. 3 ст. 61.3 следует исходить:

  • из периода совершения спорной сделки;

  • цели совершения сделки;

  • последствий, которые повлекло за собой совершение оспариваемой сделки;

  • осведомленности контрагента о противоправности сделки.

Несмотря на трудности, с которыми сталкивается заявитель при оспаривании сделки должника-банкрота, указанный механизм является одним из наиболее действенных с точки зрения реального пополнения конкурсной массы и, как следствие, наиболее полного удовлетворения требований кредиторов. Данный институт позволяет противостоять выводу активов должника в предбанкротный период, а также способствует сокращению злоупотреблений при распределении конкурсной массы должника.