1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 39

Smart Cities предлагают включить в стратегии развития территорий

Масштабная программа пространственного развития России, предложенная президентом страны, предполагает активное развитие городов. Их управление должно строиться на основе модели Smart City, предполагающей широкое использование цифровых технологий и современных подходов к ЖКХ. Для формирования «умных городов» необходимо включать их в стратегии социально-экономического развития регионов и совершенствовать нормативно-правовую базу.

Предложение развернуть масштабную Программу пространственного развития России, включающую развитие городов и других населенных пунктов, и как минимум удвоить расходы на эти цели в предстоящие шесть лет сделал глава государства Владимир Путин в мартовском послании Федеральном собранию.

При разработке Программы эксперты, по оценке вице-президента Центра стратегических разработок (ЦСР) Натальи Труновой, данной на совещании, посвященном будущему городов в среднесрочной перспективе, выделяют несколько уровней пространственного развития: страна, метрополис и муниципалитет.

Для уровня городов сегодня актуален целый ряд острых проблем: рост миграции, избыточная плотность населения, транспортные проблемы, растущее экологическое давление, изменение требований жителей и бизнеса к качеству городской среды и предоставляемых услуг.

«В этих условиях происходит постепенный пересмотр подходов к управлению городским развитием, которое все больше опирается на передовые технологические решения и цифровизацию систем управления, — отмечают аналитики ЦСР в специальном докладе, посвященном технологиям развития „умных городов“.

— В идеальном представлении речь идет о переходе к интегрированной цифровой городской экосистеме, которая отвечала бы на возникающие вызовы, способствовала бы удовлетворению потребностей всех участников (жителей, бизнеса, властей и т. д.), а также обеспечивала бы более эффективную интеграцию отдельных элементов городской инфраструктуры».

Для определения такого перехода зачастую прибегают к термину «умный город» (Smart City). Данное понятие трактуется широко и по-разному, однако при любом подходе ключевая роль отводится информационно-телекоммуникационным технологиям, помогающим эффективно обеспечивать текущие процессы городской жизни и решать возникающие проблемы благодаря вовлечению граждан, бизнеса и властей.

Российский опыт в развитии «умных городов» нельзя отнести к передовому. В публикуемых международных рейтингах Россия, как правило, представлена слабо и не на первых позициях. Среди ключевых игроков на рынках технологий «умного города» фактически фигурирует лишь одна компания из России — Kaspersky Lab, предоставляющая решения в области кибербезопасности. Несмотря на это, сегодня в стране постепенно приходит осознание того, что реализация концепции «умного города» может привести к кардинальному повышению эффективности функционирования как отдельных элементов городской инфраструктуры, так и городов (городских сис­тем) в целом.

Разным городам — различные сценарии

Вопрос о возможных вариантах внедрения модели Smart City в российских регионах пока остается открытым. Выбор оптимального сценария во многом зависит от целей, которые перед собой ставит сам город или основные субъекты его развития, а также от стартовых условий развития цифровых технологий. Эксперты ЦСР предлагают несколько альтернативных подходов к цифровому переходу для российских городов.

Во-первых, децентрализованная модель цифрового перехода, которая применима для городов-миллионников и столичных мегаполисов — Москвы и Санкт-Петербурга. Она предполагает осуществление цифровой трансформации при участии большого количества бизнес-игроков в условиях значительной емкости рынка технологий «умного города».

Во-вторых, централизованная модель, допустимая для больших и средних городов, имеющих достаточный объем потенциального рынка для внед­рения технологий, но обладающих ограниченными ресурсами развития. Этот сценарий предусматривает, что основные процессы цифровой трансформации осуществляются централизованно при лидирующей роли органов местного самоуправления, мобилизующих максимальное число доступных ресурсов и вовлекающих в процесс значительное количество акторов — жителей и их объединений, бизнес-сообщество, технологические компании и др.

В-третьих, модель локальных действий, которая возможна для средних и малых городов. Она предполагает, что в условиях крайней недостаточности ресурсов цифровой трансформации подвергаются отдельные, наиболее проблемные инфраструктурные секторы или сферы городской экономики. Сама трансформация происходит в кооперации города с крупными бизнес- или технологическими игроками, зачастую в экспериментальном режиме.

Важным шагом на пути технологического перехода городских экосистем должно стать совершенствование нормативно-правового регулирования. При этом наиболее продуктивным на начальном этапе представляется применение специального правового регулирования, направленного на стимулирование внедрения соответствующих технологических решений.

Изменения должны затрагивать как общесистемные вопросы (разработка и принятие специального федерального закона «Об умных городах в Российской Федерации» и внесение соответствующих изменений в нормы гражданского и административного законодательства, законодательства в сфере связи и информационно-коммуникационных технологий), так и отдельные отрасли права (в сферах земельно-имущественных отношений, энергетики, транспорта и т. д.).

Очень важно провести ряд институциональных изменений на федеральном уровне, в частности, создать на уровне правительства координационный орган по вопросам развития «умных городов».

На уровне регионов и муниципальных образований эксперты ЦСР предлагают закрепить приоритеты цифровой трансформации городов в стратегиях социально-экономического развития территорий, которые сегодня разрабатываются практически во всех субъектах Федерации и многих муниципалитетах.

Особое внимание следует уделить становлению финансовых инструментов, обеспечивающих ресурсную поддержку реализации проектов умного города. Речь, прежде всего, идет о налоговых льготах, субсидиях и грантах в рамках профильных государственных программ, поддержке инициатив в области государственно-частного партнерства, а также о расширении применения инструментов краудфандинга.

Интересная деталь: широкая институционализация модели Smart City (появление профильных стандартов, возникновение национальных и международных ассоциаций и пр.) привела к формированию на глобальном уровне специализированного рынка соответствующих технологий. Причем эта ниша становится все более привлекательной для инвестиций со стороны целого ряда игроков (бизнеса, государства, местных сообществ и т. д.).

Объем данного рынка, по оценкам исследовательской компании Markets and Markets, в 2017 г. составлял 424,68 млрд долл., а к 2022 г. достигнет уже 1,2 трлн долл. Еще один прогноз сделали специалисты агентства Frost&Sullivan: рынок технологий «умного города» к 2025 г. достигнет 2,4 трлн долл.

Вузы стимулируют экономический рост

Отдельное внимание на совещании в ЦСР было уделено влиянию вузов на развитие городов. По словам эксперта ВШЭ Олега Лешукова, наличие сильных высших учебных заведений положительно сказывается на росте экономики городов и регионов, но отрицательно влияет на валовой региональный продукт (ВРП) соседних территорий, поскольку человеческий капитал традиционно концентрируется вокруг университетов.

«Необходимо, чтобы Томск и Новосибирск стали мировыми образовательными и научными центрами, но вместе с тем, чтобы соседние регионы не отстали в социально-экономическом развитии, и там тоже развивалось среднее и высшее образование», — подчеркнула Н. Трунова. В этих целях нужно подготовить рекомендации городам по развитию на их территориях учебных центров.

Дефицит высококвалифицированных кадров в городах, по мнению аналитиков Института территориального планирования «Урбаника», сегодня приводит к тому, что российские метрополии недостаточно включены в мировое разделение труда. Это, в свою очередь, сдерживает возможности роста и конкурентоспособность национальной экономики.