1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 27

Евразия: новые контуры экономического роста

Страны ЕАЭС по итогам нынешнего года продемонстрируют прирост экономики порядка 2,1%, прогнозируют эксперты Евразийского банка развития (ЕАБР). Для ускорения экономической динамики им предстоит повысить производительность труда, улучшить инвестиционный климат и снизить долю теневого сектора. Новым импульсом роста может стать Евразийское экономическое партнерство, соглашение о котором готовят Россия и Китай.

Экономический рост стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) по итогам 2018 г. составит 2,1%, отмечается в очередном обзоре ЕАБР. На фоне более быстрого, чем ожидалось, повышения экономической активности в I квартале они улучшили прогнозы по приросту ВВП Армении — до 5,6% и Беларуси — до 3,7%.

На перспективы экономики Кыргызстана повлияло снижение прогноза производства золота. Как следствие, прогноз экономического прироста на 2018 г. здесь сокращен с 4,2 до 3,4 %. В Таджикистане восстановление внутреннего спроса протекает медленнее, чем ожидалось ранее, поэтому оценки прироста на 2018 г. тут снижены с 7,4 до 7,0%.

Усиление санкций повлияло на пересмотр прогноза развития российской экономики на 2018 г., динамика которой, по мнению экспертов ЕАБР, будет равняться в текущем году 1,8% (в прежнем обзоре — 2%).

Немногим ранее глава Минэкономразвития Максим Орешкин представил в Госдуме уточненные макропоказатели на 2018 г. Министр напомнил, что с момента подготовки прошлого прогноза произошло много важных событий: новый раунд американских санкций и резкое укрепление доллара США к основным мировым валютам, события на нефтяном рынке.

В сентябре прошлого года номинальный уровень отечественного ВВП был заложен в размере 97,5 трлн руб.

В сентябре прошлого года номинальный уровень отечественного ВВП был заложен в размере 97,5 трлн руб. «Сейчас ожидается уровень более 100 трлн. Пересмотр связан, в первую очередь, с более высокой оценкой нефтяных цен», — пояснил г-н Орешкин. Он добавил, что в настоящий момент диапазон оценки прироста ВВП на этот год составляет 1,6—2,1%.

Кроме того, министр сообщил депутатам, что в связи с изменениями цены на нефть был пересмотрен обменный курс рубля. С учетом последнего раунда санкций и укрепления доллара на глобальном рынке текущая оценка составляет чуть больше 60 руб. за доллар.

М. Орешкин также напомнил, что инфляция в мартовском прогнозе МЭР оценивалась в 2,8%. «Сейчас ожидаем 2,7—3,2%», — отметил глава экономического ведомства.

Эффективность как драйвер роста

«Первая половина 2018 г. наглядно продемонстрировала значимость глобальных рисков, связанных с увеличением протекционизма, — подчеркивает главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик. — Усиление торгового противостояния США с ЕС и Китаем создает существенные риски для продолжения повышательной динамики мирового роста, что для стран ЕАЭС влечет дополнительные риски, связанные с возможной коррекцией цен на энергоносители. Помимо внешнеэкономических рисков вызовом для них в растущей степени становятся исчерпание прежних драйверов роста и необходимость поиска новых резервов для активизации динамики экономики».

В условиях достижения рекордно низких уровней инфляции, а также приближения ключевых ставок центральных банков крупнейших стран ЕАЭС к своим нейтральным значениям потенциал стимулирования экономической активности за счет импульсов денежно-кредитной политики сократился. Возобновление волатильности обменных курсов, а также сохранение среднесрочных инфляционных рисков (высокие инфляционные ожидания) создают дополнительные ограничения для монетарного стимула в краткосрочной перспективе. Поэтому для большинства стран Союза возрастает необходимость поиска дополнительных источников роста, которые позволят воспользоваться благоприятными факторами внешней конъюнктуры и укреплением интеграционных процессов в евразийском регионе.

Одним из возможных направлений макроэкономической политики в этих условиях может стать, по словам экспертов Банка, некоторое увеличение бюджетных расходов. В течение текущего года появилась перспектива усиления бюджетных стимулов роста на фоне анонсированных в России майских указов президента страны о дополнительном финансировании ряда приоритетных отраслей экономики, прежде всего, связанных с развитием человеческого капитала. По оценкам Минфина России, дополнительные расходы до 2020 г. могут составить до 8 трлн руб.

В Казахстане на фоне роста цен на энергоносители тоже наблюдается рост бюджетных расходов — в I квартале на 13,5% по сравнению с практически нулевым ростом за аналогичный период 2017 г. При этом опережающими темпами растут расходы на социальное обеспечение (почти на 20%), прежде всего на здравоохранение (на 23,6% год к году).

Тем не менее использование бюджетного рычага в стимулировании экономического роста упирается в ряд ограничений, в числе которых действие бюджетных правил в странах — экспортерах нефти, таких как РФ. Кроме того, в некоторых державах есть необходимость сокращения государственного долга, как в случае с Беларусью и Арменией.

Существенный рост расходов на фоне увеличения сырьевых цен может также привести к усилению зависимости экономик стран региона от волатильной динамики мировой конъюнктуры. Таким образом, поиск дополнительных двигателей роста стран ЕАЭС приводит к необходимости использования мер повышения эффективности экономики, роста производительности труда и улучшения инвестиционного климата.

«В этом отношении следует отметить, что в течение последнего года страны ЕАЭС активно принимали стратегии и программы среднесрочного и долгосрочного экономического развития, — напоминает г-н Лисоволик. — Особенно активно данный процесс развивался в Казахстане, где был анонсирован целый ряд программ. В 2017 г. продолжилась реализация программы индустриализации, принята комплексная программа „Цифровой Казахстан“. В 2018 г. утвержден комплексный Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 г., который направлен на обеспечение качественного и устойчивого роста экономики с целью повышения благосостояния людей до уровня стран ОЭСР. В марте 2018 г. президентом Казахстана озвучены пять социальных инициатив, которые включают в себя увеличение доступности ипотеки, а также высшего образования, снижение налоговой нагрузки для наиболее уязвимых слоев населения, расширение микрокредитования и газификации экономики страны».

В России Министерство экономического развития готовит меры по улучшению бизнес-климата: план «Трансформация делового климата» будет содержать 14 направлений, в том числе защиту прав собственности, развитие человеческого капитала, наращивание производительности труда, совершенствование корпоративного управления.

Потенциальным драйвером более высокого экономического роста в странах региона может стать снижение доли теневого сектора. По данным МВФ, доля теневой экономики в странах ЕАБР составляет: в Казахстане — 32,8% ВВП, Кыргызстане — 30,1, Беларуси — 32,4, Таджикистане — 37,8, Армении — 36, России — 33,7% ВВП. Из-за различий в подходах и методиках эти цифры отличаются от расчетов статистических ведомств государств. По оценкам Комитета по статистике Казахстана, доля ненаблюдаемой экономики в 2016 г. составила 25,8% ВВП, в Кыргызстане — 23,8%.

Вместе с тем при любом варианте расчетов уровень теневой экономики в странах ЕАЭС остается высоким, и сейчас есть все предпосылки для его сокращения. Снижение доли теневого сектора позволит стабилизировать бюджетные поступления, равномерно распределять доходы, станет важным фактором улучшения инвестиционного климата и экономической динамики в целом.

Евразийская интеграция может стать шире и глубже

Значимым импульсом роста может стать Соглашение о Евразийском экономическом партнерстве, обоснование для которого готовят Россия и Китай. Соглашение представляет особую важность, учитывая растущую роль Поднебесной в мировой экономике и увеличивающийся товарооборот с Россией и другими государствами ЕАЭС.

Документ будет сфокусирован на таких вопросах, как либерализация торговли товарами и услугами, стимулирование инвестиций, защита капиталовложений, передвижение физических лиц, электронная коммерция, интеллектуальная собственность, конкуренция, транспарентность, сохранение энергии и энергоэффективность, технико-экономическое сотрудничество, кооперация малых и средних предприятий.

В процессе подготовки конкретных элементов будущего Соглашения о Евразийском экономическом партнерстве планируется активное участие представителей компаний различных отраслей и экспертного сообщества. Предполагается, что развитие Евразийского экономического партнерства окажет позитивное влияние на динамику развития стран ЕАЭС.