1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 103

Судебная неустойка по требованию арбитражного управляющего: подходы и аргументы судов

Реформа Гражданского кодекса привнесла в правовое регулирование хозяйственных отношений много эффективных инструментов. Одним из них является судебная неустойка, которую суд может применить в случае неисполнения должником своих обязательств в натуре. Однако на практике даже самая общая норма общей части ГК РФ нередко толкуется судами неоправданно ограничительно. Так произошло и с практикой применения положений ст. 308.3 ГК РФ к требованиям арбитражных управляющих о предоставлении им документов должников их руководителями: поначалу суды отказывались применять судебную неустойку в подобных спорах, полагая, что к этим отношениям она применяться не может. Подробнее — в материале.

Законом на руководителей должника возложена обязанность передать арбитражному управляющему бухгалтерские и иные хозяйственные документы должника.

Цитируем документ

Не позднее 15 дней с даты утверждения временного управляющего руководитель должника обязан предоставить временному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Ежемесячно руководитель должника обязан информировать временного управляющего об изменениях в составе имущества должника.

Пункт 3.2 ст. 64 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)

Руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Абзац 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве

Однако на практике руководители не торопятся исполнять эту обязанность, а иногда и вовсе уклоняются от передачи арбитражному управляющему документов организации-банкрота. Отсутствие этих документов может существенным образом усложнить исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей.

Пример из практики

В деле № А41-34192/2015, которое дошло до рассмотрения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, бывший директор должника не передал конкурсному управляющему часть документов, подтверждавших дебиторскую задолженность контрагентов должника, сославшись на то, что они были утрачены при заливе помещения. Конкурсный управляющий попытался на этом основании привлечь директора к субсидиарной ответственности перед кредиторами должника, поскольку утрата указанных документов не позволила сформировать конкурсную массу и рассчитаться с кредиторами. Рассматривая этот спор, ВС РФ указал, что именно директор должен был доказать, что документы были утрачены не по его вине.

Определение ВС РФ от 07.05.2018 № 305-ЭС17-21627 по делу № А41-34192/2015

Арбитражный управляющий заинтересован в использовании всех имеющихся возможностей по стимулированию ответственных лиц к передаче документов. Одним из инструментов для такого стимулирования может быть судебная неустойка (ст. 308.3 ГК РФ). Однако на практике суды неоднозначно относились к инициативам арбитражных управляющих использовать судебную неустойку для понуждения к передаче документов. Разбираться в этом вопросе в итоге пришлось Верховному суду РФ.

Институт судебной неустойки

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» в Гражданский кодекс была введена ст. 308.3 под названием «Защита прав кредитора по обязательству», которая вступила в силу с 1 июня 2015 г.

Цитируем документ

В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1).

Пункт 1 ст. 308.3 ГК РФ

Спустя год, в марте 2016 г., Пленум ВС РФ принял постановление от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление № 7), в котором, среди прочего, даны разъяснения о порядке применения ст. 308.3 ГК РФ.

Из основных выводов указанных разъяснений применительно к рассматриваемому вопросу можно отметить следующие:

  • денежную сумму, присуждаемую на случай неисполнения судебного акта об удовлетворении требования об исполнения обязательства в натуре, предложено именовать судебной неустойкой;

  • цель установления судебной неустойки — побуждение должника к своевременному исполнению обязательства в натуре;

  • подчеркивается невозможность применения судебной неустойки к ситуациям неисполнения денежных обязательств;

  • судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей, она не может быть установлена по спорам административного характера, при разрешении трудовых, пенсионных, семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений между членами семьи, споров, связанных с социальной поддержкой.

Таким образом, сфера применения ст. 308.3 ГК РФ была сформулирована Пленумом ВС РФ в общем виде без закрепления конкретного перечня дел с неденежными требованиями, в рамках которых существует возможность взыскания судебной неустойки.

В судебной практике требование о взыскании судебной неустойки, к примеру, стало применяться в рамках дел по истребованию участниками документов у организации в рамках исполнения обязанности организации по предоставлению документов и информации участникам (см., например, постановления АС Московского округа от 31.07.2017 № Ф05-10620/2017 по делу № А41-78786/2016, Первого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2018 № 01АП-2706/2017 по делу № А43-31374/2016, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.05.2017 № 11АП-4296/2017 по делу № А65-7813/2016).

По сути, аналогичная по содержанию обязанность закреплена и в законодательстве о несостоятельности для руководителей должника, которые должны передать арбитражному управляющему документы, касающиеся хозяйственной деятельности должника. При таких обстоятельствах неудивительно, что арбитражные управляющие не преминули воспользоваться предоставленной, по их мнению, законом дополнительной возможностью, направленной в конечном итоге на пополнение конкурсной массы и на создание условий максимально эффективного исполнения возложенных на них обязанностей. Для этих целей при обращении с заявлениями об истребовании с руководителей должника документов арбитражные управляющие, ссылаясь на ст. 308.3 ГК РФ, одновременно стали заявлять требования о присуждении судебной неустойки за неисполнение обязанности по передаче документов в установленные сроки. Однако позиция арбитражных судов по этому вопросу сформировалась не в пользу арбитражных управляющих.

Судебная неустойка в процедуре банкротства: аргументы против

Арбитражные суды, признавая обоснованность требований арбитражных управляющих об истребовании документов у бывших руководителей должника, в присуждении судебной неустойки, тем не менее, отказывали, ссылаясь на то, что особый характер института истребования документов арбитражным управляющим должника от его прежних руководителей в рамках дела о признании должника банкротом исключает возможность применения подобного инструмента. В чем заключается логика судов, приходящих к подобным выводам?

По мнению арбитражных судов, действующим законодательством не предусмотрен институт присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта по требованию об обязании бывшего руководителя должника передать документацию организации-банкрота (см., например, постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 № 19АП-5158/2015 по делу № А48-5865/2014, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2016 № 13АП-24591/2016, 13АП-24589/2016 по делу № А56-42909/2014, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2016 № 17АП-16214/2016 по делу № А60-46483/2015).

По результатам рассмотрения спора об истребовании бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей суд в рамках дела о банкротстве принимает судебный акт, обязывающий ответчика совершить определенные действия, а также вправе выдать исполнительный лист на принудительное исполнение принятого судебного акта. Правовая цель передачи документации должника его руководителями арбитражному управляющему состоит в получении реальной возможности формирования конкурсной массы должника (путем оспаривания сделок, взыскания дебиторской задолженности, истребования имущества из чужого незаконного владения и прочее), из которой будут удовлетворяться требования его кредиторов.

Непередача документации должника влечет за собой особый вид ответственности — субсидиарную ответственность контролирующего должника лица, которая не может конкурировать с таким видом ответственности, как присуждение денежных средств за неисполнение судебного акта. Рассматривая требования о привлечении к субсидиарной ответственности, арбитражный суд исследует обстоятельства и причины непередачи документации, выясняет обстоятельства того, затруднила ли непередача (отсутствие) бухгалтерской и иной документации формирование и реализацию конкурсной массы, привело ли именно это обстоятельство к невозможности удовлетворения должником требований кредиторов (причинно-следственная связь).

На основании подобных доводов суды утверждали, что само по себе неисполнение определения арбитражного суда об истребовании документации должника у бывшего руководителя по смыслу правового регулирования института присуждения денежных средств за неисполнение судебного акта не может повлечь за собой применение судебной неустойки (см., например, постановление АС Центрального округа от 13.09.2016 № Ф10-4773/2015 по делу № А48-5865/2014).

Надо сказать, что при наличии в законодательстве ст. 308.3 ГК РФ в действующей формулировке, при наличии приведенных разъяснений Пленума ВС РФ о порядке ее применения до конца понять аргументацию судов, отказывающих во взыскании судебной неустойки при одновременном удовлетворении требований арбитражного управляющего об обязании бывших руководителей должника передать документы должника, затруднительно.

Подобная аргументация может послужить основанием для дальнейших дискуссионных утверждений, о которых следует упомянуть. Возможно, выводы судов связаны с проблемой тождественности содержания понятия «обязательство» и понятия «обязанность». Следует отметить, что Пленум ВС РФ в постановлении № 7 не вносит ясность в этот вопрос, используя в п. 30 при анализе ситуации с присуждением судебной неустойки как понятие «обязательство», так и понятие «обязанность».

Цитируем документ

Правила п. 1 ст. 308.3 ГК РФ не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств.

Поскольку по смыслу п. 1 ст. 308.3 ГК РФ судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей, она не может быть установлена по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства и гл. 24 АПК РФ, при разрешении трудовых, пенсионных и семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений между членами семьи, а также споров, связанных с социальной поддержкой.

Пункт 30 постановления № 7

Возможно, суды посчитали, что не все общие положения об обязательствах, установленные нормами ГК РФ, применимы к отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством). А возможно, суды исходили из невозможности дважды привлекать к ответственности за одно и то же нарушение гражданской обязанности.

Как бы то ни было, узнать истинную причину подобной квалификации судами рассматриваемых отношений вряд ли удастся, хотя это могло бы внести существенный вклад в понимание проблемы.

Судебная неустойка в процедуре банкротства: аргументы за

При подобном подходе арбитражных судов к требованиям арбитражных управляющих о взыскании судебной неустойки с бывших руководителей должника при непередаче документов должника ВС РФ рано или поздно должен был высказать свою позицию по этому вопросу. Так и произошло — в июле 2017 г. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ приняла Определение от 11.07.2017 № 307-ЭС16-21419 по делу № А56-42909/2014, в котором подробно рассмотрела вопрос о возможности взыскания судебной неустойки в подобной ситуации.

Верховный суд РФ констатировал, что требование арбитражного управляющего о взыскании судебной неустойки в случае уклонения бывшим руководителем должника от исполнения обязанности по передаче документов основано, по сути, на факте прекращения в силу закона корпоративных отношений между юридическим лицом — должником и гражданином, осуществлявшим функции единоличного исполнительного органа. Подобные отношения являются неотъемлемой частью процедуры передачи полномочий органа юридического лица от одного субъекта другому. Эта процедура выступает предметом гражданско-правового регулирования, и в ее рамках бывший директор продолжает нести обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). На такие отношения не распространяются ограничения, приведенные в п. 30 постановления № 7.

Тем самым ВС РФ квалифицировал отношения по передаче документов от бывших руководителей должника к арбитражному управляющему как корпоративные. А в силу п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, поскольку иное не установлено ГК РФ, иными законами или не вытекает из существа соответствующих отношений, общие положения об обязательствах применяются в том числе к требованиям, возникшим из корпоративных отношений. И квалификация рассматриваемых отношений как корпоративных подчеркивает возможность применения к ним ст. 308.3 ГК РФ. Рассматриваемые отношения не вытекают из спора административного характера, они не вытекают из трудовых, пенсионных и семейных, а также из связанных с социальной поддержкой споров. Обязанность по предоставлению руководителем должника документов арбитражному управляющему установлена в рамках гражданско-правовых отношений, то есть предполагает возможность присуждения судебной неустойки на случай ее неисполнения.

Далее в своих рассуждениях ВС РФ, основываясь на установленных в ст. 308.3 ГК РФ ограничениях ее применения, приходит к выводу, что иное правило ни ГК РФ, ни иными законами не установлено, оно не вытекает из существа упомянутых отношений, поэтому по смыслу ст. 307, 307.1, 308 ГК РФ общие положения об обязательствах подлежат применению к отношениям, связанным с передачей документации юридического лица ее бывшим руководителем, который утратил права по управлению организацией в момент открытия конкурсного производства, новому лицу, на стороне которого в этот момент соответствующие полномочия возникли, — конкурсному управляющему.

ВС РФ также подчеркнул, что само по себе наличие возможности привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по долгам возглавляемой им организации не является основанием для отказа в присуждении судебной неустойки. Уплата судебной неустойки не влечет прекращения основного обязательства, не освобождает от его исполнения в натуре, а также от применения мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение такого обязательства.

В приведенном деле ВС РФ рассмотрел ситуацию исполнения обязанности по передаче документов, возникшую в конкурсном производстве, где прекращаются полномочия руководителей должника. Между тем аналогичная по существу обязанность возникает и при процедуре наблюдения, несмотря на то что там руководители должника продолжают осуществлять свои полномочия. Представляется, что правило должно быть общим, допускающим возможность взыскания судебной неустойки и применительно к ситуации непередачи документов руководителем должника временному управляющему. Подтверждением подобного подхода служит позиция Пленума ВС РФ, изложенная в абз. 2 п. 24 постановления от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», согласно которой арбитражный управляющий, вне зависимости от того, в какой процедуре банкротства он действует, вправе требовать от руководителя по суду исполнения обязанности по передаче документов в натуре применительно к правилам ст. 308.3 ГК РФ.

Судьба института судебной неустойки в банкротстве

После указанного определения ВС РФ не должно остаться никаких сомнений, что при рассмотрении вопроса об истребовании конкурсным управляющим документов с бывших руководителей должника одновременно может быть поставлен вопрос о взыскании судебной неустойки за неисполнение судебного акта об обязании передать документы. Подтверждением этого подхода служит складывающаяся судебная практика (см., например, постановления АС Московского округа от 21.07.2017 № Ф05-8610/2017 по делу № А40-184541/2016, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2017 № 17АП-3757/2017 по делу № А60-37880/2016).

Остается надеяться, что подход, допускающий возможность присуждения судебной неустойки на случай непредоставления руководителями должника на основании судебного акта документации арбитражному управляющему, получит развитие и будет применяться вне зависимости от процедуры банкротства, а не только в рамках процедуры конкурсного производства.