1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 108

Как сократить последствия западных санкций

Как сократить последствия западных санкций

Введенные в начале апреля санкции США привели к снижению курса рубля, что может негативно повлиять на многие российские компании, закупающие за рубежом сырье и технологии. Правительство разработало специальный инструментарий, который может частично абсорбировать влияние санкций. Самым же действенным средством может стать более активный разворот отечественной экономики на Восток, где сегодня расположены главные центры экономического роста и развития технологий.

Американские санкции предусматривают запрет для компаний Соединенных Штатов на взаимодействие с российскими корпорациями и лицами, попавшими в новый список. Так, представители американского бизнеса должны завершить до 5 июня 2018 г. все транзакции по соглашениям, заключенным до 6 апреля с 12 российскими компаниями, и до 7 мая — с компаниями «РУСАЛ», EN+, «Группой ГАЗ».

На введение новых западных санкций в первую очередь отреагировали российский валютный и фондовый рынки. Так, уже через четыре дня после объявления ограничительных мер максимальное значение биржевого курса доллара составило 65 руб. (в дальнейшем курс «американца» снизился и на середину недели с 23 по 29 апреля составлял порядка 62 руб. за доллар). Кроме того, индексы ММВБ и РТС просели в ходе торгов на 9—11% вследствие распродажи российских активов (через несколько дней они частично восстановились).

Среди долгосрочных эффектов от введения западных санкций эксперт Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Юрий Зайцев в апрельском «Мониторинге экономической ситуации в России» выделяет отток финансовых средств, рост убытков отечественных компаний, попавших в черные списки, и снижение их капитализации.

В наиболее уязвимом положении в связи с новыми санкциями окажется российская алюминиевая промышленность, в частности компания «Русал», экспорт которой может снизиться на 20% в связи с потерей части внешних рынков. К примеру, компания уже не может поставлять продукцию в США, а Лондонская биржа металлов отказалась от сотрудничества с ней. Бизнес также может лишиться части своих клиентов и из других стран, которые могут начать избегать транзакций с «токсичной» компанией.

«Возвращению российского капитала могут помочь запущенные государством инструменты — суверенные еврооблигации, а также новые российские офшорные зоны, — отмечает Ю. Зайцев. — Перечень механизмов поддержки может быть и расширен в зависимости от специфики потребностей компаний. Так, к их числу могут быть добавлены льготные экспортные кредиты, налоговые льготы, субсидированные кредиты через институты развития, предоставление преференциального доступа к госзакупкам и к инвестиционным контрактам, а также новый институт по борьбе с последствиями санкций».

Вместе с тем западные санкции могут повлиять на текущую деятельность широкого круга российских производственных компаний, которые могут пострадать в результате снижения курса рубля, поскольку закупают сырье и материалы в других странах. За рубежом они также приобретают новое оборудование и современные технологии.

В ходе опросов, проведенных Институтом экономической политики им. Егора Гайдара, руководители производственных предприятий неоднократно отмечали, что им для успешной работы нужен курс валюты на уровне 51—52 руб. за доллар.

Пока не совсем понятно, намерено ли правительство оказывать какую-либо поддержку этой самой массовой категории отечественных предприятий или они будут вынуждены гасить возникающие в результате снижения курса рубля дополнительные расходы за счет повышения цен на свою продукцию и, соответственно, потребителей.

Между тем самым эффективным средством сокращения последствий западных санкций может стать более активный разворот российской экономики на Восток и к развивающимся странам в других регионах. Так, по данным Всемирного Банка, опережающие темпы роста экономики развивающихся стран уже в 2008 г. привели к тому, что их ВВП по паритету покупательной способности превысил аналогичный показатель развитых государств, составив 42,7 трлн международных долларов (40,8 трлн межд. долл. у развитых стран).

В последние годы развивающиеся страны стали не только лидерами по уровню темпов экономического роста, но и начали обгонять развитые государства в сфере разработки и внедрения новых технологий. Так, производственные компании из стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), по оценке консалтинговой фирмы PricewaterhouseCoopers, более активно, чем предприятия из развитых государств, реализуют комплексные программы цифровизации своего бизнеса. Статуса «цифрового чемпиона» в регионе АТР достигли 19% производственных компаний по сравнению с 11% предприятий в Северной Америке и 5% — в Европе.