1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 636

Права акционеров на голосование: в каких случаях они могут быть ограничены?

По общему правилу акции предоставляют своим владельцам две группы прав — право на получение части дохода компании и право на участие в управлении делами общества. Объем и возможность реализации права на управление делами общества зависят от различных обстоятельств. О праве акционеров на голосование и случаях, когда это право может быть ограничено, читайте в материале.

Голосующей акцией акционерного общества в соответствии со ст. 49 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) является обыкновенная или привилегированная акция, предоставляющая акционеру — ее владельцу право голоса при решении вопроса, поставленного на голосование.

Разные категории (типы) акций предоставляют различный объем корпоративных прав. Обыкновенные акции по общему правилу предоставляют их владельцу право голоса на общем собрании акционеров. Однако при определенных обстоятельствах обыкновенные акции становятся неголосующими. В свою очередь акционеры — владельцы привилегированных акций обычно не обладают правом голоса на общем собрании, за исключением особых обстоятельств, перечень которых изложен в ст. 32 Закона об АО.

Предоставление права голоса в этих случаях зависит в том числе от типа привилегированных акций.

Так, акционеры — владельцы всех типов привилегированных акций участвуют в общем собрании акционеров с правом голоса при решении вопросов:

  • о реорганизации и ликвидации общества;

  • связанных с делистингом;

  • об обращении в Банк России с заявлением об освобождении общества от обязанности осуществлять раскрытие или предоставление информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах.

Акционеры — владельцы привилегированных акций определенного типа приобретают право голоса при решении на общем собрании акционеров вопросов о внесении изменений и дополнений в устав общества, ограничивающих права акционеров — владельцев привилегированных акций этого типа, а также о предоставлении акционерам — владельцам привилегированных акций иного типа преимуществ в очередности выплаты дивидендов и (или) ликвидационной стоимости акций. Владельцы привилегированных акций определенного типа имеют право голоса и в некоторых иных случаях, предусмотренных Законом об АО.

В каких случаях права акционеров на голосование на общем собрании акционеров могут быть ограничены?

Законом об АО установлен ряд случаев, когда у акционера право голоса не возникает, например:

  • акция, принадлежащая учредителю общества, не предоставляет право голоса до момента ее полной оплаты, если иное не предусмотрено уставом общества (ст. 34 Закона об АО); если устав общества не предоставил таким акциям право голоса, то в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ они также не учитываются при определении кворума общего собрания (подп. 2 п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об акционерных обществах“»);

  • не предоставляют право голоса акции, право собственности на которые перешло к обществу (ст. 34, п. 4.1 ст. 17, п. 3 ст. 72, п. 6 ст. 76 Закона об АО); такие акции также не учитываются при определении кворума;

  • при голосовании по вопросу об одобрении сделки с заинтересованностью не предоставляют право голоса акции, принадлежащие заинтересованному лицу (п. 4 ст. 83 Закона об АО); такие акции также не учитываются при определении кворума;

  • с момента приобретения более 30, 50 или 75% общего количества акций публичного общества и до даты направления в публичное общество обязательного предложения принадлежащие лицу и его аффилированным лицам акции сверх 30, 50 или 75% соответственно не предоставляют право голоса на общем собрании акционеров и при определении кворума не учитываются (п. 6, 7 ст. 84.2 Закона об АО);

  • акции, принадлежащие членам совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицам, занимающим должности в органах управления общества, не могут участвовать в голосовании при избрании членов ревизионной комиссии (ревизора) общества (п. 6 ст. 85 Закона об АО); такие акции также не учитываются при определении кворума;

  • право голоса на общем собрании акционеров не предоставляется при приобретении акций за пределами даты, установленной в соответствии с п. 1 ст. 51 Закона об АО, при составлении списка лиц, имеющих право на участие в этом общем собрании акционеров.

В исключительных случаях установление ограничений прав на голосование допускается и в уставе общества. Так, уставом непубличного общества могут быть установлены ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, их суммарной номинальной стоимости, а также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру (п. 3 ст. 11 Закона об АО). Акции сверх установленного порога не предоставляют право голоса и не учитываются при определении кворума.

Следует отметить, что самостоятельное ограничение эмитентом прав на голосование, даже в случае приобретения акций с нарушением законодательства, недопустимо, что подтверждается и судебной практикой (см., например, постановление ФАС Московского округа от 18.10.2000 № КА-А40/4780-00).

Помимо закона и устава общества права акционера на голосование могут быть ограничены судом. При этом следует различать ограничение корпоративных прав, предоставляемых акцией, и ограничение вещных прав на акцию. Так, исходя из разъяснения, данного Президиумом ВАС РФ в п. 1 информационного письма от 24.07.2003 № 72 «Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг», наложение ареста на акции (ограничение права на распоряжение акциями) без прямого запрета на пользование акциями и осуществление удостоверенных ими прав по участию в управлении акционерным обществом не ограничивает права акционера на голосование (см. также постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 15.03.2007 № Ф08-1133/2007 по делу № А53-7785/2006-С4-11, от 12.05.2006 № Ф08-1905/2006 по делу № А53-17968/2005-С4-41).

Ограничение прав на голосование может быть установлено судом в качестве самостоятельной обеспечительной меры или дополнительно при наложении общего ареста на акции. Следует отметить, что Президиум ВАС РФ в приведенном выше информационном письме от 24.07.2003 № 72 разъяснил, что при введении судом ограничений на осуществление акционером каких-либо из прав, удостоверенных арестованными акциями, не может быть установлен запрет на созыв общего собрания акционеров, так как подобная мера препятствовала бы осуществлению деятельности высшего органа управления акционерного общества (п. 1). Данный подход корреспондирует позиции, изложенной ранее в постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2001 № 12 «О вопросе, возникшем при применении Федерального закона „Об акционерных обществах“», согласно которому при рассмотрении дел об обжаловании решений органов управления акционерного общества судья или суд не вправе запрещать проведение общего собрания акционеров, поскольку это противоречит ст. 31 Конституции РФ, а также нарушает право акционеров, не обжалующих решения органов управления акционерного общества, на участие в общем собрании акционеров, предоставленное им Законом об АО (ст. 31, 32).

Каковы последствия ограничения права голоса?

Ограничение права голоса по акциям имеет значение при определении кворума общего собрания акционеров/кворума по отдельным вопросам общего собрания.

По смыслу п. 1 ст. 58 Закона об АО кворум общего собрания акционеров — это минимальное допустимое количество голосов, принадлежащее акционерам, участвующим в собрании, которое является достаточным для его проведения в соответствии с законом. Кворум общего собрания акционеров можно выразить дробью, где в числителе отражено количество голосов, принадлежащих владельцам акций, принявшим участие в собрании, а в знаменателе — общее количество голосов, предоставляемых размещенными голосующими акциями общества. Кворум общего собрания акционеров имеется, если значение дроби превышает 0,5.

Голосующие акции различны по своей природе. Различают акции, которые предоставляют право голоса по всем вопросам компетенции общего собрания акционеров (например, обыкновенные акции, находящиеся в обращении), и акции, которые предоставляют право голоса только по отдельным вопросам компетенции общего собрания (например, привилегированные акции всех типов при принятии решения о реорганизации, ликвидации общества, обращении с заявлением об освобождении общества от обязанности раскрывать или предоставлять информацию, предусмотренную законодательством РФ о ценных бумагах). Кроме того, в определенных обстоятельствах право голоса по акции может быть ограничено в силу ее принадлежности определенному субъекту (например, акции, принадлежащие членам совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицам, занимающим должности в органах управления общества, не могут участвовать в голосовании при избрании членов ревизионной комиссии (ревизора) общества). Если по отдельным вопросам повестки голосует разный состав голосующих, вместо единого кворума общего собрания акционеров, применимого ко всем вопросам повестки дня, отдельно определяется кворум по каждому вопросу повестки дня.

При определении кворума общего собрания акционеров/кворума по вопросу повестки дня, по мнению А. Глушецкого1, следует различать две ситуации:

  • изменение прав, удостоверяемых ценной бумагой, то есть трансформация голосующих акций в неголосующие (акции, выкупленные обществом, разместившим эти ценные бумаги, становятся неголосующими), или, наоборот, трансформация неголосующих акций в голосующие (привилегированные акции определенных типов в случаях, установленных законом, трансформируются в голосующие акции); при этом неголосующие акции не должны учитываться ни в числителе, ни в знаменателе дроби при определении кворума;

  • акции остаются голосующими, но их владелец ограничен в возможности пользоваться правом голоса по ним в силу законодательного запрета или судебного акта; в этом случае сам по себе объем прав, предоставляемых акцией, не изменяется, а ограничения на голосование связаны с субъектом прав; в этом случае при определении кворума акции не учитываются только в числителе дроби.

Частично этот подход нашел отражение в судебной практике (см., в частности, Определение ВАС РФ от 03.04.2008 № 1154/08 по делу № А05-3791/2007, постановления ФАС Московского округа от 05.09.2006 № КГ-А40/7703-06 по делу № А40-67891/05-81-420, Центрального округа от 09.06.2010 № Ф10-2161/10 по делу № А68-6045/09). В соответствии с п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.07.2003 № 72 голосующие акции, принадлежащие акционеру, которому арбитражный суд запретил голосовать этими акциями на общем собрании акционеров по одному из вопросов повестки дня, должны учитываться при определении кворума для принятия решения по соответствующему вопросу.

Между тем в законодательстве указанный выше подход последовательно не реализован. В соответствии с Законом об АО и п. 4.20 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров (утв. приказом ФСФР России от 02.02.2012 № 12-6/пз-н) в случаях законодательного запрета на голосование акции, как правило, не учитываются при определении кворума. Например, при определении количества размещенных (находящихся в обращении и не являющихся погашенными) голосующих акций общества на дату составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании, не учитываются акции, которые составляют более 30, 50 или 75% общего количества размещенных обыкновенных акций открытого общества, а также привилегированных акций открытого общества, предоставляющих право голоса в соответствии с п. 5 ст. 32 Закона об АО, если такие акции принадлежат лицу, которое обязано сделать обязательное предложение и которое не направило обязательное предложение в открытое общество, а также его аффилированным лицам.

С одной стороны, такой подход фактически позволяет нарушителю, не направившему обязательное предложение, уменьшить общее количество голосующих акций и при определенных обстоятельствах самостоятельно обеспечить наличие кворума. С другой стороны, если бы такие акции рассматривались как голосующие и учитывались при определении кворума, то на практике в определенных случаях это могло бы привести к невозможности осуществления высшим органом управления акционерным обществом своих полномочий в связи с невозможностью обеспечения кворума для проведения собрания и принятия решений по вопросам повестки.

Что касается последствий судебного запрета на голосование, как было указано выше, при наложении судебного запрета на голосование по одному из вопросов повестки дня акции должны учитываться при определении кворума для принятия решения по соответствующему вопросу, то есть остаются голосующими.

Добровольное ограничение акционером своих прав на голосование при заключении корпоративного договора (акционерного соглашения)

В соответствии со ст. 32.1 Закона об АО по акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться (отказываться) от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться (отказываться) от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества.

До введения указанной статьи Федеральным законом от 03.06.2009 № 115-ФЗ обязательства по осуществлению права голоса на собраниях акционеров, как правило, признавались судами недействительными как предполагающие недопустимый отказ от права, ограничение правоспособности и права голосовать на свое усмотрение (см., в частности, постановления ФАС Московского округа от 03.10.2007 № КГ-А40/9123-07 по делу № А40-77840/06-17-491, от 30.05.2011 № КГ-А40/4971-11-П по делу № А40-140918/09-132-894). В настоящее время правомерность обязательств по голосованию основана непосредственно на положениях Гражданского кодекса РФ (ст. 67.2) и Закона об АО (ст. 32.1).

В акционерное соглашение могут быть включены следующие вопросы и условия по голосованию.

Формирование органов общества. В соответствии с п. 2 ст. 67.2 ГК РФ корпоративный договор не может определять структуру и компетенцию органов общества, порядок принятия ими решений (это определяется законом и уставом). Однако если закон допускает изменение структуры органов общества и их компетенции в уставе (то есть законодательное регулирование диспозитивно), то в договоре можно установить обязанность его сторон проголосовать на общем собрании за включение в устав положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию.

Акционерное соглашение не может устанавливать право определенных акционеров назначать членов совета директоров или правления, поскольку закон императивно определяет, что члены этих органов избираются общим собранием акционеров. Но договор может предусматривать обязанность его стороны голосовать за определенных согласованных кандидатов, в том числе за кандидатов, выдвигаемых другой стороной.

Распределение прибыли. Стороны могут договориться согласовывать до проведения общего собрания акционеров порядок распределения прибыли и поддерживать на собрании предложенный ими вариант.

Эмиссия дополнительных акций. Стороны могут договориться поддерживать только согласованный ими вариант эмиссии.

Реорганизация общества. Стороны могут договориться поддерживать только согласованный ими вариант реорганизации.

Внесение изменений и дополнений в устав и внутренние документы общества, принятие устава общества и внутренних документов в новой редакции. Стороны могут договориться поддерживать только согласованные ими варианты.

Иные вопросы управления обществом, в которых возможны согласованные действия акционеров.

Судебной практикой признаются допустимыми следующие положения корпоративных договоров о форме и порядке совместного осуществления права голоса на общем собрании акционеров/участников:

  • обязанность письменно согласовывать друг с другом голосование по всем вопросам компетенции общего собрания, в том числе по вопросам, результаты голосования по которым прямо или косвенно могут привести к уменьшению количества активов акционерного общества, а также к уменьшению процентного соотношения акций и/или голосов, принадлежащих акционеру, по отношению к общему количеству акций выпуска и/или голосов, вопросам увеличения уставного капитала (см., в частности, постановления АС Московского округа от 04.04.2017 № Ф05-7372/2013 по делу № А40-65834/11, от 28.11.2017 № Ф05-17142/2017 по делу № А40-56423/14);

  • обязанность следовать многоэтапной процедуре согласования позиций перед общим собранием: выработка общего (совместного) решения о голосовании по каждому вопросу повестки дня общего собрания акционеров, подписание декларации о голосовании, введение моратория на участие в общем собрании без согласованной позиции, назначение медиатора для определения обязательных для сторон вариантов голосования (см., в частности, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2014 № 06АП-6954/2013 по делу № А73-8807/2013);

  • обязанность голосовать так же, как голосует другой участник собрания (см. постановление АС Уральского округа от 11.12.2015 № Ф09-8712/15 по делу № А60-12804/2015).

Последствием нарушения акционером установленных акционерным соглашением обязательств по голосованию определенным образом может быть не только взыскание с него убытков, но и признание решения собрания акционеров недействительным (при условии, что нарушенное акционерное соглашение было подписано всеми акционерами).

Таким образом, действующее законодательство позволяет достаточно гибко структурировать корпоративные отношения, в том числе путем использования такого механизма, как право голоса, что создает благодатную почву для структурирования сделок и создания совместных предприятий в рамках российского права.

1 Глушецкий А.А. Кворум общего собрания акционеров — новые правила определения // Экономика и жизнь, 2012, № 34.