1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 26

Страсти по колионам

В лихие 90-е россияне, казалось бы, уже получили «прививку» от различных незаконных схем отъема у них денежных средств. Однако, как свидетельствует современная судебная практика, жизнь наших граждан мало чему учит и они продолжают наступать на одни и те же грабли. К счастью, авантюры не всегда заканчиваются плачевно, но, ввязываясь в сомнительные схемы, люди сталкиваются с серьезным риском утраты сбережений.

Самобытность в расчетах

В нашей стране предприимчивые дельцы всегда изыскивают лазейки и обходные пути для реализации своих сомнительных коммерческих замыслов и вовлечения в них доверчивых людей. Последние же в погоне за «длинным рублем» напрочь забывают о простой осторожности и стремятся получить максимальную выгоду, закрывая глаза на существенные риски.

Причем действия авантюристов далеко не всегда можно считать мошенничеством, поскольку некоторые из них свои обязательства в рамках работы по незаконной схеме исполняют в полном объеме. Они могут «добросовестно заблуждаться» относительно легальной возможности использования тех или иных приемов при ведении коммерческой деятельности либо иметь собственное видение относительно действующего публичного правопорядка, понимая существующие правовые нормы по-своему. Достаточно показательным в этом плане можно назвать деятельность жителя деревни Колионово Егорьевского района Подмосковья, занимающегося фермерством и внедрившего свою собственную местную «валюту» для проведения расчетов с соседями.

«Валюта» под названием «колионы» была придумана им с целью ухода от осуществления денежных расчетов и обращения за кредитными ресурсами. Колионы свободно «ходили» по деревне и использовались жителями как средство платежа по различным сделкам. Изначально фермер напечатал локальные «деньги» большим тиражом, и затем они по схеме «один колион = 50 руб.» могли свободно обмениваться жителями деревни на товары, работы или услуги. На бланке каждого колиона в шутливой форме было указано, что он является собственностью казны деревни Колионово и обеспечивается ресурсами последней, не подвержен инфляции, девальвации, стагнации и др.

Деревенскую «валюту» предприниматель рассматривал как инструмент преодоления кризиса, поскольку, в отличие от национальной денежной единицы, колионы, по его мнению, не обесценивались. Например, за пять колионов можно было приобрести целое ведро картофеля, а за 50 –хорошего гуся, и со временем их стоимость в колионах не изменялась. Сами отношения участников расчетов были основаны на взаимном доверии и признании своей локальной «валюты» в качестве средства платежа.

Источник «фондирования»

Использование колионов позиционировалось предпринимателем как финансирование, привлекаемое за счет жителей деревни, которые выкупали у него «валюту» в период посевных работ, когда у фермера не было ни денег, ни урожая. Кредит под высокие ставки в банке ему брать было невыгодно, а колионы позволяли всем желающим совершать взаимовыгодные сделки: коммерсант мог привлекать денежные средства без какого-либо обеспечения, а жители могли использовать выданные им красивые бумажки в расчетах.

Участники этой локальной системы расчетов доверяли друг другу, поскольку все они жили в одной деревне и могли решить все спорные вопросы полюбовно.

Погрузившись в эту «идиллию», деревенские жители, однако, совершенно забыли о том, что выпуск любых денег в обращение является исключительным правом государства в лице компетентного органа, которым в нашей стране является Банк России. Соответственно, использование любых денежных суррогатов нарушает требования закона, какой бы безобидной на первый взгляд эта затея, как в случае с жителями деревни Колионово, не казалась.

Кроме того, запущенная предприимчивым фермером в оборот локальная «валюта» ничем не была обеспечена, поэтому исполнение принимаемых им на себя обязательств было основано исключительно на его доброй воле. Все жители деревни рисковали своими сбережениями, приобретая на них бумажки, не имеющие силы законного средства платежа.

Суд да дело

Именно по этой причине с такой практикой не согласилась прокуратура, которая обратилась в суд с иском о признании деятельности предпринимателя незаконной, запрете изготовления колионов и их оборота. Требования прокуратуры в суде поддержали представителя Банка России, Минфина России и ряд экспертов с финансово-экономическим образованием, опрошенные в ходе судебного разбирательства.

Сам фермер в ходе судебного разбирательства пояснил, что отпечатанные им типографским способом колионы являются его личными долговыми расписками «с фиксированной стоимостью товара» и у их обладателя есть только право на получение товаров, работ или услуг в заранее оговоренном объеме, но нет права получить назад обменянные на колионы рубли.

Между тем выпущенные фермером колионы по форме и содержанию не отвечали признакам, позволяющим определить их в качестве долговой расписки или иного долгового документа, удостоверяющего наличие какого-либо гражданско-правового обязательства. Напротив, колионы использовались при совершении гражданско-правовых сделок в качестве собственных денег на локальной территории и являлись денежными суррогатами. По существу они выступали в качестве средства платежа, используемого в обращении и при расчетах наряду с законными платежными средствами, но не отвечающего при этом признакам законно введенных в обращение денег (валюты РФ) и не предусмотренного законом, выполняя вместе с тем определенные функции денег. В силу ст. 27 Федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» официальной денежной единицей (валютой) РФ является рубль, при этом введение на территории РФ других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются.

Соглашаясь с иском прокуратуры, суд отметил, что колионы не отвечают признакам законного платежного средства, поскольку не обладают такими важными свойствами, как физическая надежность, ликвидность, способность сохранять свою стоимость, санкционированность государством, которое обладает монополией на выпуск денег в обращение. В итоге деятельность фермера по выпуску и обороту колионов была признана судом незаконной (Апелляционное определение Московского областного суда от 28.09.2015 по делу № 33-23296/2015).

Действительно, кажущаяся безобидной и даже комичной локальная система расчетов, созданная предприимчивым фермером, на деле создавала существенные риски для его соседей по деревне, которые взамен реальных денег получали ничем не обеспеченные бумажки и зависели от его доброй воли. Такая ситуация не могла не привлечь внимание правоохранительных органов, поэтому деятельность фермера и была пресечена.

Неугомонные «изобретатели»

Однако, если кто-то из наших уважаемых читателей подумал, что после судебного запрета на хождение колионов фермер успокоился, то ошибся. Предприниматель придумал обходной путь, запустив колионы в «безналичном» виде, а само слово «колион» дополнил твердым знаком в конце, таким образом формально обойдя запрет, введенный судебным решением, и, видимо, радуясь своей находчивости.

До настоящего времени иных судебных актов по этому делу, насколько нам известно, не выносилось, однако в случае, если деятельность предприимчивого деревенского жителя станет более активной, не исключено, что она снова привлечет к себе внимание правоохранительных органов.

Оценивая правовую природу «расписок», как называл их сам фермер в судебном заседании, следует отметить, что колионы очень своеобразно оформляют взаимные долговые обязательства участников соответствующей системы расчетов. «Безналичные» колионы могли выглядеть как записи в таблице, размещенной в локальной сети, к которой у всех участников расчетов имелся доступ. Вместе с тем, хотя фермер и называл свои колионы «долговыми расписками», по факту таковыми они не являлись, поскольку никаких существенных условий какой-либо сделки цветные бумажки, отпечатанные типографским способом, не содержат.

На деле они представляли собой «фантик», имитирующий денежный знак, напоминающий печально известные билеты пирамиды «МММ». Разница между ними заключалась лишь в том, что в организаторы последней обещали вкладчикам солидные денежные дивиденды, а колионы предоставляли условную возможность накупить овощей, гусей и иного добра, попросить кого-то из соседей наколоть дров или выполнить иные работы по хозяйству.

В России едва ли найдется человек, который ни разу не слышал об афере «МММ»: «благодаря» смекалке ее организаторов, в 1990-е годы свои сбережения потеряли огромное количество людей по всей стране. Несколько лет назад Сергей Мавроди предпринял попытку возродить финансовую пирамиду, и, несмотря на предыдущий печальный опыт, вновь нашлось немало наших сограждан, заинтересовавшихся возможностью быстро заработать за чужой счет. Правда, горе-инвесторы забывают о том, что высокие проценты на переданные в пирамиду денежные средства они могут получить лишь за счет вновь прибывающих вкладчиков и так будет только до тех пор, пока этот поток не иссякнет. Как только в пирамиду перестают поступать новые деньги, она рушится: поскольку у ее организаторов больше нет денег на дальнейшие выплаты, вкладчики теряют свои вложения.

Попытка взыскать утраченные сбережения обречена на провал, поскольку граждане действовали на свой страх и риск, должны были предполагать вероятность утраты своих денег. Их не удастся получить ни от владельцев пирамиды, ни от других участвовавших своими накоплениями в ее построении граждан.

Достаточно емкое и содержательное определение схемы «МММ» дано в Апелляционном определении Омского областного суда от 09.09.2015 по делу № 33-6378/2015. Суд охарактеризовал ее, как «самоорганизующееся неформальное объединение физических лиц, обменивающихся между собой денежными знаками без всяких документов, подписей, гарантий, обещаний, на основе полного взаимного доверия, с целью получения прибыли».

Схема «МММ» вне зависимости от способа размещения денежных средств является финансовой пирамидой, основными особенностями которой являются:

–обещанный высокий доход;

–отсутствие инвестиционной и иной коммерческой деятельности, способной генерировать реальный доход для процентных выплат вкладчикам.

В связи с последним обстоятельством заявленный доход (выигрыш) может перечисляться участникам схемы «МММ» только путем привлечения денежных средств новых вкладчиков, поскольку иных источников финансирования у пирамиды не имеется.

Лица, регистрирующиеся на сайте системы «МММ», перед началом процесса знакомятся с условиями ее функционирования, где им сообщается о высоком риске участия в ней вплоть до полной утраты своих денег, поскольку имеющихся в пирамиде средств на всех может не хватить. Перечисляя деньги, вкладчики действуют на свой страх и риск в ситуации, когда между ними и получателями средств отсутствуют какие-либо обязательства.

Без судебной защиты

Возникновение в описанной ситуации судебного спора о возврате денег повлечет применение п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса РФ (далее –ГК РФ), который исключает взыскание в качестве неосновательного обогащения денежных средств или иного имущества, переданного в счет несуществующего обязательства.

Поскольку вкладчик перечисляет свои деньги другим участникам пирамиды добровольно и в отсутствие каких-либо гарантий их возврата, а также соответствующих обещаний со стороны других лиц, то он лишается возможности принудительного взыскания внесенных средств в судебном порядке.

В подобных обстоятельствах целью перечисления денег является их вложение в систему и получение процентов на внесенные суммы в зависимости от периода, на который они размещены. Следовательно, в данном случае имеет место соглашение о выигрыше, то есть речь идет об азартной игре, а требования граждан, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите. Исключение составляют только требования лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы либо злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари (п. 1 ст. 1062 ГК РФ).

Таким образом, никакой юридической силы такие бумажки, как билеты «МММ» или колионы, не имеют. Участникам гражданского оборота следует избегать использования денежных суррогатов, против которых выступили регуляторы финансового рынка, поскольку для них это сопряжено с неоправданными рисками. Использовать следует только те денежные единицы, которые имеют официальное хождение на территории нашей страны, поскольку, как справедливо в свое время указывал русский юрист и цивилист Габриэль Шершеневич, «единственно только государство способно внушить доверие к достоинству выпускаемой монеты, чеканка ее составляет всюду государственную регалию»1.

Передав реальные деньги, товары, иное имущество, выполнив работы или оказав услуги в обмен на колионы (неважно – в наличной или безналичной форме), гражданин получает ничем не обеспеченное обещание что-то для него сделать. Никаких требований к своему должнику он не приобретает, все основано на добрососедских отношениях и честном слове. Соответственно, эмиссия и оборот таких бумажек больше похожи на детские шалости, только эта игра может закончиться для ее участников весьма плачевно.

В приведенном примере выбор относительно того, стоит ли доверять своему соседу или надежнее все-таки использовать «традиционные» расчетные инструменты, в любом случае остается за жителями деревни Колионово. Мы же в заключение отметим, что использование денежных суррогатов, не санкционированных государством, в любом виде будет признаваться незаконным.

1 Подробнее см.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. М. : Статут, 2003. Т. II.